О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Законодательная регламентация альтернативного разрешения споров

Авторы: Петренко Н.П., заместитель председателя Арбитражного суда Челябинской области;
              Хоронеко М.Н., помощник судьи Арбитражного суда Челябинской области
Журнал "Арбитражная практика" № 08 (41) 2004, август 

В последнее время в России повысился интерес к несудебным процедурам урегулирования споров. Это проявляется прежде всего в обращении к опыту других государств, где подобные формы хорошо развиты и положительно себя зарекомендовали. В российской правовой теории даже появился термин «альтернативное разрешение споров». Альтернативные формы разрешения экономических споров являются одним из способов совершенствования судебной системы, не за­меняющие ее, а существующие параллельно с ней и способные разгрузить государственные суды[1].

Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ В.Ф. Яковлев выделяет следующие альтерна­тивные способы разрешения экономических споров: переговоры сторон; переговоры сторон, но при помощи посредника; мировое соглашение; третейский суд[2].

 

Как отмечает Е. И. Носырева, для большин­ства альтернативных процедур, основанных на соглашении участников спора и ими же приме­няемых, характерна определенная степень са­моразвития и саморегуляции. В то же время они не могут и не должны развиваться сами по себе и вне правовой сферы. Среди направле­ний, по которым могла бы осуществляться за­конодательная регламентация альтернативно­го разрешения споров, автором названы, в ча­стности, определение категорий гражданских дел, допускаемых к альтернативному разреше­нию, и установление перечня видов граждан­ских дел, не подлежащих урегулированию и разрешению с помощью альтернативных процедур[3].

Вопрос о компетенции рассмотрения эконо­мических споров, подведомственных арбит­ражному суду, третейским судом имеет в пра­воприменительной практике важное значе­ние. Учитывая положения ч. 3 ст. 233 и ч. 3 ст. 239 АПК РФ, арбитражный суд вправе отме­нить решение третейского суда или отказать в выдаче исполнительного листа на принуди­тельное исполнение его решения, если спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства.

Под третейским судом в российском законода­тельстве понимается третейский суд, образован­ный в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Рос­сийской Федерации» (ранее - в соответствии с Временным положением о третейском суде), а также третейский суд, выполняющий функции международного коммерческого арбитража, об­разованного на территории РФ[4]. В данной статье речь пойдет о третейском суде согласно ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации».

В силу ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, ус­тановленной процессуальным законодательст­вом, суд, арбитражный суд или третейский суд. При разграничении компетенции судов про­цессуальным законодательством использова­ны два критерия: субъектный состав спорящих сторон и (или) характер правоотношения, по которому возник спор.

При анализе ст. 2 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» и ч. 2 ст. 27 АПК РФ, определяющих субъектный состав спорящих сторон, возникает вопрос, вправе ли третей­ский суд рассматривать споры с участием юридических лиц, имеющих такую организационно-правовую форму, как государствен­ные и муниципальные унитарные предпри­ятия, или финансируемые собственником уч­реждения, или организации, представляющие интересы государства в гражданском обороте.

Надо учитывать, что сейчас практически все государственные органы, участвующие в граж­данском обороте от имени государства, при­знаны юридическими лицами, и здесь глав­ное - не формальный критерий наличия или отсутствия статуса юридического лица, а на­правленность. Государство стоит за каждой сделкой, совершаемой такими юридическими лицами, пусть и от своего имени[5]. В этой связи по данному вопросу необходимы разъяснения на законодательном уровне.

Заключение гражданско-правовой сделки названными юридическими лицами затраги­вает публичные интересы, которые не могут находиться в ведении сторон сделки, и воз­никший между сторонами спор вправе рас­сматривать только компетентный суд (арбит­ражный суд).

Второй критерий, используемый для разгра­ничения компетенции между судами, - харак­тер правоотношений спорящих сторон.

Как отмечает Е. А. Суханов, есть попытки расширить компетенцию третейских судов да­же в сравнении с ныне действующим Законом. Иногда это продиктовано желанием использо­вать третейскую процедуру для обхода требо­ваний закона. Компетенция третейских су­дов - это прежде всего договорные отноше­ния. Смысл третейской процедуры в том, что есть некие сферы, закрытые для произвольного вмешательства государства. Есть вопросы, которые участники отношений решают сами, и в частности – вопросы договорного права[6].

Однако исходя из положений АПК РФ, ФЗ «О третейских судах в Российской Федера­ции» и других федеральных законов нельзя сделать однозначный вывод о том, что тре­тейский суд компетентен рассматривать только споры, вытекающие из договорных отношений.

Согласно п. 2 ст. 1 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» в третейский суд мо­жет по соглашению сторон третейского разби­рательства передаваться любой спор, вытека­ющий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения. Оно может быть заключено сторонами в отно­шении всех или определенных споров, кото­рые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением (ст. 5 названного Закона).

В силу ст. 1 Положения о третейском суде для разрешения экономических споров при Торгово-­промышленной палате РФ (утв. Постановлени­ем Пленума ТПП РФ от 23.10.92 № 80-9) Третей­ский суд при Торгово-промышленной палате РФ разрешает экономические споры, подве­домственные арбитражным судам, в соответ­ствии с ФКЗ «Об арбитражных судах в Россий­ской Федерации» и АПК РФ, международными соглашениями и международными договорами, кроме споров в сфере управления.

Споры в сфере управления, т. е. экономичес­кие споры, возникающие из административ­ных и иных публичных правоотношений, пере­числены в ст. 29 АПК РФ. Необходимо также учитывать, что новым АПК РФ предусмотрена специальная подведомственность ряда эконо­мических споров: о несостоятельности (бан­кротстве), по спорам о создании, реорганиза­ции и ликвидации организаций, по спорам между акционером и акционерным обще­ством, участниками иных хозяйственных това­риществ и обществ, вытекающим из деятель­ности последних, за исключением трудовых споров, о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, которые также не могут быть предметом рассмотрения третейского суда, равно как и дела особого производства в силу прямого указания закона.

Кроме того, арбитражным судом рассматри­ваются иные экономические споры и дела, воз­никающие из гражданских правоотношений. В отношении данной категории споров могут возникнуть затруднения при определении ком­петенции двух судебных органов.

Отсылочный характер ст. 1 ФЗ «О третей­ских судах в Российской Федерации» о праве третейского суда рассмотреть любой спор, вы­текающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным зако­ном, не решает обозначенной проблемы. Во многих российских законах содержится ссылка на разрешение спора в судебном поряд­ке без указания конкретного суда либо подве­домственность определена альтернативно (суд, арбитражный суд или третейский суд):

- ст. 64 Земельного кодекса РФ говорит о рассмотрении земельных споров в судебном порядке и предусматривает возможность пере­дачи сторонами земельного спора на разреше­ние в третейский суд до принятия дела к произ­водству судом;

- ст. 129 Водного кодекса РФ (споры по во­просам использования и охраны водных объектов разрешаются в суде, арбитражном суде или третейском суде в порядке, установленном за­конодательством РФ);

- ст. 50 Закона РФ от 21.02.92 № 2395-1 «О недрах» (по взаимной договоренности сто­рон имущественные споры, связанные с поль­зованием недрами, могут быть переданы на рассмотрение третейского суда, споры по во­просам пользования недрами на условиях раз­дела продукции разрешаются согласно услови­ям указанных соглашений);

- ст. 22 Федерального закона от 30.12.95 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» (споры между государством и инвесто­ром, связанные с исполнением, прекращением и недействительностью соглашений, разреша­ются в соответствии с условиями соглашения в суде, арбитражном суде или в третейском су­де, в том числе в международных арбитражных институтах);

- ст. ЗЗ Федерального закона от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (предусмотрено предъявление иска к за­логодателю другими лицами о признании за ними права собственности или иных прав на заложенное имущество, о его изъятии (истре­бовании) или об обременении указанного иму­щества в суд, арбитражный суд или третейский суд);

- ст. 21 Федерального закона от 04.07.96 № 85-ФЗ «Об участии в международном ин­формационном обмене» (споры, возникающие при международном информационном обме­не, могут быть рассмотрены в суде, арбитраж­ном суде или третейском суде в соответствии с их компетенцией);

- ст. 49 Закона РФ от 09.07.93 № 5351-1 «Об авторских и смежных правах» (за защитой сво­его права обладатели исключительных автор­ских или смежных прав могут обратиться в ус­тановленном порядке в суд, арбитражный суд, третейский суд, орган дознания, органы пред­варительного следствия в соответствии с их компетенцией);

- ст. 23 Федерального закона от 20.02.95 № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (защита прав субъектов в сфере информационных процессов и инфор­матизации осуществляется судом, арбитражным судом, третейским судом с учетом специфики правонарушений и нанесенного ущерба).

Как подчеркнуто в п. 1 Постановления Плену­ма Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Ар­битражного Суда РФ от 18.08.92 № 12/12 «О не­которых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», в случаях, когда в законодательном акте подведомственность определена альтернативно (суду или арбитражному суду), следует при ее определении исхо­дить из субъектного состава участников и ха­рактера правоотношений. Думается, это поло­жение относится и к третейским судам.

• Фонд имущества области (продавец) обра­тился в арбитражный суд с иском к компании (покупатель) о расторжении договора купли-­продажи акций, заключенного по результатам коммерческого конкурса с инвестиционными условиями, и взыскании штрафа за неисполне­ние договорных обязательств. Высший Арбит­ражный Суд РФ, отменяя судебные акты пер­вой и кассационной инстанций, сделал следую­щий вывод. Отказывая в принятии искового за­явления, суд неправомерно сослался на пункт договора, в котором содержится условие о рас­смотрении споров, возникающих при исполне­нии договора, в случае невозможности их раз­решения по согласованию сторон в МКАС при ТПП РФ, так как исходя из смысла преамбулы Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» споры, которые передаются в Международный коммерческий арбитраж, должны носить торговый (предприниматель­ский) характер.

Однако спор, возникший между фондом иму­щества и компанией, по своему характеру не может быть предметом третейского разбира­тельства, поскольку возмездному отчуждению (приватизации) подлежало имущество, при­надлежащее публичному образованию (Рос­сийской Федерации) на праве собственности, правоспособность которого на распоряжение своим имуществом ограничена законодатель­ством о приватизации.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 29 ФЗ «О приватизации государственного имущест­ва и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» споры, возникающие из сделок приватизации, кото­рые осуществлялись с нарушением законода­тельства о приватизации, а также условий договоров купли-продажи государственного или муниципального имущества, подлежат рассмо­трению в судебном порядке[7].

Из содержания данного постановления следу­ет, что возникший гражданско-правовой спор носит публично-правовой характер, его участни­ки ограничены в своих правах в силу закона. Следовательно, урегулирование спора путем третейского разбирательства должно касаться прав, находящихся в свободном распоряжении сторон, т. е. возникшие правоотношения долж­ны носить только частноправовой характер.

Все споры, связанные с распоряжением зе­мельными участками органами государствен­ной власти субъектов РФ, местного самоуправ­ления, имеют своим основанием публично-правовую обязанность обеспечения эффектив­ного управления государственными землями, их целевого использования и охраны. Указан­ное полномочие не тождественно по основа­нию своего возникновения и по содержанию правомочию распоряжаться имуществом по своему усмотрению как элементу права соб­ственности. Поэтому в случае возникновения спора стороны не могут прийти к иному спосо­бу урегулирования разногласий, чем это предусмотрено законодательством.

Хотелось бы акцентировать внимание на том, что урегулирование спора возможно относи­тельно прав, которые находятся в свободном распоряжении сторон. Данная формулировка взята из международных правовых документов, касающихся института посредничества[8]. Дума­ется, она имеет важное значение для законода­теля при решении вопроса о компетенции по­средника. Так, согласно п. 2 ч. 1 ст. 135 АПК РФ арбитражный суд разъясняет сторонам их право обратиться за содействием к посреднику в целях урегулирования спора, следствием которого мо­жет быть заключение сторонами мирового со­глашения, учитывая, что уже имеется практика заключения сторонами мирового соглашения с превышением своих полномочий.

• Согласно заключенному договору ООО обязалось предоставить государственному унитарному предприятию денежную сумму для выкупа арендованного имущества. Креди­тор должен был перечислить денежные сред­ства непосредственно на расчетный счет фон­да имущества области. Заемщику надлежало возвратить денежные средства через пять лет либо передать в собственность кредитора вы­купленное имущество. В процессе рассмотре­ния дела стороны приняли меры по урегулиро­ванию спора путем заключения мирового со­глашения, согласно которому передаче в счет возмещения долга подлежало имущество, при­надлежащее предприятию на прав е хозяй­ственного ведения на основании устава.

Отменяя определение суда первой инстан­ции об утверждении мирового соглашения, Президиум ВАС РФ сделал следующий вывод. Согласно ст. 294, 295 ГК РФ государственное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного веде­ния, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соот­ветствии с названным Кодексом. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в за­лог, вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим иму­ществом без согласия собственника. Передача государственной собственности в собствен­ность ООО, предусмотренная в мировом согла­шении, противоречит ст. 217 ГК РФ, устанавли­вающей, что имущество, находящееся в госу­дарственной собственности, может быть пере­дано его собственником в собственность юри­дических лиц в порядке, предусмотренном за­конодательством о приватизации[9].

Другим существенным обстоятельством, ко­торым следует руководствоваться при опреде­лении категории гражданских дел, допускае­мых к альтернативному разрешению, является то, что решение третейского суда в отличие от решения арбитражного суда не обладает обязательной юридической силой для органов государственной власти, органов местного са­моуправления, иных органов, организаций, должностных лиц, граждан и подлежит ис­полнению в добровольном порядке сторонами третейского разбирательства (ст. 31 ФЗ «О третейских судах в Российской Федера­ции», ст. 16 АПК РФ).

Согласно ст. 4 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регист­рации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Закон о регистрации) госреги­страции подлежат права собственности и дру­гие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним в соответствии со ст. 130-132 и 164 ГК РФ, за исключением прав на возду­шные и морские суда, суда внутреннего плава­ния и космические объекты. Наряду с госреги­страцией вещных прав на недвижимое имуще­ство подлежат государственной регистрации ограничения (обременения) прав на него, в том числе сервитут, ипотека, доверительное управ­ление, аренда.

В статье 17 Закона о регистрации в числе осно­ваний для государственной регистрации нали­чия, возникновения, прекращения, перехода, ог­раничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним названы «вступившие в законную силу судебные решения».

Права на недвижимое имущество, установ­ленные решением суда, подлежат государ­ственной регистрации на общих основаниях. Регистратор права на недвижимое имущество и сделок с ним не вправе отказать в государ­ственной регистрации права, установленного вступившим в законную силу решением суда (п. 1 СТ. 28 Закона о регистрации).

Как отмечает А. А. Маковская, указанные по­ложения об обязательности для учреждений юстиции судебных актов относятся только к актам судов общей юрисдикции и арбит­ражных судов РФ, но не к решениям судов третейских, включая международные коммер­ческие арбитражи. Решения третейских судов в отличие от актов, принимаемых государ­ственными судами, обязательны только для сторон: «стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда» (ст. 31 ФЗ «О третейских судах в Россий­ской Федерации»). При неисполнении сторона­ми добровольно решения третейского суда (международного коммерческого арбитража) оно может быть исполнено принудительно лишь при соблюдении процедуры, установлен­ной процессуальными кодексами»[10].

Следовательно, споры, результатом рассмот­рения которых являются решения, устанавли­вающие наличие, возникновение, прекраще­ние, переход, ограничение (обременение) прав на недвижимое имущество, не могут быть предметом третейского разбирательства в силу того, что обращение в третейский суд за защитой права собственности на недвижимое имущество лишается всякого смысла. Вызыва­ет большое сомнение и то обстоятельство, что сторона, обязанная по такому решению, будет исполнять его добровольно.

• ООО обратилось в арбитражный суд с ис­ком к учреждению юстиции по государствен­ной регистрации прав на недвижимое имущес­тво и сделок с ним о признании незаконным от­каза ответчика от регистрации права собствен­ности истца на недвижимое имущество и о по­нуждении к проведению регистрации. Реше­нием, оставленным в силе апелляционной ин­станцией, в иске отказано. Судебные акты обоснованы тем, что истцом не представлено доказательств наличия у него права собствен­ности на спорное имущество; третейский суд, признавший за истцом право собственности на указанное имущество, вышел за пределы своей компетенции.

Оставляя в силе судебные акты, кассацион­ная инстанция сделала вывод о законности действий учреждения юстиции. Согласно ст. 44, 45 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» решение третейского суда испол­няется добровольно в порядке и сроки, кото­рые установлены в этом решении. Если реше­ние не исполнено добровольно, то оно подле­жит принудительному исполнению, которое осуществляется по правилам исполнительного производства на основе выданного компетент­ным судом (в данном случае арбитражным) исполнительного листа. Согласно ст. 46 Закона компетентный суд вправе отказать в выдаче исполнительного листа, если установит, что спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федераль­ным законом, решение третейского суда нару­шает основополагающие принципы россий­ского права.

Как видно из материалов дела, решением Се­веро-Кавказского арбитражно-гражданского суда (третейского суда) обязанность по прове­дению государственной регистрации возложе­на на лесхоз. Однако лесхоз решение третей­ского суда добровольно не исполнил. Истец не подавал заявления о выдаче исполнительного листа и таковой на принудительное исполне­ние решения третейского суда компетентным судом не выдавался.

Поскольку в отличие от решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов решения тре­тейского суда не являются обязательными для органов государственной власти, органов мест­ного самоуправления, иных органов, организа­ций, должностных лиц, граждан и подлежат ис­полнению в добровольном порядке, а в данном случае решение добровольно не исполнено, уч­реждение юстиции правильно в соответствии с п. 1 ст. 17 Закона о государственной регистра­ции провело проверку юридической силы пред­ставленных на государственную регистрацию правоустанавливающих документов и обосно­ванно указало, что у истца отсутствуют надлежа­щие доказательства законности приобретения недвижимого имущества.

Документы, подтверждающие право лесхоза распоряжаться государственным имуществом, не представлены и в материалы дела. Кроме то­го, решением третейского суда установлен юридический факт владения 000 недвижи­мым имуществом на праве собственности. Ука­занные дела рассматриваются в порядке осо­бого производства, исключают наличие спора о праве и третейскому суду неподведомствен­ны (ст. 1 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»)[11].

В заключение к вышесказанному можно до­бавить, что альтернативные способы разреше­ния споров только зарождаются в нашей стра­не, хотя в России давно существует междуна­родный коммерческий арбитраж. С возникно­вением третейского суда, думается, будет ре­шена проблема загруженности судов, но для этого необходимы надлежащая нормативно-правовая база, пропаганда третейского разби­рательства, а также доверие к самому третей­скому суду.  



[1] Носырева Е. И. Перспективы развития альтернативного разрешения споров в Российской Федерации // Законодатель­ство. 2000. № 10. С. 50.

[2] Яковлев В. Ф. Суд джентльменов // Закон. 2003. № 12. С. 3.

[3] Носырева Е. И. Перспективы развития альтернативного разрешения споров в Российской Федерации // Законодатель­ство. 2000. № 10. С. 50.

[4] Комментарий к АПК РФ (постатейный) / Под. ред. проф. В. В. Яркова. М.: Изд-во БЕК, 2003. С. 146 .

[5] Гражданское право. Часть 1 / Под ред. Ю. К. Толстого, А П. Сергеева. М.: Изд-во ТЕИС, 1996. С. 158.

[6] Советы и пояснения. Суханов Е. А, Девяткин К. И., Иванова Е. В. Третий вовсе не лишний // Закон. 2003. № 12. С. 16.

[7] Постановление Президиума ВАС РФ от 10.04.2001 № 3515/00 // СПС «Гарант».

[8] Давыденко Д. Л. Европейский Союз закладывает основы развития примирительных процедур // Закон. 200З. № 12­С. 27, ЗО.

[9] Постановление Президиума ВАС РФ от 15.05.2001 № 402/01 // СПС "Гарант».

[10] Маковская А. А. Судебный акт как основание государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним // Вестник ВАС РФ. 2003. № 4. С. 114.

[11] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.10.2003 по делу № Ф08-3785/200З // СПС "Гарант».

 


27.09.2006


« вернуться к содержанию



Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати