О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Споры с участием таможенных органов 2006г

                                                                     УТВЕРЖДЕНО

Президиумом Арбитражного суда

Челябинской области

Протокол № 18 от 23.11.2006

 

Обзор практики рассмотрения споров  с участием таможенных органов

 

 

1.Таможенным органом не доказано, что утрата  груза, находящегося  под таможенным контролем, произошла по вине перевозчика, что исключает  ответственность  по ч.1 ст.16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях  (Далее- КоАП РФ).

ОАО «РЖД» (перевозчик) (Далее- общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможенного органа о привлечении к административной ответственности  по ч.1 ст.16.9 КоАП РФ за утрату товаров ( стального лома), помещенных под режим международного таможенного транзита.

        В обоснование своего требования общество сослалось на пункт 5 параграфа 3 статьи 23 Соглашения  о международном  железнодорожном грузовом сообщении (далее - СМГС), в соответствии с которым, железная дорога освобождается от ответственности за полную или частичную утрату, уменьшения массы, повреждение, порчу или снижение по другим причинам качества груза, принятого к перевозке, если полная или частичная утрата, уменьшение массы, повреждение, порча или снижения веса груза по другим причинам произошли вследствие перевозки на открытом подвижном составе грузов, допускаемых к такой перевозке внутренними правилами, действующими на железной дороге отправления.

       Таможенный орган в обоснование своих возражений пояснил, что Таможенным кодексом РФ установлена обязанность перевозчика при перевозке товаров в соответствии с международным таможенным транзитом обеспечить сохранность товаров, находящихся под таможенным контролем (ст. 169, п. 2 ст. 88 ТК РФ). СМГС регулирует правоотношения между отправителями, получателями и железными дорогами и к правоотношениям, возникающим между таможенными органами РФ и обществом, не относится.

        По мнению таможенных органов у общества имелась возможность для соблюдения таможенных норм и правил, однако, меры для их соблюдения перевозчиком приняты не были, т.е.  не проявлена для этого необходимая заботливость и осмотрительность, в связи с чем, вина общества в административном правонарушении подтверждена материалами дела.

         Принимая решение об удовлетворении заявления, суд  исходил из того, что в действиях  заявителя  отсутствует  состав административного правонарушения, предусмотренного  ч.1 ст.16.9 КоАП РФ, по следующим основаниям.

         Согласно п. 1, 2 ст. 88 Таможенного кодекса РФ, при перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом перевозчик обязан доставить товары и документы на них в установленные таможенным органом отправления сроки в место доставки товаров и обеспечить сохранность товаров, таможенных пломб и печатей либо иных средств идентификации, если они использовались.

В соответствии с ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ недоставка товаров, помещенных под таможенный режим международного таможенного транзита, в место доставки влечет наложение административного штрафа.

Статьей 27 Устава железнодорожного транспорта РФ предусмотрено, что перевозчик   имеет право  проверить  достоверность  массы грузов и других  сведений, указанных  грузоотправителями   железнодорожных накладных. Однако наличие данного права не обязывает перевозчика по проверке всех  перевозимых грузов.

В соответствии со ст. 1.1. КоАП РФ, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных  правонарушениях, то подлежат применению правила международного договора. Аналогичная  норма  содержится в ст.8 Таможенного кодекса РФ. При таких обстоятельствах, при рассмотрении настоящего  дела подлежит  применению  СМГС.

В соответствии со ст. 7 СМГС заполнение перевозочных документов возложено на грузоотправителя, который согласно ст.12 СМГС несет ответственность за правильность заполнения сведений, внесенных в железнодорожную накладную.

Параграфами 3 и 4 ст.23 СМГС предусмотрены   случаи освобождения железной дороги от ответственности за недостачу груза, принятого к перевозке.

Внесенные отправителем в накладную сведения о массе груза и количестве грузовых мест только тогда могут служить доказательством против  железной дороги:

-если проверка массы груза была произведена железной дорогой, сведения  о массе  грузовых мест внесены в накладную в графу «Масса (в кг) определена железной дорогой» и удостоверены ею в графе «Штемпель станции взвешивания, подпись»;

- если проверка количества мест груза была произведена железной дорогой, сведения о количестве мест  груза внесены  в накладную в графу «Отметки железной дороги» и удостоверены  в ней подписью работника и наложением  штемпеля станции ( параграф 6 ст.23 СМГС).

Судами установлено  и материалами дела подтверждено, что спорный вагон находился в исправном состоянии, на протяжении пути следования подвергался обществом коммерческому осмотру, по результатам которых следов утраты груза выявлено не было, соответствующие акты не составлялись. Вагон следовал без пломб отправителя и идентификационных средств таможни, лом металлов был нагружен навалом. Вес лома в товарно-сопроводительных документах был указан отправителем, от которого претензий по недостаче спорного груза не имеется.

        В силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых данным Кодеком или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

        В соответствии с ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Совокупность выявленных обстоятельств свидетельствует об исправной перевозке и не позволяет сделать неоспоримый вывод об утрате груза  обществом.

Суд кассационной инстанции подтвердил правомерность данных выводов.

 (Постановление ФАС УО от  06.09.2006 №Ф09-7795/06-С1 по делу А76-28791/05 )

 

2.Учитывая, что товар принят к перевозке на основании документов, составленных грузоотправителем, поступил в исправных вагонах за исправными пломбами и действующим законодательством на перевозчика груза не возложена обязанность  по проверке сведений, содержащихся в товаросопроводительных документах, в связи с  чем, вина перевозчика груза и факт совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ,  таможенным органом не доказаны.

        ОАО «РЖД»(Далее- общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможенного органа о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, по  факту сообщения таможенному органу недостоверных сведений о весе  товара, перемещаемого в режиме международного таможенного транзита.

По мнению таможенного органа, общество не приняло мер по определению веса перемещаемого груза и поэтому не исполнило обязанность по заявлению сведений о таком грузе.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из следующего.

Частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ  установлена административная ответственность за сообщение таможенному органу недостоверных сведений о количестве грузовых мест, об их маркировке, о наименовании, весе и (или) объеме товаров при прибытии на таможенную границу Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 72 Таможенного кодекса Российской Федерации, при прибытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации перевозчик обязан представить таможенному органу документы и сведения, предусмотренные ст. 73 - 76 данного Кодекса, в зависимости от вида транспорта, на котором осуществляется международная перевозка.

В соответствии со ст. 76 Таможенного кодекса Российской Федерации при международной перевозке железнодорожным транспортом перевозчик обязан сообщить таможенному органу сведения о товаре путем предоставления железнодорожной накладной и имеющихся у перевозчика коммерческих документов на перевозимые товары.

Статьей 27 Устава железнодорожного транспорта РФ предусмотрено, что перевозчик   имеет право  проверить  достоверность  массы грузов и других  сведений, указанных  грузоотправителями   железнодорожных накладных. Однако наличие данного права не обязывает перевозчика по проверке всех  перевозимых грузов.

В силу параграфов 1,2 ст. 12  СМГС отправитель несет ответственность за правильность сведений и заявлений, указанных им в накладной. Он несет ответственность за все последствия от неправильного, неточного или неполного указания этих сведений и заявлений. Железная дорога имеет право проверить правильность сведений и заявлений, указанных отправителем в накладной.

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что перевозка товара осуществлялась на основании СМГС. Товар принят к перевозке на основании документов, составленных грузоотправителем, поступил в исправных вагонах за исправными пломбами грузоотправителя.

 При таких обстоятельствах суды  сделали вывод о том, что общество не принимало груз к перевозке, в связи с чем, не имело возможности проверить правильность сведений, указанных отправителем в накладной. Кроме того, перевозчиком представлены таможенному органу все документы, обязанность по предоставлению которых предусмотрена ст. 72, 76 Таможенного кодекса Российской Федерации.

В связи с чем,  наличие вины в действиях общества и факт совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, таможенным органом  не доказаны.

Кассационная инстанция  оставила судебные акты без изменения.

(Постановление ФАС УО №Ф09-5063/05-С1 от 08.11.2005 по делу А76-3992/05.)

 

3. Изменение места доставки товаров, находящихся под таможенным контролем, без разрешения таможенных органов, законодательством не предусмотрено. Допущение указанных действий свидетельствует о наличии вины общества в совершении вменяемого ему правонарушения, предусмотренного ст. 16.10 КоАП  РФ.

ОАО «РЖД» (Далее – общество) обратилось в арбитражный  суд с заявлением о признании незаконным постановления таможенного  органа о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 16.10 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, в ходе осуществления таможенного контроля в отношении прибывшего на станцию вагона, следующего по территории Российской Федерации в режиме международного таможенного транзита, таможенным органом был установлен факт доставки товара обществом в зону таможенного контроля, отличную от определенной таможенным органом в качестве места его доставки.

Удовлетворяя требования общества, суды исходили из того, что определение таможенным органом зоны таможенного контроля (места доставки товара) не соответствует имеющемуся у общества сетевому расписанию пассажирских поездов, согласно которому багажный вагон мог быть доставленным только в зону таможенного контроля, отличную от определенной таможенным органом в качестве места его доставки. С учетом изложенного, судами сделан вывод об отсутствии вины общества, что не было учтено таможенным органом при вынесении обжалуемого постановления.

Суд кассационной инстанции признал выводы судов ошибочными по следующим основаниям.

В силу положений ч. 1 ст. 85, ч. 1 ст. 88, ст. 169 Таможенного кодекса Российской Федерации перевозчик обязан доставить товары и документы на них в место доставки, определенное таможенным органом отправления на основании сведений о пункте назначения, указанном в транспортных (перевозочных) документах. Местом доставки товаров является зона таможенного контроля, находящаяся в регионе деятельности таможенного органа назначения. При этом товары, перевозимые из места их прибытия (ст. 69 Таможенного кодекса РФ), доставляются в место нахождения таможенного органа (ст. 405 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Неисполнение перевозчиком вышеназванной обязанности в соответствии со ст.16.10 КоАП РФ является правонарушением, за которое предусмотрена административная ответственность в виде взыскания штрафа.

В силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых данным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.04.2001 N 7-П, организации не могут быть лишены возможности доказать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов таможенных отношений препятствиями, находящимися вне их контроля, при том что они действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что общество не воспользовалось предоставленным ему ч. 2 ст. 85 Таможенного кодекса Российской Федерации правом обратиться в таможенные органы с заявлением и просьбой об изменении места доставки товара в связи с особенностями имеющегося у него сетевого расписания движения пассажирских поездов, производящих перемещение также и багажных вагонов.

Изменение места доставки товаров, находящихся под таможенным контролем, без разрешения таможенных органов законодательством не предусмотрено. Допущение указанных действий свидетельствует о наличии вины общества в совершении вменяемого ему правонарушения.

(Постановление ФАС УО № Ф09-4707/06-С1 от 05.06.2006 по делу А76-44983/05).

 

5. Гражданско-правовые отношения с лицом, на которого по договору возложена обязанность таможенного оформления, не исключают вину собственника товара, если оно не предприняло всех зависящих от него мер для избежания совершения административного правонарушения.

ОАО «ММК» (далее – общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможенного органа о привлечении к административной ответственности по ст. 16.14 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, в ходе проверки склада временного хранения, принадлежащего ЗАО, таможенным органом выявлено наличие на территории, прилегающей к этому складу, товара, поступившего в адрес общества и числящегося помещенным на склад временного хранения, принадлежащего обществу в соответствии с  отчетом формы ДО1. Сделав вывод о наличии в действиях общества состава правонарушения, предусмотренного ст. 16.14 КоАП РФ, таможенный орган составил протокол об административном правонарушении, который явился основанием для вынесения постановления о привлечении общества к административной ответственности в виде взыскания штрафа.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, т.к. исходил из доказанности материалами дела события вменяемого обществом правонарушения и его вины, а также из отсутствия процессуальных нарушений со стороны таможенного органа в ходе административного производства.

По мнению апелляционной инстанции вывод суда первой инстанции об отсутствии вины общества в совершении правонарушения является ошибочным.

Сделав вывод об отсутствии вины общества в нарушении установленных требований и условий помещения товаров на склад временного хранения, суд апелляционной инстанции указал на тот факт, что причиной такого нарушения явилось неисполнение ЗАО своих обязанностей по договору с обществом, в соответствии с которым с заявлением о получении разрешения на временное хранение (изменение порядка хранения) в таможенный орган должно было своевременно обратиться ЗАО.

Кассационная инстанция признала ошибочным вывод суда апелляционной инстанции, указав, что гражданско-правовые отношения с лицом, на которое по договору возложена обязанность таможенного оформления, не исключают вину собственника товара, если оно не предприняло всех зависящих от него мер для избежания совершения административного правонарушения (ст. 2.9 Кодекса) - не воспрепятствовало помещению принадлежащих ему товаров, находящихся под таможенной процедурой временного хранения, на иной, чем заявлено таможне, склад временного хранения, не удостоверившись в надлежащем оформлении соответствующих изменений.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции о доказанности материалами дела события вменяемого правонарушения и вины общества в его совершении являются законными и обоснованными.

(Постановление ФАС УО № Ф09-6158/05-С1 от 19.01.2006 по делу А76-24834/05.)

 

6. Проставление направляющего штампа таможенным органом отправления свидетельствует о выдаче разрешения на процедуру  внутреннего таможенного транзита товаров (Далее- ВТТ) и об использовании пломб отправителя в качестве средства таможенной идентификации

 Как следует из материалов дела, в процессе перевозки груза, осуществляемого в прямом международном сообщении, на  железнодорожной станции  была обнаружена техническая неисправность пломб отправителя, которые в соответствии с п. 5.1 Правил технической эксплуатации железных дорог РФ от 26.05.2000 №ЦБР-756, в целях устранения реальной угрозы утраты  товара, были заменены  перевозчиком –ОАО «РЖД» (Далее -общество), о чем составлен акт общей формы работниками железнодорожной станции. При этом таможенный орган об изменении пломбировочного устройства извещен не был. По факту замены средства таможенной идентификации товара таможенным органом вынесено постановление о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ст. 16.11 КоАП РФ.

Посчитав, что постановление таможенного органа незаконно, общество обратилось в арбитражный суд со ссылкой на то обстоятельство, что проставление направляющего штампа не свидетельствует о  применении  средств таможенной идентификации, отметка о которых делается самостоятельно. Кроме того, товар  под процедуру ВТТ не помещался, т.к. в товарно-транспортной накладной отсутствует  регистрационный номер, следовательно, она не принята  таможней в качестве  транзитной.

Отказывая в удовлетворении заявления общества, суд исходил из следующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 88 Таможенного кодекса РФ при перевозке товаров в соответствии с  ВТТ перевозчик обязан обеспечить сохранность товаров, таможенных пломб и печатей либо иных средств идентификации, если они использовались.

В соответствии с пунктом 1 статьи 83 Таможенного кодекса РФ таможенный орган отправления осуществляет идентификацию товаров, помещаемых под таможенную процедуру ВТТ, в целях обеспечения возможности обнаружения таможенным органом назначения следов изъятия товаров, вложения товаров в транспортное средство или совершения с товарами каких-либо операций, если указанные действия могли быть совершены при перевозке этих товаров в соответствии с ВТТ.

Согласно пункту 2 статьи 83 Таможенного кодекса РФ для целей идентификации товаров таможенный орган отправления вправе использовать средства, позволяющие идентифицировать товары, включая пломбы отправителя товаров.

Согласно п. 1 ст. 390 Таможенного кодекса Российской Федерации, для идентификации товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, могут быть использованы пломбы, печати, буквенная и иная маркировка, идентификационные знаки, транспортные (перевозочные) документы, проставлены штампы, взяты пробы и образцы товаров, произведено подробное описание товаров и транспортных средств, составлены чертежи, изготовлены масштабные изображения, фотографии, иллюстрации, другие средства идентификации.

В силу п. 2 ст. 390 Таможенного кодекса Российской Федерации средства идентификации могут уничтожаться или изменяться (заменяться) только таможенными органами или с их разрешения, за исключением случаев, если существует реальная угроза уничтожения, утраты или существенной порчи товаров и транспортных средств. Таможенному органу незамедлительно сообщается об изменении, удалении, уничтожении или о повреждении средств идентификации и представляются доказательства существования указанной угрозы. Об изменении, удалении, уничтожении или о замене средств идентификации таможенным органом составляется акт по форме, утверждаемой федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела.

В соответствии с п. 9.2 Приказа Государственного таможенного комитета России от 08.09.2003 N 973 "Об утверждении инструкции о совершении таможенных операций при внутреннем и международном таможенном транзите товаров" (далее - Приказ) разрешение на  ВТТ товаров при их перевозке из места прибытия выдается, если обеспечена идентификация товара.

Согласно п. 18 Инструкции, утвержденной Приказом, письменное разрешение на ВТТ товаров выдается путем проставления в транзитной декларации и транспортном (перевозочном) документе, либо в документах, используемых в качестве транзитной декларации, уполномоченным должностным лицом таможенного органа отправления направляющего штампа, который он заполняет, подписывает и заверяет оттиском личной номерной печати. При выдаче разрешения на ВТТ уполномоченное должностное лицо таможенного органа отправления определяет место доставки товаров (таможенный орган назначения), устанавливает срок ВТТ.

В силу п. 17.1 Приказа Государственного таможенного комитета России от 08.09.2003 N 973 идентификация товаров производится при проведении таможенного контроля путем наложения таможенных пломб и печатей на транспортное средство - контейнер, нанесением цифровой, буквенной или иной маркировки, а также другими средствами, позволяющими идентифицировать товары, включая пломбы отправителя товаров. Должностное лицо таможенного органа отправления, с учетом вида транспорта и условий перевозки, вправе выбрать любое средство идентификации товаров, за исключением случаев, установленных правовыми актами Государственного таможенного комитета России.

Как видно из материалов дела, таможенным органом отправления в качестве транзитной декларации была принята товаротранспортная накладная. При этом пломбы отправителя приняты таможенным органом в качестве средства таможенной идентификации, о чем свидетельствует запись  таможенного органа в графе 45 и указано в направляющем штампе в товаротранспортной накладной, в виде отметки о том, что товар находится под таможенным контролем, в разделе "за пломбами" стоит отметка таможенного органа (в виде штемпеля): "за обеспечением отправителя". Проставление направляющего штампа таможенного органа отправления свидетельствует о выдаче разрешения на ВТТ и об использовании пломб отправителя в качестве средства таможенной идентификации.

Таким образом, факт совершения обществом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.11 Кодекса, следует признать установленным (доказанным).

(Постановление ФАС УО от21.02.2006 №Ф09-821/06-С1 по делу А76-31914/05)

 

7. Указание в таможенной декларации неправильного кода товарной номенклатуры, если это не сопряжено с заявлением при описании товара недостоверных сведений о количестве, свойствах и характеристиках товара, влияющих на его классификацию, не может быть отнесено к противоправному деянию, образующему объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Общество обратилось в арбитражный суд  с заявлением о признании незаконным постановления таможенного органа о привлечении  к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2  КоАП РФ за указание в грузовой таможенной декларации (далее - ГТД) недостоверного кода товара.

Удовлетворяя заявленные требования, арбитражный суд исходил из того, что неправильное указание обществом кода товара по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Российской Федерации (далее - ТН ВЭД) не образует состава вменяемого ему правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ в таможенной декларации либо в документе другой установленной формы декларирования недостоверных сведений о наименовании, количестве, таможенной стоимости, стране происхождения товаров и (или) транспортных средств, об их таможенном режиме либо других сведений, необходимых для принятия решения о выпуске (об условном выпуске) товаров и (или) транспортных средств, помещении их под избранный таможенный режим или влияющих на взимание таможенных платежей, влечет наложение на юридических лиц административного штрафа в размере от одной второй до двукратной стоимости товаров и (или) транспортных средств, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.

Как указано в п. 1 - 3 ст. 40 Таможенного кодекса Российской Федерации, товары при их декларировании таможенным органом подлежат классификации, то есть в отношении товаров определяется классификационный код по ТН ВЭД. В случае установления нарушения правил классификации товаров при декларировании таможенный орган вправе самостоятельно осуществить классификацию товаров.

При заявлении декларантом в ГТД достоверных сведений о товаре и не соответствующего ему кода по ТН ВЭД таможенный орган, осуществляющий таможенное оформление товара, исходя из полномочий, определенных статьей 40 Таможенного кодекса Российской Федерации, а также общих принципов таможенного контроля, обязан не допустить таможенное оформление товара на основании такой ГТД.

Таким образом, несогласие таможенного органа с кодом товара, заявленным декларантом в таможенной декларации, не может быть признано административным правонарушением со стороны последнего, поскольку и декларант, и таможенный орган действуют в соответствии с таможенным законодательством.

Поэтому код товара по ТН ВЭД не относится к другим сведениям, влияющим на взимание таможенных платежей или необходимым для принятия решения о выпуске товара или помещении его под избранный таможенный режим, по смыслу ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Указание в ГТД неправильного кода ТН ВЭД, если это не сопряжено с заявлением при описании товара недостоверных сведений о количестве, свойствах и характеристиках товара, влияющих на его классификацию, не образует объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, заявленные в ГТД сведения о количестве, свойствах и характеристиках товара являются достоверными, в связи с чем, отсутствует событие вменяемого обществу в вину административного правонарушения.

При таких обстоятельствах судом правомерно признано незаконным оспариваемое обществом постановление таможенного органа.

(Постановление ФАС УО от 17.03.2005 №Ф09-826/05-АК по делу А76-37949/04)

По другому делу общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможенного органа о привлечении общества к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ. Основанием для применения указанной ответственности послужил факт недостоверного указания обществом в ГТД  кода товара, ввиду неправильной классификации товара по ТН ВЭД, что повлияло на изменение ставки таможенной пошлины с 10 до 20% и, соответственно, на изменение размера таможенных платежей.

При разрешении спора суды пришли к выводу о доказанности факта совершения обществом вменяемого ему правонарушения и правомерности его привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции подтвердил правильность данного вывода, указав следующее.

Согласно ст. 123, 124 Таможенного кодекса РФ, товары подлежат декларированию таможенным органам при их перемещении через таможенную границу. Декларирование товаров производится путем заявления декларантом или таможенным брокером (представителем) по выбору декларанта таможенному органу в таможенной декларации или иным способом, предусмотренным данным КоАП РФ, в письменной, устной или конклюдентной форме сведений о товарах, об их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей.

Перечень указанных сведений установлен Инструкцией о порядке заполнения грузовой таможенной декларации, утвержденной Приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 21.08.2003 N 915, в соответствии с которой на декларанта возлагается обязанность заполнения графы 33 ГТД с указанием кода по ТН ВЭД.

Объективной стороной административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 Кодекса, является заявление в таможенной декларации либо в документе другой установленной формы декларирования недостоверных сведений о наименовании, количестве, таможенной стоимости, стране происхождения товаров и (или) транспортных средств, об их таможенном режиме и других сведений, необходимых для принятия решения о выпуске (об условном выпуске) товаров и (или) транспортных средств, помещении их под избранный таможенный режим или влияющих на взимание таможенных платежей.

Как установлено судами и подтверждено материалами дела, общество неправильно классифицировало товар по ТН ВЭД, что повлияло на изменение размера таможенных платежей.

(Постановление ФАС УО № Ф09-4867/06-С1 от 08.06.2006 по делу А76-2510/06).

 

8. Недекларирование части ввозимого однородного товара образует объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст. 16.2 КоАП.

Общество (таможенный брокер) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления таможенного органа о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ. Основанием для привлечения  общества к административной ответственности  послужил факт недекларирования части ввозимого однородного товара. 

Суд отказал в удовлетворении требований общества по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 124 Таможенного кодекса РФ декларирование товаров производится путем заявления таможенному органу в таможенной декларации или иным способом, предусмотренным данным Кодексом, в письменной, устной, электронной или конклюдентной форме сведений о товарах, об их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей. Декларирование товаров производится декларантом либо таможенным брокером (представителем) по выбору декларанта.

В силу пп. 4 п. 3 ст. 124 Таможенного кодекса Российской Федерации в таможенной декларации должны быть указаны, в частности, сведения о количестве товара в килограммах.

Из материалов дела видно, что общество в нарушение ст. 124 Таможенного кодекса Российской Федерации допустило ввоз товара, не заявленного в ГТД, фактически продекларировав только часть ввезенного однородного товара.

Таким образом, обществом не выполнены требования таможенного законодательства по декларированию и таможенному оформлению перемещаемого товара в незаявленной его части, что составляет объективную сторону правонарушения, определенного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ. Следовательно, состав вменяемого обществу административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, таможенным органом  установлен правильно.

Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

У общества, являющегося таможенным брокером, отсутствовали объективные препятствия для проведения надлежащего осмотра, замеров, взвешивания товара в целях его проверки для принятия к декларированию (ст. 127 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Кассационная инстанция отметила, что вывод суда является правильным, соответствует материалам дела и действующему законодательству.

(Постановление Ф09-6432/06-С1 от 31.07.2006 по делу А76-493376/05)

 

9. При рассмотрении спора о признании незаконными действий таможенных органов по корректировке таможенной стоимости товара, на таможенном органе лежит обязанность доказать недостоверность сведений, заявленных декларантом.

Общество (таможенный брокер) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления таможенного органа  о привлечении к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ. Основанием для привлечения  общества к указанной ответственности послужил факт  определения   таможенным брокером таможенной стоимости товара по шестому (резервному) методу начисления таможенной стоимости товара, что, по мнению таможенного органа, не соответствует принципам заявления таможенной стоимости, указанным в статье 24 Закона РФ от 21.05.1993 №5003-1 «О таможенном тарифе» (далее – Закон).

В соответствии со ст.24 Закона, в случаях, если таможенная стоимость не может быть определена декларантом в результате последовательного применения указанных в ст. 19 - 23 Закона методов определения таможенной стоимости либо, если таможенный орган аргументировано считает, что эти методы определения таможенной стоимости не могут быть использованы, таможенная стоимость оцениваемых товаров определяется с учетом мировой практики.

Таможенный орган, посчитав, что сведения, используемые декларантом при заявлении таможенной стоимости товара, являются недостоверными, т.к. таможенная стоимость определена на основании счетов-фактур, выданных в стране экспорта, приняла решение о ее корректировке по резервному методу на основании имеющейся в таможенном органе ценовой информации.

Общество произвело пересчет таможенной стоимости в ДТС-2, заполнив бланк корректировки, и оплатило таможенные платежи.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о законности оспариваемого постановления таможенного органа.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 13 Закона  таможенная стоимость товара определя, ется декларантом по методам определения таможенной стоимости, указанным в разделе 4 Закона.

В соответствии со ст. 18 Закона основным методом определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является метод по цене сделки с ввозимыми товарами (первый метод). В том случае, если основной метод не может быть использован, применяется последовательно каждый из перечисленных в п. 1 ст. 18 названного Закона методов. При этом каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода (п. 2 ст. 18 Закона).

На основании п. 1 ст. 16 Закона таможенный орган Российской Федерации, производящий контроль за правильностью таможенной оценки товара, вправе принимать решение о правильности заявленной декларантом таможенной стоимости товара с учетом положений ст. 15 Закона.

Из п. 2 ст. 16 Закона следует, что при отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной декларантом таможенной стоимости, либо при наличии оснований полагать, что представленные декларантом сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган Российской Федерации может самостоятельно определить таможенную стоимость декларируемого товара, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости, установленные Законом, на основании имеющихся у него сведений (в том числе ценовой информации по идентичным или однородным товарам) с корректировкой, осуществляемой в соответствии с Законом.

Судами на основании всестороннего исследования материалов дела установлено, что представленные при таможенном оформлении товара документы и их содержание с достоверностью не подтверждают заявленную обществом таможенную стоимость товара.

Кроме того, таможенным органом соблюдены условия применения резервного метода определения таможенной стоимости товара (обеспечено максимальное подобие сравниваемых товаров, в качестве основы для определения таможенной стоимости использована информация, содержащая такое описание товаров, их коммерческое наименование, сведения о фирме изготовителе, техническую характеристику, которые влияют на стоимость товара).

(Постановление ФАС УО № Ф09-732/06-С7 от 20.02.2006 по делу А76-21897/05.)

По другому делу общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий таможенного органа по корректировке таможенной стоимости, а также о обязании возвратить излишне взысканные таможенные платежи.

Как видно из материалов дела, таможенным органом отказано в применении первого метода определения таможенной стоимости, так как представленные декларантом документы являются недостаточными и имеют противоречия.

Решением таможни окончательно произведена корректировка таможенной стоимости по шестому методу оценки товара. Товар выпущен по условной оценке при условии обеспечения обществом уплаты таможенных платежей. Согласно платежным поручениям обществом уплачены таможенные платежи, причем часть из них уплачено в соответствии с условной оценкой товара и произведенной таможенным органом корректировкой таможенной стоимости.

Суды удовлетворили требования общества по следующим основаниям.

Из содержания ст. 13 Закона следует, что таможенная стоимость товара определяется декларантом согласно методам определения таможенной стоимости, установленным Законом, и заявляется (декларируется) декларантом таможенному органу Российской Федерации при перемещении товара через таможенную границу Российской Федерации.

Основным методом определения стоимости является метод по цене сделки с ввозимыми товарами, которой является цена сделки, фактически уплаченная или подлежащая уплате за ввозимый товар на момент пересечения им таможенной границы Российской Федерации (ч. 2 ст. 18, ч. 1 ст. 19 Закона).

При этом, согласно ч. 1 ст. 15 Закона, заявляемая декларантом- таможенная стоимость и представляемые им сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации.

Для подтверждения таможенной стоимости товара и уплаты таможенных платежей по первому методу обществом были представлены документы, а именно: ГТД, инвойс, упаковочный лист, контракт, сертификат, в котором указывается на возможность расхождения номера партии товара от номера производственной партии. Кроме того, обществом по запросу таможенного органа были дополнительно предоставлены: копии экспортных ГТД, письменные объяснения поставщика, прайс-лист завода изготовителя, в котором указаны цены на поставляемый товар, соответствующие ценам, указанным в ГТД, а также платежные поручения о перечислении денежных средств в счет исполнения данного контракта.

В связи с чем, обществом представлены необходимые документы, подтверждающие, что определение таможенной стоимости по цене сделки с ввозимым товаром произведено декларантом правильно, доказательств недостоверности данных сведений таможенным органом  не представлено, следовательно, оснований для корректировки таможенной стоимости у таможенного органа и начисления таможенных платежей не имелось.

Суд кассационной инстанции  подтвердил правильность данных выводов.

(Постановление ФАС УО № Ф09-8386/06-С1 от 25.09.2006 по делу А76-1359/06.)

 

Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати