О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Вопросы практики применения Налогового кодекса РФ

Автор: Каюров С.Б., судья Арбитражного суда Челябинской области
Журнал "Арбитражная практика" № 12 (21) 2002, декабрь

1. ИМНС РФ районного уровня провела на предприятии выездную налоговую про­верку, по результатам которой был составлен акт и принято решение о взыскании с налого­плательщика доначисленных налогов, пени, налоговых санкций. Налогоплательщиком был заявлен иск о признании решения нало­гового органа недействительным. Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены. Постановлением апелляци­онной инстанции решение суда оставлено без изменения.

После вынесения решения суда, но до вступ­ления его в законную силу Управление МНС РФ по области провело повторную выездную проверку предприятия, о чем составлен акт. Основаниями проведения повторной выезд­ной проверки были указаны осуществление контроля за деятельностью нижестоящего на­логового органа и вынесение судом решения. В акте повторной выездной проверки был сде­лан вывод, что ИМНС РФ в своем акте невер­но изложила обстоятельства совершенного правонарушения и не подтвердила их доку­ментально, исчисление налога произведено неправильно.

Такие же выводы содержались в решении суда о признании решения налогового органа недействительным. В акте проверки отсутст­вовали выводы в отношении деятельности на­логового органа. В акте повторной выездной проверки УМНС РФ, по его мнению, учло вы­воды суда и устранило недостатки проведен­ной ранее проверки.

По результатам рассмотрения акта УМНС РФ было вынесено решение о взыскании с налогоплательщика доначисленных налогов, пени, налоговых санкций в суммах, соответ­ствующих суммам решения нижестоящего налогового органа, признанного судом недей­ствительным. Выводы повторной проверки совпали с выводами предыдущей.

Таким образом, решение УМНС было выне­сено после вступления в законную силу су­дебно-процессуальных актов по рассмотрен­ному делу и повторило в части начисленных сумм признанное недействительным реше­ние ИМНС РФ.

Однако обстоятельства, отраженные в реше­нии УМНС, рассматривались и оценивались судом по существу при принятии решения и постановления. В частности, судом был сделан вывод об отсутствии факта право нарушения со стороны налогоплательщика.

Статьей 87 НК РФ запрещается проведение налоговыми органами повторных выездных налоговых проверок по одним и тем же нало­гам, подлежащим уплате или уплаченным налогоплательщиком (плательщиком сбора) за уже проверенный налоговый период, за исключением случаев, когда такая проверка проводится в связи с реорганизацией или ликвидацией организации - налогоплательщи­ка (плательщика сбора - организации) или вышестоящим налоговым органом в порядке контроля за деятельностью налогового орга­на, проводившего проверку. К сожалению, Кодекс не установил оснований для проведе­ния контроля.

Подпунктами 25, 26 п. 8 Положения о Минис­терстве РФ по налогам и сборам, утвержден­ного постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 № 783, Министерству предоставле­но право проводить обследования и проверки работы своих территориальных органов на всех уровнях, принимать меры к устране­нию недостатков и нарушений, а также заслу­шивать в случае необходимости отчеты руко­водителей территориальных органов о состоя­нии контрольной работы, оказывать методическую и практическую помощь в ее организации, изучать организацию работы территориальных органов и распространять положительный опыт их работы, отменять ре­шения своих территориальных органов или приостанавливать их действие в случае несоответствия этих решений законодательству РФ, давать обязательные для исполнения ука­зания территориальным органам.

Статьей 140 НК РФ установлено, что по ито­гам рассмотрения жалобы налогоплательщи­ка на акт налогового органа вышестоящий налоговый орган (вышестоящее должностное лицо) вправе отменить акт налогового органа и назначить дополнительную проверку. Если отождествить дополнительную проверку с повторной выездной проверкой, можно сделать вывод, что основанием проведения последней может быть инициатива выше­стоящего налогового органа и жалоба налогоплательщика на акт налогового органа, действия или бездействие его должностного лица.

Исходя из изложенного решение суда мо­жет послужить причиной инициативы к про­ведению проверки в порядке контроля за дея­тельностью налогового органа, проводившего проверку.

Однако согласно ст. 13 АПК РФ 1995 г. вступивший в законную силу судебный акт обя­зателен для всех государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории РФ.

В соответствии со ст. 58 АПК РФ 1995 г. об­стоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного су­да по ранее рассмотренному делу, не доказы­ваются вновь при рассмотрении судом друго­го дела, в котором участвуют те же лица. По­скольку налоговые органы представляют собой единую централизованную систему, состоящую из МНС РФ и его территориаль­ных органов (ст. 2 Закона РФ от 21.03.91 № 943-1 (ред. от 29.05.2002) «О налоговых ор­ганах Российской Федерации»), и учитывая, что проверка проведена в порядке контроля за деятельностью территориального налого­вого органа, нет оснований полагать, что УМНС РФ и ИМНС РФ являются различны­ми лицами по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда.

Цель проведения повторных выездных нало­говых проверок в порядке контроля за дея­тельностью налогового органа - принятие мер к выявлению и устранению возможных недостатков и нарушений, допущенных ниже­стоящим налоговым органом. Дополнитель­ный сбор доказательств в подтверждение вы­водов налогового органа, сделанных при про­ведении выездной проверки и· признанных судом несостоятельными, и вынесение реше­ния на основании этих доказательств являют­ся внесудебной ревизией судебных актов, вступивших в законную силу. Эта тенденция опасна тем, что дает возможность налоговым органам игнорировать не пере смотренные в установленном АПК РФ порядке решения суда, вынесенные не в их пользу.

Неисполнение решений суда, вступивших в законную силу, противоречит конституци­онным принципам РФ, является прямым нару­шением обязанности налоговых органов руководствоваться Конституцией РФ, Налоговым кодексом РФ и другими федеральными зако­нами, иными законодательными актами РФ, нормативными правовыми актами Президен­та РФ и Правительства РФ, а также норматив­ными правовыми актами органов государст­венной власти субъектов РФ и органов мест­ного самоуправления, принимаемыми в пре­делах их полномочий по вопросам налогов и сборов (ст. 3 Закона РФ «О налоговых орга­нах Российской Федерации»), и должно влечь установленную законодательством ответст­венность.

 

2. В последнее время возросло количество дел, связанных с применением налоговыми ор­ганами ст. 40 НК РФ. Объективно это вызвано возможностью использования налоговым ор­ганом своих полномочий, предоставленных за­конодательством, в целях дополнительного увеличения суммы налогов, подлежащих упла­те. На мой взгляд, данная норма достаточно яс­на и понятна в отличие от других норм НК РФ. Вопросы, возникающие в практике ее приме­нения, обусловлены, по-видимому, лишь слу­жебным рвением налоговых органов и попыт­кой подвести под действие нормы нерегулиру­емые ею отношения.

Пунктом 1 ст. 40 НК РФ установлено, что, ес­ли иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторона­ми сделки. Пока не доказано обратное, пред­полагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен. Данная презумпция коррес­пондирует принципу свободы договора, уста­новленному гражданским законодательством. Пунктом 3 ст. 40 налоговому органу предостав­лено право вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени в случае уста­новления отклонений цены по сделке в сторо­ну повышения или в сторону понижения бо­лее чем на 20% от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг).

Однако зачастую налоговые инспекции не ограничиваются доначислением налога и пени и взыскивают штрафы на основании ст. 122 НК РФ. Оставив вопрос о правомерно­сти взыскания штрафа в нарушение прямого указания закона, попытаюсь привести иные аргументы в обоснование не возможности применения финансовых санкций.

Состав правонарушения, установленный п. 1 ст. 122 НК РФ, включает в себя неуплату или неполную уплату сумм налога в результа­те занижения налоговой базы, иного непра­вильного исчисления налога или других не­правомерных действий (бездействия).

Налагая штраф, налоговый орган не учитыва­ет, что налогоплательщик в соответствии с за­конодательством о бухгалтерском учете обязан достоверно отражать совершаемые им хозяйственные операции. Налоговая база исчисляет­ся по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально под­твержденных данных об объектах, подлежа­щих налогообложению либо связанных с нало­гообложением (ст. 54 НК РФ). Самостоятель­ное исчисление налогоплательщиком налого­вой базы исходя из уровня рыночных цен попросту невозможно, поскольку является по существу искажением бухгалтерской отчет­ности и приводит к избегаемым последстви­ям - занижению налоговой базы, иному не­правильному исчислению налога.

Невозможно в данном случае и внести изме­нения в налоговую декларацию (расчеты) в по­рядке, установленном ст. 81 НК РФ, так как предпосылки этого действия в виде неотраже­ния или неполноты отражения сведений, а равно ошибок, приводящих к занижению сум­мы налога, подлежащей уплате, отсутствуют. Кроме того, упоминания о такой возможности нет в нормах Налогового кодекса РФ, посвя­щенных правам и обязанностям налогопла­тельщика (ст. 21, 23). Неправильное отраже­ние на счетах бухгалтерского учета и в отчет­ности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематери­альных активов и финансовых вложений на­логоплательщика как нарушение правил бух­галтерского учета влечет ответственность, ус­тановленную ст. 120 НК РФ.

Как уже говорилось, хозяйствующие субъек­ты в своей деятельности руководствуются гражданским законодательством, не предпи­сывающим при совершении сделок ограничи­ваться каким-либо уровнем цен. Да это было бы и нелепо в условиях рынка. Обычно сторо­ны договора действуют добросовестно, т. е. не допускают неправомерного поведения.

Может ли правомерное поведение в граж­данско-правовых отношениях одновремен­но являться нарушением норм налогового законодательства? Полагаю, что нет, по­скольку правомерное поведение не может быть причиной деликта, и на это прямо ука­зывает ст. 122 НК РФ, устанавливая причи­ной неуплаты налога совершение неправо­мерных действий (бездействия). Таким обра­зом, применение штрафа по ст. 122 НК РФ на основании дона численного налога в резуль­тате проведения мероприятий, предусмот­ренных ст. 40 Кодекса,  неправомерно.

По одному из рассмотренных дел налоговый орган доначислил единый налог с совокупного дохода в результате исследования реализации производимой истцом продукции - майонеза в первом полугодии 1999 г. на основании п. 2 ст. 40 НК РФ. ИМНС сделаны выводы о грубом нарушении налогоплательщиком правил учета объекта налогообложения за 4 месяца 1999 г. вследствие отклонения цен при реализации майонеза более чем на 20% в сторону понижения уровня цен, применяемых налогоплатель­щиком по идентичным ценам в пределах непродолжительного периода времени.

Расчет суммы налога осуществлялся нало­говым органом исходя из цен реализации раз­ного количества майонеза за один и тот же период времени (месяц). За основу расчета отклонений отпускных цен взята средняя це­на реализации продукции истцом по проверя­емым периодам.

Устанавливая факт отклонения цен и дона­числяя налог, ИМНС не учла следующего. Текст подп. 3 п. 2 ст. 40 Кодекса в редакции от 31.07.98 устанавливал, что налоговые орга­ны вправе контролировать правильность при­менения цен по сделкам при значительном колебании (более чем на 30% в ту или иную сторону) уровня цен, применяемых налого­плательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного пе­риода времени. Федеральным законом от 09.07.99 № 154-ФЗ в ст. 40 НК РФ внесены из­менения - действующая редакция.

Применение настоящей редакции в отно­шении действий, совершенных в период су­ществования предыдущей редакции, проти­воречит п. 2 ст. 4 НК РФ, согласно которому акты законодательства о налогах и сборах, ус­танавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодатель­ства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухуд­шающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных уча­стников отношений, регулируемых законода­тельством о налогах и сборах, обратной силы не имеют. Таким образом; налоговый орган, устанавливая факт правонарушения, непра­вильно применил нормы законодательства о налогах и сборах.

Кроме того, при применении СТ. 40 НК РФ в действующей редакции не был учтен еще один момент. Налоговые органы, осуществляя контроль за полнотой исчисления налогов, вправе проверять правильность применения цен по сделкам. Институты, понятия и терми­ны гражданского, семейного и других отрас­лей законодательства РФ, используемые в На­логовом кодексе РФ, применяются в том зна­чении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не пре­дусмотрено Кодексом (ст. 11 НК РФ).

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направ­ленные на установление, изменение или пре­кращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними (ст. 154 ГК РФ).

В акте проверки отсутствовали ссылки на договоры и их условия, ассортимент про­дукции, наименования контрагентов и их правовой статус. Данные обстоятельства яв­ляются существенными для применения ст. 40 НК РФ, поскольку п. 3 данной статьи ус­тановлено: рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных п. 4-11 настоящей статьи. При этом учиты­ваются обычные при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбав­ки к цене или скидки. В частности, учитыва­ются скидки, вызванные:

• сезонными и иными колебаниями потреби­тельского спроса на товары (работы, услуги);

• потерей товарами качества или иных по­требительских свойств;

• истечением (приближением даты истече­ния:) сроков годности или реализации товаров;

• маркетинговой политикой, в том числе при продвижении на рынки новых товаров, не имеющих аналогов, а также при продвижении то­варов (работ, услуг) на новые рынки;

• реализацией опытных моделей и образцов товаров в целях ознакомления с ними потре­бителей.

Перечень скидок не является закрытым, следовательно, налоговый орган не только вправе, но и обязан, исследуя сделки, прини­мать во внимание любые обстоятельства, приведшие к отклонению цен .

Как уже упоминалось, предполагается, что цена товаров, работ или услуг, указанная сто­ронами сделки, соответствует уровню рыноч­ных цен. Рыночной ценой товара (работы, ус­луги) признается цена, сложившаяся при вза­имодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однород­ных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях (п.4 ст. 40 НК РФ). При определении и при знании рыночной цены товара, работы или услуги ис­пользуются официальные источники инфор­мации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках (п. 11).

При определении рыночных цен товаров, работ или услуг принимаются во внимание сделки между лицами, не являющимися взаи­мозависимыми. Сделки между взаимозависи­мыми лицами могут приниматься во внима­ние только в тех случаях, когда взаимозависи­мость этих лиц не повлияла на результаты таких сделок (п. 8).

Учитывается также информация о заклю­ченных на момент реализации товара, работы или услуги сделках с идентичными (однород­ными) товарами, работами или услугами в со­поставимых условиях. В частности, учитыва­ются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно при­меняемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут ока­зывать влияние на цены (п. 9).

Проводя проверку, ИМНС применила сред­нюю цену реализации продукции производи­теля по разным поставкам, по разным ценам в течение месяца. Рыночная цена на отпуска­емую продукцию установлена не была, не­смотря на существование рынка данной про­дукции - майонеза, ввиду его производства различными производителями в широком ас­сортименте. В качестве оправдания было ука­зано отсутствие официальной информации по рыночным ценам на этот вид продукции.

Однако ст. 40 НК РФ недвусмысленно предо­ставляет налоговым органам право контроля правильности применения цен по сделкам при значительном колебании (более чем на 30% в ту или иную сторону) уровня цен, применяе­мых налогоплательщиком по идентичным (од­нородным) товарам, в пределах непродолжи­тельного периода времени, исходя из уровня рыночных цен. Фактически ИМНС вышла за пределы полномочий, исследуя отклонения отпускных цен по каждой партии продукции по отношению к средней отпускной цене предприятия за месяц.

Пожалуй, единственный неразрешимый во­прос в указанной ситуации - временные пределы периода отклонения цен. Статья 40 НК РФ указывает на непродолжительный пе­риод времени. Однако в ст. 6.1 НК РФ, уста­навливающей порядок исчисления сроков, ус­тановленных законодательством о налогах и сборах, понятие непродолжительного периода времени как срока не установлено. До устра­нения данного пробела предлагаю исходить из положений ст. 55 НК РФ, содержащей понятия налогового и отчетного периодов, и считать непродолжительным период времени короче установленных налогового и отчетного пери­одов применительно к отдельным налогам.

Понятие официальных источников инфор­мации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках было дано в п. 5 ст. 2 Закона РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций». Это информа­ционная база органов государственной власти и органов местного самоуправления и инфор­мация, предоставляемая налоговым органам налогоплательщиками.

Кроме того, отсутствие официальной ин­формации о рыночных ценах не предоставля­ет налоговым органам право на изобретение методик определения рыночной цены, по­скольку п. 10 ст. 40 Кодекса предписано при­менять в таком случае метод цены последую­щей реализации или затратный метод. Иных методов Налоговым кодексом РФ или иными актами законодательства о налогах и сборах не установлено, и, поскольку налоговые органы обязаны соблюдать законодательство о нало­гах и сборах (ст. 32 НК РФ), контроль правиль­ности применения цен должен осуществлять­ся в пределах правил ст. 40 Кодекса.

Еще одной проблемой, с которой столкнулся суд при рассмотрении дел, связанных с осуще­ствлением налоговыми органами контроля за правильностью применения цен по сделкам, стало применение положений ст. 40 НК РФ к плате за аренду недвижимого имущества. На­логовые органы расценивали данную плату в качестве цены оказания услуг по предоставле­нию в аренду помещений. Не затрагивая сущ­ности арендных отношений в свете налогово­го законодательства - услуга это или нет, предлагаю обсудить вопрос об исчислении от­клонений арендной платы.

Так, налоговый орган, установив у предприя­тия наличие временно неиспользуемых обо­собленных нежилых помещений, располо­женных в различных районах города и сдавае­мых в аренду сторонним организациям, произвел расчет отклонений арендной платы.

Несмотря на то, что эти объекты собственно­сти имели различные характеристики (пло­щадь, этажность, удаленность, техническое состояние и т. п.), безусловно, влияющие на размер арендной платы, ИМНС вывела сред­нюю стоимость 1 кв. м. площади, сдаваемой в аренду, разделив общую сумму арендной платы по всем помещениям на их общую пло­щадь. Расчет отклонений в дальнейшем произ­водился исходя из выведенной стоимости 1 кв. м площади, сдаваемой в аренду.

Однако нежилые помещения как недвижи­мость являются объектом гражданских прав, в силу ст. 128, 130 ГК РФ имеют различные ха­рактеристики и не могут рассматриваться в качестве идентичных или однородных това­ров (работ, услуг).

Идентичными признаются товары, имею­щие одинаковые характерные для них основ­ные признаки. При определении идентично­сти товаров учитываются, в частности, их физические характеристики, качество и ре­путация на рынке, страна происхождения и производитель. При определении идентич­ности товаров незначительные различия в их внешнем виде могут не учитываться (п. 6 ст. 40 Кодекса).

Однородными признаются товары, кото­рые, не являясь идентичными, имеют сход­ные характеристики и состоят из схожих компонентов, что позволяет им выполнять одни и те же функции и (или) быть коммер­чески взаимозаменяемыми. При определе­нии однородности товаров учитываются в том числе их качество, наличие товарного знака, репутация на рынке, страна проис­хождения (п. 7 ст. 40).

Произведенный расчет отклонений аренд­ной платы за 1 кв. м площади не соответству­ет смыслу ст. 40 Кодекса, поскольку предпри­ятием не заключалось сделок по сдаче в арен­ду площадей, измеряемых в квадратных метрах. При исследовании сделок по сдаче в аренду нежилых помещений налоговый ор­ган должен был руководствоваться положе­ниями п. 3 ст. 40. Таким образом, ИМНС под­менила объект исследования.

Кроме того, при составлении расчета откло­нений налоговый орган применил информа­цию Торгово-промышленной палаты в виде справки без указания в оной источников полу­чения информации. Пикантность ситуации за­ключается в том, что рынка предлагаемых в аренду помещений как сферы обращения этих товаров (работ, услуг), определяемой ис­ходя из возможности покупателя (продавца) реально и без значительных дополнительных затрат приобрести (реализовать) товар (рабо­ту, услугу) на ближайшей по отношению к по­купателю (продавцу) территории Российской Федерации или за ее пределами, в конкретном населенном пункте на момент проведения проверки не существовало.

Подводя итог, можно сделать вывод, что во­просы, возникающие при применении ст. 40 НК РФ, обусловлены попытками толкования ее положений налоговыми органами в нару­шение буквального смысла нормы. Положи­тельным моментом является то, что при рас­смотрении дела суд вправе учесть любые об­стоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки, не ограни­чиваясь обстоятельствами, перечисленными в п. 4-11 ст. 40 (п. 12 ст. 40 НК РФ).

 

3. Довольно часто при рассмотрении дел приходится исследовать вопрос о пределах вмешательства налоговых органов в хозяй­ственную деятельность налогоплательщи­ков. В качестве примера можно привести сле­дующую ситуацию.

Налогоплательщик представляет расчеты по налогу и документы в подтверждение правиль­ности его исчисления. Налоговый орган, не на­ходя видимых нарушений в исчислении налоговой базы, не удовлетворен, тем не менее, суммой налога, полагая, что она должна быть больше. Для подтверждения своих предполо­жений налоговый орган использует данные другого налогоплательщика с сопоставимыми характеристиками. Право на подобные дейст­вия, по мнению ИМНС, предоставлено им ст. 31 НК РФ.

Однако, как и во многих других случаях, налоговые органы не следуют буквальному смыслу закона, избирательно применяя положения норм права в части подтверждения своей позиции.

Пункт 7 ст. 31 НК РФ, предоставляя налого­вым органам право определять суммы налогов, подлежащие внесению налогоплательщиками в бюджет (внебюджетные фонды), расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках, установил условия осуществления такого права в случаях:

1) отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру (обследованию) производственных, складских торговых и иных помещений и террито­рий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержа­нием объектов налогообложения;

2) непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов;

3) отсутствия учета доходов и расходов, уче­та объектов налогообложения;

4) ведения учета с нарушением установлен­ного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Указанный перечень расширительному толкованию не подлежит, следовательно, для проведения расчетов на основании данных об иных аналогичных налогоплательщиках нало­говый орган обязан обосновать необходи­мость их составления действиями (бездейст­вием) налогоплательщика, указанными выше.

Кроме того, при возникновении сомнений в реальности сумм налога, исчисленного нало­гоплательщиком, налоговые органы имеют право (но не всегда желание и возможность) осматривать (обследовать) любые используе­мые налогоплательщиком для извлечения до­хода либо связанные с содержанием объектов налогообложения независимо от места их на­хождения производственные, складские, тор­говые и иные помещения и территории, прово­дить инвентаризацию принадлежащего нало­гоплательщику имущества (п. 6 ст. 31 НК РФ).

Поскольку результаты финансово-хозяйст­венной деятельности у предприятий объектив­но различны, необоснованное применение п. 7 ст. 31 НК РФ нарушает принципы, зало­женные в ст. 53, 54 НК РФ, и фактически пред­ставляет собой неправомерное вмешательст­во в хозяйственную деятельность налогопла­тельщика.



 


27.09.2006


« вернуться к содержанию



Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати