О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Справка по результатам обобщения практики применения гл. 5 АПК РФ 2007г
 СПРАВКА

по результатам обобщения практики применения

главы 5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации «Лица, участвующие в деле»

(с учетом отмен, связанных с определением субъектного состава лиц, участвующих в деле)

 

Статистические данные

I. Споры о признании права собственности

II. Споры о признании сделок недействительными

III. Споры по обжалованию решений общих собраний участников (акционеров)

IV. Споры о признании недействительным постановлений, действий, бездействий судебных приставов-исполнителей

V. Споры, возникающие из внедоговорных обязательств

5.1. О взыскании неосновательного обогащения

5.2. О возмещении вреда (убытков)

XII. Споры о привлечение учредителей к субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения

VII. Споры о взыскании задолженности, санкций и убытков по иным гражданско-правовым договорам (поставка, страхование, аренда)
VIII. Споры о признании незаконными действий (бездействия) государственных органов

IX. Споры о взыскании страховых взносов

X. Споры об обжаловании решений налогового органа
XI. Споры о признании недействительными учредительных документов.
VI. Споры о взыскании задолженности по оплате услуг водоснабжения и водоотведения

 

В соответствии с п. 2.5 Плана работы Арбитражного суда Челябинской области на 2 полугодие 2007 года проанализирована и обобщена практика о применении главы 5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации «Лица участвующие в деле» за период 2006-2007 гг.

Всего проанализировано 35 дел, из них:

- по 20 делам судебные акты отменены судом кассационной инстанции на основании п. 4  ч. 4 ст. 288 АПК РФ,

- по 7 делам судебные акты отменены судом апелляционной инстанции в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ

- по 8 делам судебные акты отменены в связи с не привлечением лиц в качестве соответчика либо не осуществлением  замены ненадлежащего ответчика надлежащим, а также иными нарушениями норм процессуального права при определении субъектного состава лиц, участвующих в деле.

 

I. Споры о признании права собственности.

 

1. При рассмотрении искового заявления о признании в соответствии со ст. 222 ГК РФ права собственности на объект недвижимости судом не была привлечена к участию в деле администрация сельского поселения, обладающая правом распоряжения земельным участком, на котором расположен объект недвижимости.

Индивидуальный предприниматель обратилась в арбитражный суд с иском к администрации муниципального района о признании права собственности на нежилое двухэтажное здание, в порядке, предусмотренном ст. 222 ГК РФ.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, были привлечены: Открытое акционерное общество (покупатель земельного участка, на котором возведен объект недвижимости), Комитет по управлению имуществом муниципального района и Управление Федеральной регистрационной службы по Челябинской области.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что согласно техническому паспорту на объект, справке Территориального отдела Госпотребнадзора, заключению управления пожарного надзора самовольно возведенное здание соответствует установленным нормам и правилам. На основании указанного суд первой инстанции пришел к выводу о возможности признания права собственности на спорный объект недвижимости на основании ст. 222 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 03.06.2006).

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд пришел к выводу о том, что при рассмотрении данного спора необходимо руководствоваться ст. 222 ГК РФ, в редакции Федерального закона от 30.06.2006 N 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества». Поскольку истцом не представлено доказательств о том, что названный земельный участок находится в его собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании, апелляционный суд пришел к выводу, что отсутствует совокупность обстоятельств, предусмотренных абз. 2 п. 3 ст. 222 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции, отменяя вынесенные судебные акты, и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указал следующее:

Согласно абз. 1 п. 3 ст. 222 ГК РФ, действовавшему до 01.09.2006, право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку. То есть право собственности могло быть признано за лицом, осуществившим постройку, если земельный участок, на котором возведен объект, будет предоставлен ему под возведенную постройку (в соответствии с Федеральным законом от 30.06.2006 N 93-ФЗ указанный абзац утратил силу). В соответствии с п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Из материалов дела усматривается, что предприниматель обратился с исковым заявлением 31.08.2006, то есть арбитражный суд должен был рассмотреть настоящий спор по законодательству, действующему на момент обращения с иском.

С учетом изложенного судом апелляционной инстанции сделан неверный вывод о том, что настоящий спор подлежит рассмотрению в соответствии с п. 3 ст. 222 ГК РФ в редакции Федерального закона № 93-ФЗ от 30.06.2006.

Однако при рассмотрении дела судами не принято во внимание следующее:

В соответствии с ч. 2 ст. 22 ЗК РФ земельные участки могут быть предоставлены в аренду их собственниками в соответствии с гражданским законодательством и названным Кодексом. В силу ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 № 137 «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» распоряжение земельными участками, государственная собственности на которые не разграничена, в поселениях, являющихся административными центрами (столицами) субъектов Российской Федерации, осуществляется органами местного самоуправления указанных поселений, если законами соответствующих субъектов Российской Федерации не установлено, что распоряжение такими земельными участками осуществляется исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Таким образом, распоряжение спорным земельным участком, в том числе передача его в аренду, может быть осуществлена собственником данного имущества в лице уполномоченного органа управления.

В материалы дела представлены: постановление администрации сельского поселения о продаже названного земельного участка третьему лицу - открытому акционерному обществу, договор купли-продажи данного земельного участка, согласно которому продавцом названного объекта выступает администрация сельского поселения; постановление главы администрации сельского поселения о предоставлении в аренду названного земельного участка; договор аренды, согласно которому арендодателем спорного земельного участка является администрация сельского поселения.

Таким образом, дело рассмотрено без привлечения к участию в деле администрации сельского поселения, права которой в силу указанных обстоятельств затрагиваются вынесенным судебным актом, что в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ является безусловным основанием для его отмены.

Как указал суд кассационной инстанции, при новом рассмотрении дела необходимо устранить отмеченные недостатки, решить вопрос о привлечении к участию в деле администрации сельского поселения, рассмотреть спор в соответствии с имеющимися в материалах дела доказательствами и действующим законодательством.

(Постановление ФАС Уральского округа от 04.06.2007 № Ф09-4246/07-С6, решение от 25.01.2007 по делу № А76-21719/2006).

 

2. При рассмотрении искового заявления о признании права собственности на объект недвижимости за покупателем, приобретшим имущество по договору купли-продажи, суд не учел, что вынесенное решение может повлиять на права и законные интересы лица, не привлеченного к участию в деле – предприятия, владеющего долей в общей собственности на спорное имущество на основании договора долевого участия в строительстве, поскольку последнему также на праве постоянного (бессрочного) пользования отведен земельный участок, на котором возведен спорный объект недвижимости.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Управлению муниципальной собственностью муниципального образования о признании права собственности на недвижимое имущество.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, было привлечено Управление Федеральной регистрационной службы по Челябинской области.

Суд первой инстанции счел, что требования подлежат удовлетворению, исходя из следующего.

Имущество приобретено истцом на основании сделки купли-продажи, заключенной с продавцом, у которого право собственности на передаваемый объект возникло на основании п. 1 ст. 218 ГК РФ (право собственности на новую вещь, созданную с соблюдением закона). Ввиду ликвидации продавца и невозможности зарегистрировать его право на недвижимое имущество суд признал право собственности за истцом, руководствуясь ст. ст. 12, 218, 223, 551 ГК РФ.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Основанием для пересмотра дела в кассационной инстанции и последующей отмены решения по делу послужила кассационная жалоба, поданная предприятием, не привлеченным к участию в деле.

В обоснование жалобы её заявителем указано, что земельный участок, на котором возведено данное здание, принадлежит ему на праве постоянного (бессрочного) пользования. Кроме того, отмечено, что между предприятием и обществом, выступавшим в качестве продавца по сделке купли-продажи недвижимого имущества, был заключен договор долевого строительства спорного объекта. На основании названного договора предприятие приобрело долю в праве общей долевой собственности на названное имущество, по согласованию сторон был осуществлен выдел доли в натуре.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами заявителя жалобы и признал, что принятие судебного акта без исследования представленных предприятием документов может повлиять на права и законные интересы заявителя, поэтому они подлежат исследованию судом с привлечением предприятия к участию в деле.

Таким образом, дело рассмотрено без привлечения к участию в деле предприятия, права которого, в силу указанных обстоятельств, затрагиваются вынесенным судебным актом, что в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ является безусловным основанием для его отмены.

При новом рассмотрении суду первой инстанции указано на необходимость устранить отмеченные недостатки, в том числе, привлечь к участию в деле предприятие, определив его процессуальное положение, с учетом требований, заявленных в отношении спорного объекта недвижимости.

(Постановление ФАС Уральского округа от 04.07.2007 № Ф09-5086/2007-С6, решение от 27.12.2006 по делу № А76-29179/2006).

 

3. Удовлетворяя заявленные требования и признавая право муниципальной собственности на объекты недвижимости, суд первой инстанции не исследовал вопрос о предназначении и статусе объекта недвижимости. Организация, фактически владеющая объектом недвижимости, арбитражным судом к участию в деле не привлекалась, в то время как, переданный на рассмотрение суда спор непосредственно затрагивал права и интересы указанного юридического лица.

Администрация города в лице комитета по управлению имуществом города обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании распоряжения председателя областного комитета по управлению государственным имуществом об утверждении актов приема-передачи с баланса акционерного общества открытого типа на баланс муниципального предприятия жилого фонда недействительным, в части исключения из перечня передаваемых на баланс муниципального предприятия объектов нежилых помещений, перечисленных в приложении 1, признании права муниципальной собственности на указанные помещения с 13.12.1995, указывая, что данные нежилые помещения являются встроенно-пристроенными и построены за счет отчислений на строительство объектов социально-культурного и бытового значения.

Решением суда первой инстанции распоряжение областного комитета по управлению государственным имуществом признано недействительным. Суд признал право муниципальной собственности с 13.12.1995 на нежилые помещения, указанные в приложении. В остальной части требований производство по делу прекращено.

Удовлетворяя заявленные требования и признавая право муниципальной собственности на указанные объекты, суд первой инстанции исходил из того, что спорные помещения подлежат передаче в муниципальную собственность на основании п. 2, 5 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 № 3020-1, как относящиеся к объектам, предусмотренным в Приложении № 3 к данному акту. Так в названном приложении предусмотрено, что к муниципальной собственности относятся встроенно-пристроенные нежилые помещения, построенные за счет процентных отчислений на строительство объектов социально-культурного и бытового назначения.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело направлено на рассмотрение в ФАС Уральского округа для проверки правильности применения норм права в порядке кассационного производства.

Основанием для отмены принятого по делу решения судом кассационной инстанции послужили следующие обстоятельства.

Руководствуясь разъяснениями, содержащимися в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», суд кассационной инстанции отметил, что при разрешении споров о праве собственности в отношении объектов, не включенных или необоснованно включенных в реестр федеральной, государственной или муниципальной собственности, либо в перечень объектов, составленный в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 22.12.1993 № 2265 «О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации» и Положением об определении пообъектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности, арбитражный суд, при определении принадлежности таких объектов соответствующим субъектам на праве собственности, руководствуется Приложениями № 1, 2 и 3 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 № 3020-1.

Как видно из материалов дела, в приложении к распоряжению указано помещение, расположенное по определенному адресу и занимаемое областной организацией (узлом спецсвязи).

В соответствии с Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 № 3020-1 все объекты государственной собственности до их передачи в собственность соответствующих субъектов являлись федеральной собственностью. В п. 2 раздела II и п. 6 раздела IV приложения № 1 к указанному Постановлению установлено, что к объектам, относящимся исключительно к федеральной собственности, отнесено имущество учреждений, финансирование которых осуществляется из республиканского бюджета Российской Федерации, а также имущество предприятий связи.

Предназначение и статус объекта, расположенного по указанному в приложении адресу и занимаемого областным узлом спецсвязи, арбитражным судом первой инстанции не исследовались. Организация, расположенная в спорном здании, арбитражным судом к участию в деле не привлекалась. Между тем, переданный на рассмотрение суда спор затрагивает права и интересы указанного лица.

Руководствуясь п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, суд кассационной инстанции решение отменил, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(Постановление ФАС Уральского округа от 01.03.2006 № Ф09-1208/
06-С3, решение от 21.05.1997 по делу № А76-1114/1997).

 

4. Удовлетворяя исковые требования о признании права собственности на самовольную постройку за организацией, осуществившей строительство на земельном участке, предоставленном ей на основании договоры субаренды, суд не привлек к участию в деле лицо, владеющее указанным земельным участком на праве аренды и приобретшее впоследствии этот участок в собственность, что было признано судом кассационной инстанции безусловным основанием для отмены вынесенного судебного акта.

ЗАО «Ц» обратилось в суд с иском к администрации города и администрации района о признании права собственности на самовольное строение (производственно-административный комплекс).

Определением суда администрация района города исключена из состава ответчиков, к участию в деле в качестве третьего лица привлечено Управление Федеральной регистрационной службы по Челябинской области.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены - за ЗАО «Ц» признано право собственности на самовольно возведенный объект недвижимости. При этом суд первой инстанции исходил из того, что указанный объект недвижимого имущества построен на земельном участке, принадлежащем истцу на праве субаренды, строительство здания осуществлялось в соответствии с техническими нормами и правилами, что подтверждено соответствующими заключениями, не создает угрозы жизни и здоровью граждан и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

В суде апелляционной инстанции решение не пересматривалось.

Определением ВАС РФ дело направлено на рассмотрение в ФАС Уральского округа для проверки правильности применения норм права в порядке кассационного производства. Суд кассационной инстанции решение отменил, дело направил на новое рассмотрение, исходя из следующего.

Решение суда первой инстанции было оспорено ОАО «Ч» со ссылкой на нарушение судом п. 3 ст. 222 ГК РФ и ст. 51 АПК РФ, выразившееся в том, что принятым по делу судебным актом затронуты его права и законные интересы, так как оно являлось арендатором земельного участка, на котором возведено самовольное строение, а по договору оно впоследствии приобрело его в собственность. В регистрации права собственности на земельный участок заявителю было отказано ввиду наличия в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество записи о регистрации права собственности ЗАО "Ц" на объект недвижимости, расположенный на этом земельном участке. Обосновывая исковые требования, ЗАО «Ц» сослалось на заключенный с ОАО «Ч» договор субаренды земельного участка, предоставленного субарендатору для эксплуатации производственного здания. В свою очередь, ОАО «Ч» владеет земельным участком, на котором расположено самовольное строение, на основании договора аренды, в связи с чем, принятым по делу решением суда первой инстанции затрагиваются его права и законные интересы. Между тем, ОАО «Ч» к участию в деле привлечено судом не было, что явилось безусловным основанием для отмены решения суда в соответствии с               п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(Постановление ФАС Уральского округа от 11.01.2006 № Ф09-4364/05-С6, решение от 28.06.2004 по делу № А76-7958/2004).

 

5. Дело в части признания права собственности истца на жилое здание передано на новое рассмотрение, поскольку принятие судебного акта без исследования представленных муниципальным образованием, не привлеченным к участию в деле, документов на здание может повлиять на права и законные интересы заявителя, поэтому они подлежат исследованию судом с привлечением к участию в деле муниципального образования.

Общество «А» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Управлению Федеральной регистрационной службы (далее - управление) о признании права собственности на 15 объектов недвижимого имущества.

Решением арбитражного суда за обществом «А» признано право собственности на спорные объекты недвижимого имущества.

В порядке апелляционного производства решение суда первой инстанции не пересматривалось.

Суд первой инстанции, признавая право собственности на названные объекты, в том числе на жилое здание, руководствовался ст. 12, 218, 131, 448 ГК РФ, ст. 23 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик, ст. 99, 100 ГК РСФСР, постановлением Правительства РФ от 29.12.1991 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов» и исходил из того, что ОАО «Н» было вправе распорядиться спорными объектами недвижимого имущества по договору купли-продажи.

При этом судом установлено, что указанные объекты недвижимости, возведенные до 1986 года, находились в собственности совхоза «Н», который преобразован в сельскохозяйственное предприятие ТОО «Н» (в дальнейшем ТОО «Н» реорганизовано в сельскохозяйственный производственный кооператив «Н»).

Суд первой инстанции, на основании с п. 2 ст. 218 ГК РФ, пришел к выводу о том, что имущество совхоза "Н" в результате его реорганизации перешло в уставный капитал ОАО «Н».

Решением областного Совета народных депутатов утвержден перечень имущества, переданного в муниципальную собственность, в который включен оспариваемый объект недвижимости. Согласно приказу ОАО «Н» и акту приема-передачи здание Центральной конторы передано с баланса ОАО «Н» на баланс муниципального образования.

Отменяя решение суда первой инстанции, в части признания права собственности за обществом «А» на жилое здание, и передавая дело в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции, кассационная инстанция указала, что при новом рассмотрении суду необходимо привлечь к участию в деле муниципальное образование, определить его процессуальное положение, поскольку из представленных муниципальным образованием в кассационную инстанцию документов усматривается, что спорный объект недвижимости включен в перечень имущества, переданного в муниципальную собственность.

(Постановление ФАС Уральского округа от 16.04.2007 № Ф09-1365/07-С6, решение от 23.10.2006 по делу № А76-18518/2006).

 

6. Судебные акты о признании права собственности на нежилое здание отменены, поскольку судами не исследовался вопрос о том, за кем зарегистрировано право собственности в отношении недвижимого имущества на момент рассмотрения дела, и собственник здания не привлечен к участию в деле.

Общество «Р» обратилось в арбитражный суд с иском к физическому лицу  - «А» о признании права собственности на нежилое здание, полагая, что продавец по договору уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на нежилое здание. В качестве правового основания заявленных требований истец указал ст. 12, 218, 551 ГК РФ.

В соответствии со ст. 51 АПК РФ в качестве третьего лица привлечен филиал  регистрирующего органа.

Решением суда первой инстанции за обществом «Р» признано право собственности на нежилое здание. Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что общество «Р» приобрело право собственности на спорное здание на основании договора купли-продажи, обязанность по оплате покупатель исполнил в полном объеме.

Кассационная инстанция признала выводы судов первой и апелляционной инстанций  необоснованными, исходя из следующего.

При рассмотрении иска о признании права собственности на спорное нежилое здание, судами не исследовался вопрос о том, за кем зарегистрировано право собственности в отношении спорного недвижимого имущества на момент рассмотрения дела, несмотря на то, что это обстоятельство является юридически значимым.

Из имеющейся в материалах дела выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним следует, что собственником нежилого здания является П. Однако в нарушение ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ суды не дали надлежащей правовой оценки названному доказательству, не указали мотивы, по которым отвергли указанный документ.

Вопрос о привлечении П. к участию в деле судом не разрешался, несмотря на то, что обжалуемые судебные акты затрагивают его права на спорный объект недвижимости.

Отменяя судебные акты, как принятые с нарушением норм процессуального права (п. 4 ч. 4. ст. 288 АПК РФ), и направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала на необходимость устранить отмеченные недостатки, установить и исследовать существенные обстоятельства дела, рассмотреть вопрос о привлечении П. к участию в деле, дать надлежащую правовую оценку всем обстоятельствам и доводам сторон в совокупности и принять решение в соответствии с действующим законодательством.

(Постановление ФАС Уральского округа от 18.12.2006 № Ф09-2003/06-С5, решение от 16.06.2005 по делу № А76-18829/04-15-408/3-889/22-761/84; см. также: постановление ФАС Уральского округа от 22.03.2006 № Ф09-2003/06-С5).

 

7. Дело о признании права собственности на недвижимое имущество направлено на новое рассмотрение, так как суд, установив в ходе рассмотрения дела, что ответчик не является стороной по договору купли-продажи, не обсудил вопрос о его замене надлежащим ответчиком либо привлечении этого лица к участию в деле в качестве второго ответчика.

ООО «Н» обратилось в арбитражный суд с иском к администрации района, с участием третьих лиц – ТУ ФАУФИ, ОАО «Ю» о признании права собственности на недвижимое имущество. Определением к участию в деле в качестве третьих лиц привлечены ТОО «ФБС» и кооператив «Ч».

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано.

В порядке апелляционного производства решение суда не пересматривалось.

Основанием для отказа судом первой инстанции в иске явилось то обстоятельство, что администрация района является ненадлежащим ответчиком, так как стороной по договору купли-продажи является ТОО «ФБС». В связи с тем, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, суд пришел к выводу о том, что заявленные требования удовлетворению не подлежат.

Регистрация перехода права собственности к покупателю на спорное имущество в соответствии со ст. 551 ГК РФ не произведена.

Решением арбитражного суда ТОО «ФБС» признано (несостоятельным) банкротом.

Отменяя решение и передавая дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал на нарушение судом ст. 47 АПК РФ, не обсудившим вопрос о замене ненадлежащего ответчика надлежащим либо привлечении этого лица к участию в деле в качестве второго ответчика, поскольку сведения о внесении записи о ликвидации ТОО «ФБС» отсутствуют.

(Постановление ФАС Уральского округа от 31.05.2006 № Ф09-4467/06-С3, решение от 15.03.2006 по делу № А76-51502/05-122-1).

 

II. Споры о признании сделок недействительными.

 

1. При рассмотрении искового заявления о признании в соответствии с п. 1        ст. 449 ГК РФ недействительным открытого лесного конкурса по передаче в аренду участка лесного фонда и договора аренды участка лесного фонда суду следовало разрешить вопрос о привлечении лесхоза к участию в деле в качестве ответчика.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к агентству лесного хозяйства о признании недействительным открытого лесного конкурса по передаче в аренду участка лесного фонда и договора аренды участка лесного фонда, заключенного между лесхозом и другим Обществом (арендатор), считая, что конкурс проведен с нарушениями Порядка организации и проведения лесных конкурсов и прав истца как участника конкурса, что привело к неправильному определению победителя.

К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены: лесхоз, Управление Федеральной регистрационной службы, в качестве второго ответчика - Общество (арендатор).

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, указал, что организатором конкурса нарушены п. 14, 18 Порядка организации и проведения лесных конкурсов: в составе конкурсной документации отсутствовали проект договора аренды и концепция освоения и использования земельного участка лесного фонда, не были утверждены критерии определения победителя лесного конкурса, что повлекло проведение конкурса в условиях заведомой субъективности оценки конкурсных предложений и определения победителя (п. 27 Порядка). Кроме того, до проведения лесного конкурса в нарушение    ст.ст. 72-74 Лесного кодекса РФ в отношении спорного земельного участка не проведены лесоустроительные работы.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что нарушение процедуры вскрытия конвертов (п. 24 Порядка), установленное в результате проверки, проведенной прокуратурой области, не привело к существенному ущемлению прав истца, поскольку его предложение было учтено при обсуждении результатов конкурса. Нарушений п. 17, 18, 27 Порядка не установлено: техническая и коммерческая части конкурсной документации соответствуют требованиям указанных положений, техническая часть содержит описание участка лесного фонда; указание на цели предоставления земельного участка (культурно-оздоровительные) означает указание на концепцию его освоения; критерии отбора победителей содержатся в коммерческой части конкурсной документации; выбор победителя осуществлен на основании конкурсных предложений всех участников конкурса. Доводы общества - арендатора о том, что оно предложило лучшие условия, подтверждаются материалами дела. Нарушений ст.ст. 72-74 Лесного кодекса РФ не имелось, что подтверждается наличием утвержденного Проекта организации и картографического материала в отношении спорного участка.

Суд кассационной инстанции, отменяя вынесенные судебные акты, и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, указал следующее.

Согласно п. 4 ст. 447 ГК РФ выигравшим торги по конкурсу признается лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, заранее назначенной организатором торгов, предложило лучшие условия. В силу п. 1 ст. 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

Предметом оценки судов по заявленному иску являются проверка законности процедуры проведения лесного конкурса и влияние выявленных нарушений на результат конкурса, а также анализ соблюдения императивных требований законодательства, регулирующего условия оборотоспособности земельных участков лесного фонда.

Согласно п. 27 Порядка организации и проведения лесных конкурсов оценка конкурсных предложений и определение победителя конкурса производится на основании критериев, изложенных в конкурсной документации. В протоколе заседания конкурсной комиссии, принявшей решение о победителе лесного конкурса, должны быть указаны конкурсные предложения участников конкурса и результаты голосования по рассмотрению конкурсных предложений (п. 29 Порядка).

В протоколе отсутствует какая-либо информация о конкурсных предложениях участников и результатах голосования по этим предложениям, о применении «Критериев определения победителя» при подведении итогов конкурса.

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции о том, что оценка конкурсных предложений и выявление победителя осуществлены в соответствии с п. 27 Порядка организации и проведения лесных конкурсов на основании критериев, изложенных в конкурсной документации, не подтверждены имеющимися в деле доказательствами.

Вывод об обоснованности доводов Общества - арендатора о том, что оно победило в конкурсе в результате предложений более выгодных условий использования земельного участка (п. 4 ст. 447 ГК РФ), сделан судом апелляционной инстанции на основании документов, представленных самим Обществом, без оценки имеющихся в деле документов, касающихся содержания иных конкурсных предложений.

При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции о том, что при подведении итогов конкурса не допущено существенных нарушений Порядка организации и проведения лесных конкурсов, а также прав и законных интересов истца как участника конкурса, не подтверждены доказательствами и нормами права, приведенными в обоснование указанных выводов.

Не подтверждены доказательствами (ст. 71 АПК РФ) и выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии нарушений ст.ст. 68, 72-75 Лесного кодекса РФ, на что ссылались истец и суд первой инстанции.

Проект организации и ведения лесного хозяйства лесхоза в материалы дела, на которых основывался суд первой инстанции, агентством представлен не был.

Выводы суда первой инстанции о том, что отсутствие документов лесоустройства препятствует выработке концепции освоения и развития участка лесного фонда (п. 18 Порядка организации и проведения лесных конкурсов) и, следовательно, определению объективных критериев выявления победителя, судом апелляционной инстанции не опровергнуты (п. 13 ч. 2 ст. 271 АПК РФ).

Из решения суда следует, что судом рассмотрены требования о признании торгов недействительными как по основаниям нарушения процедуры проведения торгов, так и по основаниям несоответствия предмета торгов требованиям ст. 6, 101 Земельного кодекса РФ и ст. 72 Лесного кодекса РФ.

При этом суд первой инстанции не обосновал своих выводов о том, что ссылки на нарушения указанных императивных норм относятся к процедуре торгов, являются основанием для признания торгов недействительными по правилам об оспоримой сделке, а вопрос о законности торгов зависит от того, привели ли эти нарушения к воспрепятствованию участия в торгах или неправильному определению победителя.

Кроме того, помимо иска о признании недействительным лесного конкурса судом первой инстанции рассмотрено требование о признании недействительным заключенного по его итогам договора аренды участка лесного фонда, сторонами которого являются лесхоз и Общество-арендатор. В такой ситуации суду первой инстанции следовало рассмотреть вопрос о привлечении лесхоза к участию в деле в качестве ответчика (ч. 2                     ст. 46 АПК РФ).

При новом рассмотрении суду необходимо устранить вышеуказанные недостатки, рассмотреть спор на основе полной и всесторонней оценки доказательств, относящихся к законности оспариваемого конкурса с учетом оснований заявленных требований, доводов и возражений лиц, участвующих в деле.

(Постановление ФАС Уральского округа от 16.01.2007 № Ф09-11773/06-С6; решение от 18.07.2006 по делу № А76-4640/2006).

 

2. При рассмотрении искового заявления о признании в соответствии с п. 1                  ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» недействительным лицензионного договора на использование изобретения по зарегистрированному патенту, как заключенного с заинтересованностью, суду следовало рассмотреть вопрос о привлечении патентообладателей, являющихся одной из сторон лицензионного договора, к участию в деле в качестве соответчиков (ч. 2 ст. 46 АПК РФ), но не третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Акционер (физическое лицо) обратилась в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о признании недействительным лицензионного договора на использование изобретения по зарегистрированному патенту, как заключенного с заинтересованностью.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены патентообладатели – пять физических лиц.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав материалы дела, признали оспариваемый договор сделкой с заинтересованностью (п. 1 ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах»), поскольку выгодоприобретателями по нему являются лица, которые на момент его заключения были членами совета директоров открытого акционерного общества. Установив, что одобрения совета директоров указанная сделка не получала, суды, руководствуясь п. 1 ст. 84 ФЗ «Об акционерных обществах», удовлетворили исковые требования и признали данную сделку недействительной.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Суд кассационной инстанции, отменяя вынесенные судебные акты, и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в соответствии с ч. 2 ст. 287, ч. 3 ст. 288 АПК РФ, указал следующее.

Согласно п. 5 ст. 83 ФЗ «Об акционерных обществах» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, не требует одобрения общего собрания акционеров, предусмотренного п. 4 названной статьи, в случаях, если условия такой сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок, которые совершались между обществом и заинтересованным лицом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности общества, имевшей место до момента, когда заинтересованное лицо признается таковым.

Отклоняя доводы третьих лиц о том, что спорная сделка не требует одобрения, поскольку она совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, суд первой инстанции указал на совершение указанной сделки лицами, являющимися на тот момент членами совета директоров открытого акционерного общества.

При этом в нарушение положений указанной выше нормы, вопрос о наличии либо отсутствии аналогичных сделок, которые совершались между обществом и заинтересованным лицом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности общества, имевшей место до момента, когда заинтересованные лица были признаны таковыми, судами не исследовался. Таким образом, обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, на которые указывали третьи лица, судами не установлены.

Учитывая, что исковые требования заявлены о признании недействительным договора, в котором патентообладатели являются одной из сторон (лицензиарами), а соответственно, их права непосредственно затронуты предъявленным иском, данные лица подлежали привлечению к участию в деле в качестве соответчиков (ч. 2 ст. 46 АПК РФ), а не третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Как видно из материалов дела, истец намеренно предъявляет требования не к тому лицу, чьи действия согласно исковому заявлению нарушают его права. Предъявление иска к ненадлежащему ответчику в соответствии со ст. 4, 44, ч. 5 ст. 47 АПК РФ является основанием для отказа в удовлетворении иска.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить отмеченные недостатки, верно определить процессуальное положение патентообладателей, установить все обстоятельства, имеющие значение для дела, и разрешить спор на основании правильного применения норм материального и процессуального права.

(Постановление ФАС Уральского округа от 20.06.2007 № Ф09-4691/07-С6; решение от 16.11.2007 по делу № А76-10738/2006-24-452/3-291).

 

3. При рассмотрении спора по иску акционера к обществу о признании сделки по передаче дополнительных акций недействительной судом к участию в деле в качестве третьего лица должен быть привлечен покупатель акций.

Акционер обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о признании недействительной сделки по передаче дополнительных акций малому предприятию и обязании ответчика погасить переданные дополнительные акции и восстановить их первоначальное количество.

Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.

При вынесении решения суд исходил из того, что малое предприятие приобрело акции как победитель инвестиционного конкурса, проводимого Фондом имущества Челябинской области, в соответствии с п. 6 разд. 2 Типового плана приватизации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.08.1992                     № 547, п. 2.4 Плана приватизации, и сам ответчик не является инициатором продажи. Кроме этого, иск был подан в суд за пределами срока исковой давности, о чем было заявлено ответчиком.

Суд кассационной инстанции судебные акты обеих инстанций отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска в связи с истечением срока исковой давности, судами в нарушение требований закона не был установлен факт совершения оспариваемой сделки (когда, кем была совершена, как оформлена), не предложено лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения указанного обстоятельства (ст. 66 АПК РФ).

В нарушение закона, разрешая спор, суды не установили, были ли нарушены права и законные интересы истца.

Рассматривая исковые требования, касающиеся прав покупателя акций - малого предприятия, в нарушение норм процессуального права, оно не было привлечено судами к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебных актов в силу п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

(Постановление ФАС Уральского округа от 01.06.2006 № Ф09-4398/06-С5; решение от 18.03.2006 по делу № А76-33024/2005).

 

4. При рассмотрении исковых требований о взыскании задолженности по договору и пени за просрочку исполнения обязательств судом не был исследован вопрос о процессуальном правопреемстве третьего лица, привлеченного к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебного акта.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу, о взыскании долга и штрафных пеней за просрочку исполнения обязательств.

К участию в деле судом было привлечено третье лицо - общество с ограниченной ответственностью.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указал следующее.

Судом установлено, что третье лицо, привлеченное к участию в деле, реорганизовано путем присоединения к другому обществу. В соответствии с п. 2 ст. 58 ГК РФ при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Вопрос правопреемства между обществами судами не исследовался.

Судебные извещения направлялись по адресу присоединенного общества, представители которого в судебных заседаниях участия не принимали. Общество, к которому третье лицо было присоединено, к участию в деле не привлекалось, о времени и месте судебного судебных заседаний не уведомлялось.

Неисследование вопроса процессуального правопреемства третьего лица привело к нарушению судами норм процессуального права (ч. 1, 3 ст. 288 АПК РФ). Кроме того, судом было принято решение о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

(Постановление ФАС Уральского округа от 12.09.2006 № Ф09-7420/06-С3; решение от 27.01.2006 по делу № А76-15532/2005).

 

5. При рассмотрении требований о признании договоров целевого взноса (вклада) на финансирование жилищного строительства недействительными (ничтожными) в обязательном порядке привлекается застройщик.

ООО «К» обратилось в арбитражный суд с иском к «Ч», ООО «ПКФ», ООО «У» о признании договоров целевого взноса (вклада) на финансирование жилищного строительства недействительными (ничтожными), как не соответствующими ст. ст. 209, 1041-1054 ГК РФ, по основаниям ст. 168 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Отказывая в иске, суды первой и апелляционной инстанции сделали вывод о правомерности передачи квартир по спорным договорам на основании договора подряда, заключенного между ООО «А» и ООО «ПКФ», а также о факте передачи ООО «К» прав застройщика ООО «А». Между тем, ООО «А» к участию в деле не привлекалось.

Поскольку суд принял судебные акты о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, кассационной инстанцией указанные судебные акты отменены на основании п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(Постановление ФАС Уральского округа от 25.05.2006 № Ф09-4307/06-С4, решение от 30.12.2005 по делу № А76-21411/2005-25-696).

 

 

 

 

 

III. Споры по обжалованию решений общих собраний участников (акционеров).

 

1. При рассмотрении исковых требований, заявленных участником общества о признании недействительным решений внеочередного общего собрания участников общества, судом вынесен судебный акт без привлечения к участию в деле участников общества, принявших оспариваемое решение.

В арбитражный суд обратился участник общества с ограниченной ответственностью (физическое лицо) с заявлением о признании недействительными решений внеочередного общего собрания участников общества, которыми избрана ревизионная комиссия общества, досрочно прекращены полномочия директора, и назначен новый директор.

Удовлетворяя заявленные требования истца в полном объеме, суд исходил из того, что решение общего собрания участников общества принято с нарушением ст. 33, 35, 36, 37 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», положений Устава общества и нарушает права и законные интересы истца.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Основанием для пересмотра дела в кассационной инстанции послужила кассационная жалоба, поданная участником общества, не привлеченным к участию в деле.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, указал, что оно принято без привлечения к участию в деле лиц (других участников общества), принявших оспариваемые решения, что в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ является безусловным основанием для отмены решения суда.

 (Постановление ФАС Уральского округа от 24.04.2007 № Ф09-3017/07-С4; решение от 11.01.2007 по делу № А76-22239/2006).

 

2. При рассмотрении исковых требований акционера, заявленных в соответствии со ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» о признании недействительными решений общих собрания акционеров общества судом принят судебный акт без привлечения к участию в деле третьих лиц - других акционеров общества, чьи права и интересы затрагиваются решением.

Акционер АОЗТ (физическое лицо) обратился в арбитражный суд с заявлением к АОЗТ о признании недействительными решений общих собраний акционеров общества, на основании которых производился выдел имущественных паев.

Удовлетворяя заявленные требования истца в полном объеме, суд исходил из того, что решения общих собраний акционеров приняты с нарушением требований ст.ст. 2, 47, 48, 54, 55, 58, 59, 62, 63 ФЗ «Об акционерных обществах». Спорные собрания проведены с нарушением порядка созыва собрания, отсутствует решение правления о созыве собрания, отсутствуют доказательства уведомления о созыве собрания, отсутствуют подписи председателя и секретаря собрания на протоколе.

Основанием для пересмотра дела в апелляционной инстанции послужила жалоба, поданная лицами, не привлеченными к участию в деле: участником общества (физическим лицом), и сельскохозяйственным производственным кооперативом, в который вносились имущественные паи, полученные в АОЗТ.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда, указал, что оно принято без привлечения к участию в деле лиц, принявших оспариваемые решения, что в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ является безусловным основанием для отмены решения суда.

При рассмотрении заявленных требований по правилам первой инстанции, суд апелляционной инстанции удовлетворил заявленные исковые требования – признал недействительными решения общего собрания акционеров.

По существу, апелляционная инстанция дала аналогичную оценку обстоятельствам дела и представленным доказательствам, что и суд первой инстанции, но допущенное процессуальное нарушение повлекло отмену судебного акта первой инстанции.

В кассационной инстанции постановление не пересматривалось.

(Постановление апелляционной инстанции от 22.01.2007, решение от 31.07.2006 по делу № А76-6270/2006-24-303).

 

3. При рассмотрении требований о признании недействительным решения общего собрания общества с ограниченной ответственностью судом первой инстанции не решен вопрос о привлечении надлежащего ответчика по делу - ООО, что явилось безусловным основанием к отмене судебного акта.

Граждане С. и П. обратились в арбитражный суд с иском к гражданам Ш., В., С., Б., Ю., М. о признании недействительным решения общего собрания общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО) о переходе права общей долевой собственности на нежилое помещение, а также передаточных актов и признании недействительной государственной регистрации перехода такого права.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ООО, регистрирующий орган, гражданка Д.

Решением суда первой инстанции в иске отказано. Постановлением 18 Арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, решением общего собрания участников ООО из состава участников общества выведены граждане - ответчики, в состав участников общества принята гражданка Д., ей переуступлена доля 100%.

На оспариваемом общем собрании участников в присутствии гражданки Д. и вышедших участников (граждан - ответчиков) были приняты решения о согласии на совершение сделки по отчуждению обществом недвижимого имущества, о выплате вышедшим участникам действительной стоимости их долей, о выдаче вышедшим участникам в счет выплаты действительной стоимости долей имущества в натуре в виде нежилого помещения в общую долевую собственность без выдела доли, с определением доли каждого из них.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что настоящий иск предъявлен к ненадлежащим ответчикам, так как оспариваемое собрание проведено ООО, которое не привлечено к участию в деле в качестве ответчика.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что сведений о рассмотрении вопроса о замене ненадлежащего ответчика в порядке ст. 47 АПК РФ в материалах дела не имеется.

Отменяя вынесенные по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции отметил следующее.

Согласно ч. 1 ст. 47 АПК РФ, в случае, если при подготовке дела к судебному разбирательству или во время судебного разбирательства в суде первой инстанции будет установлено, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, арбитражный суд может по ходатайству или с согласия истца допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим. При этом ч. 5 ст. 47 АПК РФ предусмотрено, что арбитражный суд рассматривает дело по предъявленному иску, если истец не согласен на замену ответчика другим лицом или на привлечение этого лица в качестве второго ответчика.

Основанием для отмены судебных актов признано то, что в нарушение ч. 5 ст. 47 АПК РФ суды вынесли решение по предъявленному иску без выяснения позиции истцов по вышеуказанным вопросам, вопрос о привлечении к участию в деле в качестве ответчика ООО арбитражным судом разрешен не был.

(Постановление ФАС Уральского округа от 25.01.2006 № Ф09-4572/05-С5, решение от 04.07.2005 по делу № А76-47670/2004).

 

IV. Споры о признании недействительным постановлений, действий, бездействий судебных приставов-исполнителей.

 

1. Признавая незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в том, что им в нарушение ст. 49 ФЗ «Об исполнительном производстве» не было обращено взыскание на заложенное имущество должника, суды не рассмотрели вопрос о привлечении к участию в деле залогодержателя, что признано судом кассационной инстанции безусловным основанием для отмены судебных актов.

ЗАО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в несовершении действий по изъятию и принудительной реализации имущества должника заявителя.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что заявленные требования подлежат удовлетворению.

 Материалами дела подтверждено, что судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства направлены в регистрационные органы запросы с целью отыскания имущества должника, составлены акты ареста (описи) имущества должника, вынесены постановления о запрете на отчуждение имущества должника.

Судом первой инстанции установлено, что арестованное имущество должника находится в залоге у банка. При этом залоговые обязательства должником перед банком не исполнены.

Принимая во внимание положения ст. ст. 12, 13 ФЗ «О судебных приставах», суды отметили, что судебный пристав-исполнитель обязан принять меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительного документа, используя предоставленные ему права в соответствии с законом и не допуская в своей деятельности ущемления прав и законных интересов организаций.

Согласно ст. 49 ФЗ «Об исполнительном производстве», на заложенное имущество может быть обращено взыскание при недостаточности у должника иного имущества для полного удовлетворения предъявленных ему требований, не обеспеченных залогом, с соблюдением установленных законодательством РФ прав залогодержателя. Обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется путем его реализации.

В соответствии с ч. 1 ст. 54 ФЗ «Об исполнительном производстве» реализация арестованного имущества, за исключением имущества, изъятого по закону из оборота, независимо от оснований ареста и видов имущества осуществляется путем его продажи в двухмесячный срок со дня наложения ареста, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Установив, что указанные положения закона судебным приставом-исполнителем не соблюдены, в связи с чем, нарушены права взыскателя - заявителя, суды признали бездействие ответчика незаконным.

Суд кассационной инстанции отменил принятые по делу судебные акты в связи с нарушением норм процессуального права и направил дело на новое рассмотрение, отметив следующее.

Сделав вывод о нарушении прав взыскателя в связи с тем, что арестованное имущество, находящееся в залоге у банка, не реализовано, суды не решили вопрос о привлечении к участию в деле залогодержателя в целях недопущения нарушения его прав и законных интересов.

(Постановление ФАС Уральского округа от 28.06.2007 № Ф09-4775/07-С5, решение от 18.01.2007 по делу № А76-31163/2006).

 

V. Споры, возникающие из внедоговорных обязательств.

 

5.1. О взыскании неосновательного обогащения.

 

1. Дело о взыскании неосновательного обогащения направлено на новое рассмотрение, так как суд принял решение о правах и обязанностях арендодателя, не привлеченного к участию в деле.

ГОУ «А» обратилось в арбитражный суд с иском к ГОУ «Ю» о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены частично, с ГОУ "Ю" взыскана в части сумма неосновательного обогащения. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании суммы неосновательного обогащения в части платы за пользование помещениями и соответственно процентов за пользование денежными средствами, судами обеих инстанций со ссылкой на п. 2 ст. 167, 1103 ГК РФ сделан вывод о том, что неосновательное обогащение имело место у ненадлежащего арендодателя - областного комитета по управлению государственным имуществом (далее- комитет), а не у ответчика. При этом суды обеих инстанций исходили из того, что до момента освобождения помещений ответчиком арендные платежи последним перечислялись в адрес комитета в согласованном договором размере платежными поручениями.

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, кассационная инстанция указала, что судами не дана надлежащая правовая оценка доводам истца о том, что наличие неосновательного обогащения только со стороны комитета ограничивает притязания истца на возмещение суммы неосновательного обогащения по цене, существующей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (п. 1 ст. 6, п. 3 ст. 424, п. 2 ст. 1105 ГК РФ) в связи с тем, что ответчик осуществлял арендные платежи комитету по льготному тарифу. Кроме того, комитет к участию в деле не привлекался. При новом рассмотрении дела суду указано на необходимость устранить отмеченные недостатки, установить и исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, в том числе рассмотреть вопрос о необходимости привлечения к участию в деле комитета, дать надлежащую правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам и принять судебный акт в соответствии с требованиями действующего законодательства.

(Постановление ФАС Уральского округа от 07.08.2006 № Ф09-6815/06-С3, решение от 20.03.2006 по делу № А76-52296/05-11-1327/124-22-495; см. также: постановление ФАС Уральского округа от 14.05.2007 № Ф09-6815/06-С6, от 07.08.2006 № Ф09-6809/06-С3,                      от 31.01.2005 № Ф09-31/05ГК).

 

2. Дело о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами передано на новое рассмотрение, поскольку судом не приняты меры к установлению надлежащего ответчика по иску – администратора поступлений денежных средств в бюджет – и получению согласия истца на замену ненадлежащего ответчика.

Управление обратилось в арбитражный суд с иском к Министерству финансов области, при участии третьих лиц: Управления Федерального казначейства (далее - казначейство), Федеральной службы судебных приставов межрайонного подразделения судебных приставов, Комитета по управлению имуществом и земельным отношениям                   города (далее - комитет) о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что Министерство финансов области не может выступать в качестве ответчика по требованию о взыскании неосновательного обогащения в виде взысканной в доход федерального бюджета задолженности по арендной плате и пени на основании решения суда, по которому осуществлен поворот исполнения (ст. 125 ГК РФ, положение о Министерстве финансов Челябинской области), и истцом не доказан факт неосновательного обогащения  Министерства финансов области (ст. 65 АПК РФ).

Отменяя судебные акты и передавая дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала на нарушение  судами ч. 1 ст. 47 АПК РФ, поскольку судом не приняты меры к установлению надлежащего ответчика и не получено согласие истца на замену  ненадлежащего ответчика.

(Постановление ФАС Уральского округа от 23.05.2006 № Ф09-4120/06-С3, решение от 24.10.2005 по делу № А76-24800/05-11-839/8-314; См. также: постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.02.2007 № Ф09-4120/06-С3.)

 

3. Дело о взыскании неосновательного обогащения передано на новое рассмотрение, поскольку выводы об отсутствии у общества правопреемства по договору электроснабжения сделаны судом без анализа разделительного баланса и его оценки в совокупности с другими доказательствами по делу.

Общество «У» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Ч» о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в результате переплаты по договору в связи с неправильным применением сторонами тарифа.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Суды первой и апелляционной инстанций, признавая исковые требования не подлежащими удовлетворению, исходили из того, что истец не доказал факт возникновения неосновательного обогащения у ответчика. При этом суды указали, что у ответчика отсутствовала возможность неосновательно обогатиться за счет истца, поскольку требования заявлены истцом о взыскании неосновательного обогащения, возникшего до момента, когда общество «Ч» было зарегистрировано в качестве юридического лица, то есть последнее не обладало правоспособностью.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указал следующее.

При вынесении судебных актов не учтено, что общество «Ч» было образовано в результате выделения его из состава общества «М».

Согласно п. 4 ст. 58 ГК РФ при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у общества «Ч» правопреемства по договору основаны на недостаточно полном исследовании обстоятельств дела, поскольку сделаны без анализа разделительного баланса и оценки его в совокупности с другими доказательствами по делу, тогда как из материалов дела усматривается наличие воли общества "Ч" на возникновение правопреемства общества "М" в отношении его прав и обязанностей по данному договору.

Суд кассационной инстанции указал на необходимость рассмотреть вопрос о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица общества "М" и, установив фактические обстоятельства по делу, разрешить спор в соответствии с нормами действующего законодательства.

(Постановление ФАС Уральского округа от 13.12.2006 № Ф09-11071/06-С3, решение от 06.05.2006 по делу № А76-18242/05-22–565/196/11-243/11-5).

 

5.2. О возмещении вреда (убытков).

 

1. При рассмотрении искового заявления о взыскании убытков судом не было вынесено определение по результатам рассмотрения заявления ответчика о привлечении его в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, не оценил данное обстоятельство, не исследовал субъектный состав лиц, участвующих в деле, на что обратила внимание кассационная инстанция.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу, в котором просило (с учетом уточненных исковых требований) на основании ст. ст. 15, 1064, 1068, 1082 ГК РФ возместить убытки, причиненные имуществу истца, в суммах, составляющих стоимость утраченного имущества.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленного требования о взыскании убытков ввиду отсутствия основания для взыскания убытков в соответствии со ст. 15 ГК РФ, исходя из того, что до возникновения разногласий между учредителями истца и ответчика, техникой, принадлежащей истцу, и производственной базой, принадлежащей ответчику, стороны пользовались совместно, истцом не представлено надлежащих доказательств того, что действия ответчика направлены на удержание трубоукладчика.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал на то, что материалами дела подтверждено, что по указанию бывшего директора общества ответчика имущество было выведено из строя работниками ответчика и разукомплектовано, запчасти вывезены на базу ответчика, и, руководствуясь ст. 1068 ГК РФ, удовлетворил исковые требования о взыскании убытков в полном объеме.

Основанием для пересмотра дела в кассационной инстанции послужила кассационная жалоба, поданная бывшим директором ответчика, не привлеченным к участию в деле. Суд кассационной инстанции, отменяя вынесенные судебные акты, и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указал следующее:

Согласно ст. 51 АПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда.

Как следует из материалов дела, до принятия судом первой инстанции решения бывший директор ответчика обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении его в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в котором указал на то, что принятие решения по делу может повлиять на его права и законные интересы. Однако в нарушение ч. 3 ст. 51 АПК РФ судом первой инстанции определение по результатам рассмотрения данного заявления не вынесено.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, не оценил данное обстоятельство, не исследовал субъектный состав лиц, участвующих в деле, и принял постановление, в котором сделал вывод о причинении вреда истцу работниками (в том числе директором) ответчика при исполнении ими трудовых (служебных, должностных) обязанностей, и на основании п. 1 ст. 1068 ГК РФ, устанавливающего, что юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, взыскал с ответчика убытки, причиненные его работниками. Таким образом, суд апелляционной инстанции высказался о правах и обязанностях бывшего директора ответчика, не привлеченного к участию в деле.

В соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ основанием для безусловной отмены судебных актов является принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

(Постановление ФАС Уральского округа от 14.06.2007 № Ф09-4325/07-С4; решение от 29.11.2006 по делу № А76-18368/2006-25-188).

 

2. Поскольку судом первой инстанции к участию в деле о взыскании убытков виде упущенной выгоды в качестве соответчика не был привлечен финансовый орган, суд апелляционной инстанции отменил решение на основании п. 4 ч. 4                        ст. 270 АПК РФ.

ООО «С» обратилось в арбитражный суд с иском к Главному управлению материальных ресурсов области о взыскании убытков в виде упущенной выгоды. Определениями суда первой инстанции к участию в деле в качестве ответчиков привлечены Министерство здравоохранения области, клиническая больница.

До вынесения решения истец уточнил исковые требования и просил взыскать убытки в виде упущенной выгоды с Министерства здравоохранения области как заказчика конкурса на основании ст. ст. 15, 309, 448, 528 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции в иске отказано.

Отменяя решение суда, апелляционная инстанция указала следующее.

В соответствии со ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Вред возмещается за счет, соответствующей казны, от имени которых в силу ст. 1071 ГК РФ выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3                  ст. 125 ГК обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Таким образом, в случае предъявления юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу арбитражный суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый орган.

Как видно из материалов дела, требования ООО «С» предъявлены к Главному управлению материальных ресурсов области и Министерству здравоохранения области, являющихся органами исполнительной власти. В связи с чем, убытки могут быть возмещены за счет казны области, и в качестве соответчика суд должен был привлечь соответствующий финансовый орган – Министерство финансов области.

(Постановление апелляционной инстанции от 28.06.2006, решение суда от 10.04.2006 по делу № А76-46223/2005-17-1278/22).

 

VI. Споры о взыскании задолженности по оплате услуг водоснабжения и водоотведения.

 

1. Рассматривая спор о взыскании задолженности по оплате услуг водоснабжения и водоотведения, суд отказал в удовлетворении требований, предъявленных к ответчику, установив, что потребителем коммунальных услуг в спорный период являлась другая организация. Непривлечение указанной организации к участию в деле послужило основанием для отмены решения судом вышестоящей инстанции по п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ.

ФГУП обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «П» о взыскании суммы задолженности по оплате услуг водоснабжения и водоотведения за определенный период.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал, исходя из того, что право собственности на помещения магазина является предметом спора между ответчиком и иной организацией в рамках другого дела. Также суд указал, что представленными доказательствами подтвержден факт эксплуатации данных помещений в спорный период иным лицом, чем указано в договоре на водоснабжение и водоотведение. В связи с этим судом сделан вывод о том, что потребителями коммунальных услуг являлась организация ООО «Т» (фактический пользователь спорных помещений), соответственно, обязанность по оплате предоставленных истцом услуг не может быть возложена на ответчика.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Суд кассационной инстанции, пришел к выводу о необходимости отмены принятого судом первой инстанции решения по следующим основаниям.

ООО «П» в суде первой инстанции ссылалось на то обстоятельство, что фактически в спорный период помещением магазина пользовалось ООО «Т». С учетом данного довода ответчика суд установил, что потребителем коммунальных услуг в спорный период являлось ООО «Т», чем по существу принял решение о правах и обязанностях ООО «Т». При этом данное лицо к участию в деле привлечено не было.

В соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, в любом случае является основанием для отмены решения, постановления.

(Постановление ФАС Уральского округа от 13.03.2006 № Ф09-1467/06-С5, решение от 13.12.2005 по делу № А76-25019/2005).

 

2. Дело о взыскании задолженности и пени за оказанные услуги по водоснабжению и водоотведению направлено на новое рассмотрение, поскольку судом в полной мере не исследован вопрос о том, кто являлся потребителем услуг, поставляемых истцом.

ОАО «Р» обратилось в суд с иском к ООО «П» о взыскании задолженности и пени за оказанные услуги по водоснабжению и водоотведению по договору.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично.

В апелляционном порядке дело не пересматривалось.

Удовлетворяя исковые требования частично (за период с июня по сентябрь 2005 года), суд исходил из их обоснованности. При этом указано, что доказательств в подтверждение фактического потребления воды ответчиком в октябре и ноябре 2005 года не представлено, в то время как сети, по которым осуществлялась подача воды, переданы МУП «Ж» в связи с расторжением договора аренды.

Кассационная инстанция в своем постановлении указала, что судом не дана надлежащая оценка договору энергоснабжения, который в установленном законом порядке не расторгнут. В силу ст. 309 ГК РФ стороны были обязаны исполнять принятые на себя обязательства. Судом также в полной мере не исследован вопрос о том, кто являлся потребителем услуг, поставляемых ОАО "Р" в период с октября по ноябрь 2005 года. При этом в материалах дела имеются документы, свидетельствующие о получении ответчиком в спорный период денежных средств за услуги по водоснабжению и водоотведению от населения поселка П. Указывая в судебном акте на передачу ответчиком сетей МУП «П», суд по существу принял решение о правах и об обязанностях данного лица, не привлеченного к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены решения в силу п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

(Постановление ФАС Уральского округа от 20.07.2006 № Ф09-5360/06-С5, решение от 22.02.2006 по делу № А76-50319/05-22-1227/29/11-542).

 

VII. Споры о взыскании задолженности, санкций и убытков по иным гражданско-правовым договорам (поставка, страхование, аренда).

 

1. Делая вывод об отсутствии вины перевозчика и наличия вины грузоотправителя в просрочке поставки груза, суд не привлек к участию в деле грузоотправителя.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «РЖД» о взыскании пени за просрочку в доставке грузов.

Отказывая истцу в заявленных требованиях, суд указал, что согласно ст. 97 УЖТ РФ за просрочку доставки груза перевозчик уплачивает пени в размере девяти процентов платы за перевозку грузов, но не более в размере платы за перевозку данных грузов, доставку порожнего вагона, контейнера, если не докажет, что просрочка произошла вследствие предусмотренных ч. 1 ст. 29 Устава обстоятельств. В соответствии с п. 6.3 «Правил исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом» утвержденных Приказом МПС России 18.06.2003 № 27 устанавливает, что срок доставки грузов увеличивается на все время задержки, в том числе в случае задержки вагонов, контейнеров в пути следования, связанной с исправлением их технического или коммерческого состояния, возникшего по не зависящей от перевозчика причинам. Согласно доказательств, представленных ответчиком, вагон был задержан в связи с ремонтом по не зависящим от перевозчика причинам, что подтверждается железнодорожной накладной.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, указал, что задержка вагона возникла по вине грузоотправителя, нарушившего правила погрузки, что привело к технической неисправности вагона.

Суд кассационной инстанции судебные акты обеих инстанций отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав, что, делая вывод об отсутствии вины перевозчика и наличия вины грузоотправителя, суды тем самым приняли решение о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебных актов в силу п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

(Постановление ФАС Уральского округа от 31.10.2006 № Ф09-9563/06-С5; решение от 19.05.2006 по делу № А76-4042/2006-1-161).

 

2. При рассмотрении спора по иску страховой компании о взыскании со страховщика гражданской ответственности в порядке суброгации суммы убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, суду следовало привлечь к участию в деле в качестве третьего лица причинителя вреда.

Страховая компания обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с организации – иной страховой компании убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП). При этом истец сослался на                                        ст.ст. 931, 965 ГК РФ и на то, что ему перешло право требования возмещения ущерба (суброгации) к лицу, ответственному за причиненные убытки.

Судами первой и апелляционной инстанции в удовлетворении заявленных требований было отказано, исходя из того, что истцом, в нарушение положений гражданского законодательства, размер убытков, причиненных ДТП, не доказан.

При этом судами установлено и отражено в принятых ими судебных актах то обстоятельство, что иск заявлен о возмещении ущерба от повреждения застрахованного автомобиля в результате ДТП, виновником которого явился водитель К., гражданская ответственность которого застрахована ответчиком в пределах суммы возмещения вреда причиненного имуществу одного потерпевшего.

Суд кассационной инстанции судебные акты обеих инстанций отменил, дело направил на новое рассмотрение.

Руководствуясь ч. 1 ст. 51 АПК РФ, суд кассационной инстанции указал, что возможность предъявления иска к третьему лицу, обусловленная взаимосвязанностью основного спорного правоотношения и правоотношения между стороной и третьим лицом, предполагает привлечение последнего к участию в деле.

Учитывая, что судебные акты по указанному делу могут повлиять на права и обязанности причинителя вреда – водителя К., суды необоснованно не рассмотрели вопрос о привлечении его к участию в деле.

(Постановление ФАС Уральского округа от 05.07.2007 № Ф09-4782/07-С6, решение от 04.12.2006 по делу № А76-14223/2006).

 

3. При рассмотрении требования о взыскании долга по договорам субаренды нежилого помещения и процентов за пользование чужими денежными средствами судом не был привлечен к участию в деле качестве третьего лица арендодатель по договору аренды.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с закрытого акционерного общества задолженности по договорам субаренды нежилого помещения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что суммы за пользование подъездными путями, телефонной связью, теплоэнергией, холодной и горячей водой необоснованно включены в выставленные ответчику счета-фактуры, так как они, по смыслу ст. 614 ГК РФ, не являются арендной платой, а подъездные пути не являлись объектом аренды.

Отменяя решение и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что договор аренды, на основании которого арендодатель передал ООО во временное пользование нежилые здания, в соответствии с п. 3 ст. 607, п. 1 ст. 654 ГК РФ не заключен, поскольку его условия не позволяют определить объект аренды и размер арендной платы. Незаключенная сделка не влечет правовых последствий, соответственно договоры субаренды ничтожны, поскольку у ООО в силу ст. 608 ГК РФ отсутствовало право на передачу помещений в субаренду. Суд апелляционной инстанции признал указанные договоры субаренды также незаключенными, так как из них невозможно точно определить объект субаренды.

Основанием для пересмотра дела в кассационной инстанции послужила кассационная жалоба, поданная истцом, в которой он просит указанные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на нарушение судами п. 1, 3 ст. 607, п. 1 ст. 654 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции, отменяя постановление апелляционной инстанции, и направляя дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указал следующее.

Из материалов дела не усматривается, что вопрос о согласованности сторонами всех существенных условий договоров аренды, субаренды был предметом судебного исследования, и, соответственно, стороны спора имели возможность представлять по нему свои доводы и возражения.

Из смысла ст.ст. 166-168 ГК РФ следует, что недействительной (ничтожной) может быть признана только заключенная сделка.

В нарушение названных норм права суд апелляционной инстанции квалифицировал договоры субаренды одновременно ничтожными и незаключенными.

Суд апелляционной инстанции, делая вывод о незаключенности основного договора аренды, и договоров субаренды высказался о правах и обязанностях арендодателя, не привлеченного к участию в деле.

В соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ основанием для безусловной отмены судебных актов является принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

При новом рассмотрении суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в соответствии с п.п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ. Рассматривая  по существу заявленные требования по правилам первой инстанции, суд апелляционной инстанции удовлетворил заявленные исковые требования в полном объеме.

(Постановление ФАС Уральского округа от 13.06.2006 № Ф09-3884/06-С6; Постановление апелляционной инстанции от 16.08.2006, решение от 29.09.2005 по делу         № А76-22339/2005-11-760).

 

VIII. Споры о признании незаконными действий (бездействия) государственных органов

 

1. При рассмотрении заявления фонда о признании незаконным бездействия администрации судом принят судебный акт без привлечения к участию в деле третьего лица – общества, которое является заявителем по другому делу, обстоятельства которого были положены в основу доказательственной базы по рассматриваемому делу.

Фонд развития жилищного строительства и реконструкции предприятий строительной индустрии г. Челябинска (далее - фонд) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия администрации по выдаче фонду разрешения на строительство административно-торгового комплекса на земельном участке или отказа в выдаче такого разрешения с указанием причин отказа (с учетом уточнения заявленных требований, принятых судом в порядке, предусмотренном ст. 49 АПК РФ).

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено Главное управление архитектуры и градостроительства города.

Суд первой инстанции, удовлетворил заявленные требования - признал незаконным, противоречащим ст. 51 ГрК РФ бездействие администрации, выразившееся в невыполнении действий по выдаче разрешения на строительство (отказа в разрешении на строительство), и обязал ответчика устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем принятия решения по существу (выдать разрешение на строительство административно-торгового комплекса или отказать в выдаче такого разрешения с указанием причин отказа), в соответствии с ч. 11 ст. 51 ГрК РФ.

При этом суд исходил из следующего.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 8 ГрК РФ, к полномочиям органов местного самоуправления поселений в области градостроительной деятельности относится, в том числе и выдача разрешений на строительство, разрешений на ввод объектов в эксплуатацию при осуществлении строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства, расположенных на территориях поселений.

Согласно Инструкции по предпроектной и проектной подготовке строительства, утвержденной постановлением Главы города, разрешение на строительство выдается администрацией города Челябинска на основании заявлений заинтересованных физических и юридических лиц.

В соответствии с ч.1 ст. 51 ГрК РФ разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт, за исключением случаев, предусмотренных ГрК РФ.

В судебном заседании установлено, что в 10-дневный срок, установленный п.11                     ст. 51 ГрК РФ, по заявлению истца администрация не выдала разрешение на строительство объекта недвижимости и не отказала в выдаче такого разрешения с указанием причин отказа, то есть допустила бездействие, что не соответствует нормам Градостроительного кодекса. Непринятие решения ответчиком в течение установленного срока нарушает права заявителя – арендатора земельного участка, имеющего право возводить на нем объекты недвижимости, включая строительство жилых и нежилых зданий, сооружений (ст. 40, ст. 41 ЗК РФ). В случае предоставления земельного участка для целей строительства возведение на земельном участке строения или сооружения входит в обязанности землепользователя в рамках разрешенного целевого назначения земельного участка.

Суд апелляционной инстанции, отменяя указанное решение, и принимая дело к рассмотрению по правилам первой инстанции, указал следующее.

Материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что в соответствии с постановлением Главы города истцу был предоставлен земельный участок для проектирования и строительства административно-торгового комплекса. На основании указанного постановления фондом был заключен соответствующий договор аренды. Право аренды зарегистрировано в установленном законодательством порядке.

В арбитражный суд обратилось общество с ограниченной ответственностью с заявлением к фонду и администрации о признании недействительным вышеуказанного постановления, договора аренды и регистрационной записи.

Таким образом, указанное общество является заявителем по другому делу, обстоятельства которого были положены в основу доказательственной базы по рассматриваемому делу, однако общество к участию в настоящем деле не привлечено.

В силу п. 4 ч. 4. ст. 270 АПК основанием для безусловной отмены решения суда первой инстанции является принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (п. 42 Информационного письма Президиума ВАС РФ         № 82 от 13.08.2004 «О некоторых вопросах применения АПК РФ»).

При рассмотрении заявленных требований по правилам первой инстанции, суд апелляционной инстанции удовлетворил заявленные исковые требования в полном объеме.

Одним из доводов, указанных администрацией в поданной кассационной жалобе, является то, что судом к участию в деле не было привлечено Управление архстройнадзора.

Суд кассационной инстанции, оставляя постановление апелляционной инстанции в силе, указал следующее.

Порядок вступления в дело третьих лиц определен соответственно ст. 50 и 51 АПК РФ. В деле отсутствуют заявления Управления архстройнадзора о вступлении в дело в качестве третьего лица, а равно ходатайства сторон о необходимости привлечения Управления архстройнадзора к участию в деле в указанном качестве.

Необходимости привлекать по инициативе суда к участию в деле Управление архстройнадзора не имелось.

По отношению к сторонам настоящего административного спора права и обязанности Управления архстройнадзора как образования, являющегося структурным подразделением администрации, которая, в свою очередь, самостоятельно участвует в настоящем деле, судебным актом апелляционного суда, принятым по делу, не затронуты. При этом наличие у Управления архстройнадзора статуса юридического лица не влияет на его подчиненное положение по отношению к администрации.

(Постановление ФАС Уральского округа от 17.07.2007 № Ф09-5089/07-С1; Постановление 18 ААС от 05.12.2007, Постановление 18 ААС от 28.04.2007, решение от 24.10.2006 по делу № А76-2869/2006-57-314).

 

2. При рассмотрении спора о признании незаконным бездействия органов местного самоуправления, выразившегося в непредставлении обществу земельного участка для осуществления строительства, обязании заинтересованных лиц заключить с заявителем договор аренды названного земельного участка суду следовало оценить имеющиеся в материалах дела документы, подтверждающие наличие прав третьих лиц на спорный участок, и привлечь этих лиц к участию в деле.

 ЗАО обратилось в арбитражный суд с заявлением к главе города, администрации города, комитету по управлению имуществом и земельным отношениям города (далее - комитет) о признании незаконным бездействия указанных лиц, выразившегося в непредоставлении земельного участка для осуществления строительства, обязании заинтересованных лиц принять решение о предоставлении указанного земельного участка для строительства ЗАО, возложении на комитет обязанности заключить с ЗАО договор аренды названного земельного участка.

Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Главное управление архитектуры и градостроительства администрации города. Производство по делу в отношении главы города прекращено.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной инстанции дело не пересматривалось.

Суд кассационной инстанции решение отменил, направив дело на новое рассмотрение, исходя из следующего.

Делая вывод о том, что исковые требования не подлежат удовлетворению, поскольку ЗАО не предприняло мер к разработке проекта застройки территории земельного участка, суд не сделал ссылок на нормативные акты, в соответствии с которыми совершение данного действия необходимо для решения вопроса о предоставлении земельного участка под строительство. При этом доводы о бездействии администрации г. Челябинска со ссылкой на Земельный кодекс РФ оставлены судом без правовой оценки.

Позицию суда о недоказанности нарушения прав и законных интересов ЗАО суд кассационной инстанции счел необоснованной, так как в заявлении ЗАО указало на нарушение своих прав и законных интересов, ссылаясь на наличие актов выбора земельных участков и кадастрового плана на спорный земельный участок. Поскольку наличие таких документов в силу п. 2 ст. 32 Земельного кодекса РФ может являться основанием для предоставления земельного участка для строительства, вывод суда о том, что ЗАО не доказало нарушения своих прав, не соответствует имеющимся в деле доказательствам. Однако наличие таких документов не свидетельствует о бесспорном праве заявителя на получение этого земельного участка в пользование.

Кроме того, суд кассационной инстанции указал на наличие безусловных оснований для отмены судебного акта (принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле).

При рассмотрении данного спора и установлении наличия прав третьих лиц на земельный участок суду необходимо было оценить имеющиеся в материалах дела документы: свидетельство о государственной регистрации договора аренды земельного участка, где арендатором выступает гражданин М., договор аренды земельного участка и дополнительное соглашение к нему, где арендатором выступает ООО "Л".

При рассмотрении спора судом первой инстанции указанные лица к участию в деле привлечены не были.

(Постановление ФАС Уральского округа от 29.03.2006 № Ф09-2075/06-С6, решение от 23.11.2005 по делу А76-29417/2005).

 

3. При рассмотрении заявления о признании незаконными действий Центра технической инвентаризации по внесению в Единый государственный реестр объектов градостроительной деятельности и обязании ответчика исключить из реестра одни объекты и внести другие суд, признав подъездной путь сложной вещью, фактически установил права истца на стрелочные переводы, право собственности на которые зарегистрировано в установленном порядке за третьим лицом, не привлеченным к участию в деле.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий ОГУП «Областной центр технической инвентаризации» по внесению в Единый государственный реестр объектов градостроительной деятельности и обязании ответчика исключить из реестра одни объекты и внести другие.

В качестве третьего лица привлечено управление Федеральной регистрационной службы.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

На основании данных технического паспорта ответчиком внесены сведения в Единый государственный реестр объектов градостроительной деятельности и выданы выписки из реестра в целях государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии с указанными выписками объект недвижимости - железнодорожный путь - разделен на несколько объектов, не связанных между собой конструктивно.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что технический паспорт на подъездной путь, выданный по результатам проведенной инвентаризации, не содержит каких-либо данных, свидетельствующих о том, что данный объект недвижимого имущества состоит из частей, не связанных между собой. Напротив, из содержания технического паспорта следует, что подъездной путь, является одним объектом недвижимого имущества, о чем свидетельствует также то обстоятельство, что ему присвоен один инвентарный номер. Принимая во внимание, что у ответчика не имелось оснований для разделения подъездного пути на несколько объектов недвижимого имущества, суды признали действия ответчика по внесению в реестр объектов градостроительной деятельности подъездных путей, совершенные в отношении истца, незаконными.

Индивидуальный предприниматель обратился в ВАС РФ с заявлением о пересмотре указанных судебных актов в порядке надзора. Определением ВАС РФ дело направлено на рассмотрение в ФАС Уральского округа для проверки в порядке кассационного производства.

Оспаривая судебные акты, индивидуальный предприниматель сослался на нарушение судами норм материального и процессуального права: спор рассмотрен о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

В заявлении о пересмотре судебных актов индивидуальный предприниматель указал что суды первой и апелляционной инстанций, признав подъездной путь сложной вещью, фактически установили права истца на стрелочные переводы (находящиеся между конструктивными элементами подъездного пути), которые не были включены в технический паспорт. При этом стрелочный перевод находится в собственности иного лица – индивидуального предпринимателя, права которого зарегистрированы в установленном порядке. Таким образом, неполное исследование судами обстоятельств дела привело к регистрации права собственности на стрелочный перевод одновременно за двумя лицами.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции отменил судебные акты в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

(Постановление ФАС Уральского округа от 29.05.2007 № Ф09-3969/07-С6; решение от 21.03.2005 по делу № А76-45155/2004).

 

IX. Споры о взыскании страховых взносов.

 

1. При рассмотрении требований Управления Пенсионного фонда РФ о взыскании с предпринимателя сумм недоимки и пени по страховым взносам судом принят судебный акт без привлечения к участию в деле третьего лица – соответствующей налоговой инспекции.

В соответствии с п. 2 ст. 25 ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании» от 15.12.01 № 167-ФЗ (далее закон № 167-ФЗ), ГУ Управление Пенсионного Фонда РФ в городе обратилось в арбитражный суд с заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя сумм недоимки и пени по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование.

Удовлетворяя заявленные требования истца в полном объеме, суд исходил из следующего. В соответствии с п. 2 ст. 6, п. 2 ст. 14 закона № 167-ФЗ ответчик является страхователем по обязательному пенсионному страхованию и обязан своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ. За несвоевременную уплату страховых взносов в порядке, предусмотренном ст. 26 указанного закона начисляется пени. Согласно порядку исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, предусмотренному ст. 24 закона                         № 167-ФЗ, окончательным сроком уплаты страховых платежей является срок в 15 дней со дня, установленного для подачи расчета (декларации) за отчетный (расчетный) период.

Размеры страховых взносов за спорные периоды определены страхователем в ведомости формы АДВ-11, расчете авансовых платежей по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование. Страховые взносы за указанный отчетный (расчетный) периоды в бюджет Пенсионного фонда РФ уплачены ответчиком частично, о чем свидетельствует реестр учета платежей.

Об уплате страховых взносов ответчику в порядке ст. 69 НК РФ направлено требование, которое в установленный срок в добровольном порядке ответчиком не исполнено. Доказательств уплаты, страховых взносов и пени суду не представлено.

Суд апелляционной инстанции, отменяя указанное решение, и принимая дело к рассмотрению по правилам первой инстанции, указал следующее.

Из материалов дела следует, что ответчиком оплачены своевременно страховые взносы в пенсионный фонд, однако неверно указан код бюджетной классификации.

С 01.01.2005 администратором страховых взносов в Пенсионный фонд РФ является налоговый орган и согласно ст. 2 закона № 167-ФЗ, правоотношения связанные с уплатой пенсионных взносов, регулируются налоговым законодательством. На возврат (зачет) страховых взносов распространяются положения ст. 78 НК РФ.

Таким образом, решение суда принято о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле – Межрайонная ИФНС РФ, что в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ является безусловным основанием для отмены.

При рассмотрении заявленных требований по правилам первой инстанции, суд апелляционной инстанции частично удовлетворил заявленные исковые требования.

В кассационной инстанции постановление не пересматривалось.

(Постановление апелляционной инстанции от 05.12.2006, решение от 29.09.2006 по делу № А76-13558/2006-44-563).

 

X. Споры об обжаловании решений налогового органа.

 

1. При рассмотрении заявления индивидуального предпринимателя о признании недействительным решения налоговой инспекции суд, проанализировав сделки заявителя, установил их недобросовестность и взаимозависимость, при этом контрагент налогоплательщика по сделкам не был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения, вынесенного налоговой инспекцией.

Налоговый орган обратился в суд со встречным заявлением о взыскании с предпринимателя сумм налоговых санкций в порядке ст.ст. 119, 122 НК РФ.

Отказывая предпринимателю и удовлетворяя заявленные требования налогового органа, суд сделал вывод, что в ходе проведенных мероприятий налогового контроля установлен факт совершения налогоплательщиком нарушения требований НК РФ. Судом установлено, что между предпринимателем и банком были заключены кредитные договоры, а полученные на их основании денежные средства передавались предпринимателем ООО по договорам беспроцентного займа, в связи с чем суд сделал вывод об отсутствии экономической обоснованности сделок. Так же был сделан вывод о взаимозависимости между предпринимателем и ООО, поскольку учредитель ООО, является близким родственником предпринимателя.   

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда, указал, что суд первой инстанции фактически высказался о недобросовестности не только заявителя, но и общества, что может повлечь за собой в дальнейшем, негативные для него последствия в виде доначисления налогов, начисления пеней и взыскания штрафных санкций.

Решение принято о правах и обязанностях лица - общества, не привлеченного к участию в деле, что в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ является безусловным основанием для отмены. При рассмотрении заявленных требований по правилам первой инстанции, суд апелляционной инстанции частично удовлетворил заявленные требования.

(Постановление 18 ААС от 14.06.2007, решение от 20.02.2007 по делу № А76-33067/2006-38-111).

Примечание: Выводы Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда подлежат применению с учетом иной практики по подобной категории дел                           (см.: постановление ФАС МО от 31.03.2006 № КА-А40/2313-06; постановление ФАС ВСО                   от 03.07.2007 №  А19-27355/06-Ф02-3946/07; постановления ФАС ЗСО от 07.05.2007                № Ф04-2538/2007/33778-А75-41, от 12.03.2007 № Ф04-861/2007-32162-А46-41; постановления ФАС СЗО от 19.07.2007 № А56-41201/2006, от 14.05.2007 № А42-4488/2006; постановление ФАС СКО от 10.07.2007 № Ф09-3807/2007-1528А; постановления ФАС УО от 17.09.2007 № Ф09-7512/07-С3, от 10.09.2007 № Ф09-3532/07-С3).

 

XI. Споры о признании недействительными учредительных документов.

 

1. Признавая государственную регистрацию редакции устава общества незаконной, а свидетельство о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, недействительным, суд не привлек к участию в деле участника общества, владеющего преимущественной долей в уставном капитале, по заявлению которого была произведена оспариваемая регистрация и внесены соответствующие изменения в учредительные документы.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к Инспекции ФНС России о признании незаконной государственной регистрации новой редакции устава общества, а также о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

Заявитель, мотивировал свои требования тем, что решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица в налоговую инспекцию не было представлено, и в нарушение требований п. "б" ч.1 ст.17 Федерального закона от 08.08.01 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» оспариваемая регистрационная запись произведена без соответствующего решения юридического лица. Недействительность этого акта регистрации влечет недействительность и выданного на его основании свидетельства как производного документа.

Решением суда первой инстанции требования удовлетворены.

Устанавливая обстоятельства дела, суд указал, что, в соответствии с учредительным договором (новая редакция) и Уставов (новая редакция), утвержденными общим собранием участников, учредителем общества, помимо организаций (выступающих по делу в качестве третьих лиц) является гражданин с размером доли в уставном капитале 76%, являющийся при этом директором общества. Именно это лицо обратилось в ИФНС с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, представив документы, на основании которых ИФНС РФ было принято решение о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, выдано свидетельство.

Суд в мотивировочной части решения отметил, что, согласно подпункту "а" пункта 1 статьи 23 Федерального Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 № 129-ФЗ, непредставление необходимых документов является основанием для отказа в государственной регистрации. Установив, что решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица, относящееся к обязательным документам, представляемым для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, директором общества представлено не было, суд удовлетворил требования заявителя.

В порядке апелляционного производства решение суда не пересматривалось.

Основанием для отмены решения в кассационной инстанции послужило следующее.

Указав на то, что гражданин является участником общества, владеющим долей в уставном капитале общества, равной 76%, а также исполняет функции директора, суд первой инстанции при этом не привлек данное лицо к участию в деле.

В силу п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является безусловным основанием для отмены решения арбитражного суда. Таким образом, принятие судом решения о правах лица, не привлеченного к участию в деле, привело к нарушению названной нормы права.

(Постановление ФАС Уральского округа от 11.07.2007 № Ф09-5466/07-С4, решение от 19.12.2006 по делу № А76-12761/2006; Аналогичная ситуация приведена в Постановлении ФАС Поволжского округа от 16.05.2006 по делу № А55-2466/2005-44).

 

XII. Споры о привлечении учредителей к субсидиарной ответственности по обязательствам учреждения.

 

1. При рассмотрении исковых требований о привлечении в соответствии со                 ст. 120 ГК РФ к субсидиарной ответственности учредителей учреждений суду необходимо установить собственника имущества учреждения и главного распорядителя средств соответствующего бюджета.

Открытое акционерн, ое общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании в порядке субсидиарной ответственности задолженности Муниципального учреждения «Управление сельского хозяйства и продовольствия администрации района» с субъекта РФ - Челябинской области, в лице Министерства промышленности и природных ресурсов и Министерства финансов Челябинской области.

Должник - МУ «Управление сельского хозяйства и продовольствия администрации района» было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из следующего. В соответствии с приказом Главного управления сельского хозяйства и продовольствия области ввиду прекращения финансирования за счет средств областного бюджета МУ «Управление сельского хозяйства и продовольствия» района подлежали реорганизации в муниципальные учреждения соответствующего муниципального образования. В связи с этим МУ «Управление сельского хозяйства и продовольствия района» исключено из реестра имущества области.

Возложение субсидиарной ответственности на ненадлежащего ответчика в лице Министерства промышленности и природных ресурсов Челябинской области и Минфина Челябинской области повлечет нарушение бюджетного законодательства, а именно ст. 31 Бюджетного кодекса РФ, предусматривающей принцип самостоятельности бюджетов, согласно которому устанавливается недопустимость непосредственного исполнения расходных обязательств бюджета одного уровня за счет средств бюджетов других уровней.

В силу п. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества.  Из смысла п. 1 ст. 120 ГК РФ следует, что учреждение есть организация, финансируемая собственником. Учитывая, что вышеуказанное учреждение финансируется из бюджета муниципального района, оно должно наделяться на праве оперативного управления муниципальным имуществом. Факт, что у учреждения в настоящее время отсутствует на праве оперативного управления муниципальное имущество, не освобождает муниципальное образование от субсидиарной ответственности по долгам муниципального учреждения.

Как следует из положения п. 10 ст. 158 БК РФ главный распорядитель средств бюджета субъекта РФ может привлекаться в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам подведомственных бюджетных учреждений.

Поскольку главным распорядителем средств учреждения, финансируемого из местного бюджета, является соответствующий орган местного самоуправления, такой орган должен быть привлечен к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам подведомственного муниципального учреждения. При отсутствии такого органа согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 23 к ответственности должен быть привлечен соответствующий финансовый орган публично-правового образования. Возложение субсидиарной ответственности на государственные органы Челябинской области по долгам муниципального учреждения, финансируемого из местного бюджета, не соответствует нормам действующего законодательства.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено в связи с тем, что принятый судебный акт затрагивает права и обязанности собственника имущества муниципального учреждения – Администрацию муниципального района, не привлеченного к участию в деле, что в силу п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ, является безусловным основанием для отмены.

При рассмотрении иска по правилам первой инстанции, суд апелляционной инстанции отказал истцу в удовлетворении заявленных требованиях.

По существу, апелляционная инстанция дала аналогичную оценку обстоятельствам дела и представленным доказательствам, что и суд первой инстанции, но допущенное процессуальное нарушение повлекло отмену судебного акта суда первой инстанции.

(Постановление апелляционной инстанции от 13.03.2007, решение от 12.12.2006 по делу № А76-15898/2006-7-558).

 

2. При рассмотрении исковых требований о взыскании долга с учреждения и его учредителя в соответствии со ст. 120 ГК РФ в порядке субсидиарной ответственности суду в резолютивной части решения следует указать на взыскание суммы задолженности  с учреждения, а при недостаточности у него денежных средств, с собственника его имущества – субсидиарного должника.  

 

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с муниципального учреждения задолженности по договорам подряда.

К участию в деле в качестве третьего лица был привлечен учредитель учреждения - администрация городского округа, которая позднее на основании ходатайства ответчика была привлечена в качестве второго ответчика.

В судебном заседании заявитель уточнил исковые требования и просил на основании ст. 120 ГК РФ взыскать сумму задолженности в порядке субсидиарной ответственности с администрации городского округа.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности истцом отсутствия у муниципального учреждения возможности исполнить обязательства и, как следствие, необходимости взыскания с администрации задолженности в порядке субсидиарной ответственности.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решения без изменения, так же указал на отсутствие доказательств обращения истца к муниципальному учреждению с требованием о погашении задолженности, отказа должника исполнить требования, а так же доказательства невозможности исполнения.

Суд кассационной инстанции судебные акты обеих инстанций отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее. Суд сделал вывод о том, что истец фактически отказался от требований к муниципальному учреждению. Однако, надлежащего оформленного истцом отказа и рассмотрения судом такого отказа в порядке, предусмотренном ст.ст. 4, 49, 150 АПК РФ, в материалах дела не имеется. При разрешении спора судам следовало руководствоваться положениями п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 21, согласно которому при удовлетворении судом иска кредитора о взыскании задолженности с учреждения, предъявляемой одновременно и к субсидиарному должнику, в резолютивной части решения следует указать на взыскание суммы задолженности  с учреждения, а при недостаточности у него денежных средств - с собственника его имущества (субсидиарного должника).   

(Постановление ФАС Уральского округа от 29.08.2007 № Ф09-5653/07-С5, решение от 01.02.2007 по делу № А76-17068/2006-12-42/118).

 

 

 

Отдел анализа и

обобщения судебной практики Арбитражного суда Челябинской области 

 

 

Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати