О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 2007г
Обзор практики рассмотрения Арбитражным судом Челябинской области споров, связанных с применением Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

 

I. Установление требований по обязательным платежам и санкциям должника, в отношении которого возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве)

II. Процессуальные вопросы при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве)

III. Арбитражный управляющий в делах о несостоятельности (банкротстве)

IV. Другие вопросы по делам о несостоятельности (банкротстве)

 

I. Установление требований по обязательным платежам и санкциям к должнику, в отношении которого возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве).

 

1. После  принятия судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства продолжается начисление пеней на недоимку по обязательным платежам, являющуюся текущей, поскольку платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом независимо от смены процедуры банкротства относятся к текущим платежам.

Управление Пенсионного фонда РФ обратилось в арбитражный суд с заявлением о взыскании с государственной сортоиспытательной станции (далее - ГСИС) недоимки по страховым взносам и пеней за просрочку уплаты страховых взносов за период с 01.04.2006 по 31.10.2006.

Решением суда заявленные требования удовлетворены частично. С ГСИС в бюджет Пенсионного фонда РФ взыскана задолженность по страховым взносам.

Отказывая в части взыскания пеней, суд указал, что в силу ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 №127 (далее - Закон № 127-ФЗ), с даты вынесения судом решения о признании должника банкротом прекращается начисление пеней по всем видам задолженности должника.

В порядке апелляционного производства решение суда не обжаловалось.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа во взыскании пеней, кассационная инстанция указала на ошибочность вывода суда.

Как установлено судом и подтверждено материалами дела, спорная сумма пеней начислена на задолженность по страховым взносам, обязанность по уплате которых возникла после принятия судом решения о признании общества несостоятельным (банкротом) и введении в отношении него конкурсного производства. Это означает, что данная задолженность и начисленные на нее пени являются текущими платежами.

В силу п. 29 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных  с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам и санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве» от 22.06.2006 № 25 (далее - постановление Пленума) требования об уплате пеней, начисленных в период конкурсного производства в отношении обязательных платежей, возникших после открытия конкурсного производства, удовлетворяются в том же порядке, что и основное требование об уплате недоимки, то есть в очередности, установленной п. 4 ст. 142 Закона № 127-ФЗ.

Согласно п. 15 постановления Пленума при применении п. 4 ст. 142 Закона № 127-ФЗ необходимо учитывать, что эта норма не подлежит применению к требованиям об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование ввиду наличия специальной нормы, устанавливающей обязанность конкурсного управляющего производить возложенные на работодателя в соответствии с федеральным законом платежи при оплате труда работников, осуществляющих трудовую деятельность в ходе конкурсного производства (п. 5 ст. 134 Закона № 127-ФЗ).

Требования органов Пенсионного фонда РФ в отношении страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, обязанность по уплате которых возникла после открытия конкурсного производства, подлежат исполнению должником в порядке, установленном ст. 855 ГК РФ.

В силу абз. 4 п. 15 постановления Пленума, предусмотренный ст. ст. 94, 95 Закона                     № 127-ФЗ мораторий на удовлетворение требований кредиторов на требования органов Пенсионного фонда РФ в отношении страховых взносов на обязательное пенсионное страхование не распространяется.

В соответствии с п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.12.2004 № 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства относятся к текущим платежам.

(постановление ФАС Уральского округа от 03.05.2007 № Ф09-3088/07-С1 по делу                   № А76-1034/07-47-168).

 

2. С даты введения процедуры банкротства - наблюдения налоговый орган утрачивает право на применение принудительного порядка взыскания пеней, начисленных на задолженность по налогам (сборам), образовавшуюся до принятия заявления о признании общества несостоятельным (банкротом). Соответствующее требование подлежит удовлетворению в порядке, установленном Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", поскольку основное требование об уплате недоимки не является текущим.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения инспекции о взыскании пеней за счет денежных средств на счетах в банках.

Решением суда заявленные требования удовлетворены.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

  Оставляя судебные акты нижестоящих инстанций без изменения, суд кассационной инстанции указал на правильность выводов судов, основанных на материалах дела и действующем законодательстве.

Согласно абз. 1, 2 п. 1 ст. 63 Закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного данным Законом порядка предъявления требований к должнику, то есть в рамках процесса о банкротстве.

В п. 27  Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве" указано, что требование об уплате пеней, начисляемых в период наблюдения за несвоевременную уплату налогов (сборов), срок платежа которых наступил до принятия заявления о признании должника банкротом, не является текущим и подлежит удовлетворению в порядке, установленном Законом о банкротстве, постольку, поскольку не является текущим основное требование об уплате недоимки.

Как установлено судами и не оспорено сторонами, процедура наблюдения в отношении общества введена 18.04.2006; задолженность по налогам (сборам), на которую начислены пени, срок уплаты которых установлен - до 01.09.2006,  образовалась до введения в отношении общества процедуры банкротства - наблюдения.

Следовательно, пени, начисленные на сумму задолженности по налогам (сборам), образовавшуюся до введения процедуры банкротства - наблюдения, не относятся к текущим платежам и могут быть предъявлены обществу только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка предъявления требований к должнику.

(постановление ФАС Уральского округа от 24.10.2007 № Ф09-8072/07-С3  по делу     № А76-399/07-44-17).

 

3. Требования о взыскании недоимки по страховым взносам в Пенсионный фонд РФ и начисленных на нее пеней, подлежат рассмотрению в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), если срок возникновения и исполнения обязательных платежей наступил до введения процедуры наблюдения.

 

Государственное учреждение – Управление Пенсионного фонда РФ обратилось в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ответчика недоимки и пеней по страховым взносам за период с 01.04.2004 по 30.06.2005.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований о взыскании недоимки за период с 01.04.2004 по 07.09.2004 отказано, в доход Пенсионного фонда РФ взысканы недоимка по страховым взносам за 4-й квартал 2004 года и 1-2-й кварталы 2005 года и пени за просрочку их уплаты за период с 15.04.2005 по 28.11.2005.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании недоимки за период с 01.04.2004 по 07.09.2004, суд исходил из пропуска срока, установленного п. 3 ст. 48 НК РФ.

В порядке апелляционного производства решение суда не обжаловалось.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания недоимки по страховым взносам за 2004 год и начисленных на нее пеней, исходил из того, что на день рассмотрения дела в суде первой инстанции имелось определение суда по другому делу о введении в отношении общества процедуры наблюдения.

В соответствии с п. 1 ст. 5 Закона № 127-ФЗ под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. В п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.12.2004 № 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства относятся к текущим платежам.

Платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, не являются текущими платежами.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, с 28.11.2005 в отношении общества введена процедура наблюдения. При этом срок возникновения и исполнения обязательных платежей, которыми являются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за период с 01.04.2004 по 31.12.2004, наступил 15.04.2005, то есть до введения в отношении общества процедуры наблюдения, следовательно, обязательства общества по заявленному требованию не являются текущими платежами.

Требования управления о взыскании недоимки по страховым взносам за 2004 год и начисленных на них пеней, подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве. Следовательно, в соответствии с п. 4 ст. 148 АПК РФ требования управления в этой части должны быть оставлены без рассмотрения.

(постановление ФАС Уральского округа от 16.05.2006 № Ф09-3791/06-С1 по делу               № А76-50721/2005 - 45-1403/161).

 

По другому делу Государственное учреждение – Управление Пенсионного фонда РФ обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества недоимки по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ за 4-й квартал 2005 года и пеней. Основанием для обращения в суд послужило неисполнение обществом в добровольном порядке требования управления  об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов организаций – страхователей.

Предъявляемая  к взысканию сумма задолженности по страховым взносам образовалась в период с 01.10.2005г. по 31.12.2005г.

Определением суда от 18.04.2006 в отношении общества введена процедура банкротства - наблюдение.

Решением суда первой инстанции с общества в доход бюджета Пенсионного фонда РФ взысканы частично недоимка по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и пени.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что спорная недоимка является текущими платежами и должна быть взыскана с общества вне рамок дела о банкротстве.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что вывод судов о том, что обязательства общества по заявленному требованию являются текущими платежами, является законным и обоснованным, и заявление управления правомерно рассмотрено вне рамок дела о банкротстве.

Согласно абз. 3 п. 2 ст. 14 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее - Закон) страхователи обязаны своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ.

Судами установлено, материалами дела подтверждено и обществом не оспаривается, что у общества имелась недоимка по уплате обязательных платежей в Пенсионный фонд РФ за 4-й квартал 2005 год. В силу п. 2 ст. 5 Закона № 127-ФЗ требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 5 Закона № 127-ФЗ под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства.

Материалами дела подтверждено, что срок уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование наступил позднее принятия арбитражным судом заявления о признании общества несостоятельным (банкротом).

 (постановление ФАС Уральского округа от 11.04.2007 № Ф09-2397/07-С1 по делу                  № А76-14972/06-42-490).

 

4. Налоговый орган не вправе применять предусмотренные налоговым законодательством меры по принудительному взысканию задолженности, возникшей после открытия конкурсного производства.

 

Кооператив обратился в суд с заявлением о признании недействительными требования инспекции об уплате пеней и решения о взыскании налогов, сборов, а также пеней за счет денежных средств налогоплательщика-организации, находящихся на счетах в банках.

Решением суда первой инстанции от 02.08.2006  заявленные требования удовлетворены.

Как следует из материалов дела, решением суда кооператив признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из неправомерности действий инспекции.

Статьей 5 Закона о банкротстве определено, что под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов.

Требования, возникшие после открытия конкурсного производства, удовлетворяются вне очереди (п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве), однако в силу специального указания п. 4      ст. 142 Закона о банкротстве требования об уплате обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства, независимо от срока их предъявления удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

Согласно п. 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2006 № 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве" требования об уплате обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства, в соответствии с п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. Следовательно, налоговый орган не вправе осуществлять предусмотренные налоговым законодательством меры по принудительному взысканию указанной задолженности. Названные требования не признаются внеочередными и устанавливаются судом, рассматривающим дело о банкротстве, в порядке, предусмотренном ст. 100 Закона о банкротстве, с последующим удовлетворением требований кредиторов в качестве требований, удовлетворяемых после требований кредиторов третьей очереди. При рассмотрении этих требований уполномоченные органы пользуются правами и обязанностями лица, участвующего в деле о банкротстве.

Довод инспекции о том, что требования налогового органа по текущим платежам удовлетворяются вне рамок дела о банкротстве, отклонен судом как основанный на ошибочном толковании норм действующего законодательства.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты нижестоящих инстанций без изменения.

(постановление  ФАС УО от 31.01.2007 № Ф09-40/07-С3 по делу № А76-11477/06-47-663; см. также: постановление  ФАС Уральского округа от 20.07.2006 № Ф09-5215/06-С7 по делу № А76-46463/05-37-1501; постановление ФАС Уральского округа от 25.12.2006                  № Ф09-11335/06-С7 по делу № А76-8988/06-45-583; постановление  ФАС Уральского округа от 20.02.2007 № Ф09-767/07-С3 по делу № А76-12260/06-45-530; постановление ФАС Уральского округа от 27.02.2007 № Ф09-986/07-С3 по делу  № А76-17167/06-44-755).

 

5. Признание должника банкротом и введение в отношении него процедуры конкурсного производства не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании сумм налоговых санкций.

 

Налоговая инспекция обратилась в суд с заявлением о взыскании с общества штрафов по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату земельного налога за 2003 - 2004 гг. и единого социального налога за 2005 год, по п. 1 ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, по п. 2 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговых деклараций по земельному налогу.

Решением суда первой инстанции заявленные требования частично удовлетворены, исходя из наличия правовых оснований для взыскания с общества штрафов по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату земельного налога, по п. 1 ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление налога на доходы физических лиц и по п. 2 ст. 119 НК РФ с учетом обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено в части размера взысканных в доход бюджета штрафов. При этом в постановлении апелляционной инстанции было указано на неправомерность начисления взыскания штрафа, начисленного за период с 18.11.04 по 19.06.05, то есть  в период конкурсного производства, так как обязанность по перечислению первого платежа по налогу в силу закона возникла у ответчика 02.12.04.

Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции,  с учетом п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве, указал на неправомерность начисления штрафов за совершение налогового правонарушения налогоплательщиком – должником, после вынесения решения о признании его несостоятельным (банкротом) и введении в отношении него процедуры конкурсного производства, поскольку с указного момента прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых (экономических) санкций по всем видам задолженности должника.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения решение суда первой инстанции и отменяя постановление суда апелляционной инстанции, исходил из следующего.

Решение от 25.11.2005 о привлечении общества к налоговой ответственности было принято уполномоченным органом после вынесения судом решения от 23.11.2004 о признании общества несостоятельным (банкротом) и открытия в отношении налогоплательщика процедуры конкурсного производства.

Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении от 22.06.2006 № 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциями за публичные правонарушения в деле о банкротстве" в абз.1 п. 26 указал, что при применении правил о прекращении начисления финансовых санкций за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей с момента введения соответствующей процедуры банкротства (абзац девятый пункта 1 статьи 81, абзац третий пункта 2 статьи 95, абзац третий пункта 1 статьи 126 Закона) судам следует учитывать, что указанное последствие наступает в отношении требований об имущественных взысканиях, предполагающих их начисление и, соответственно, определение размера в зависимости от продолжительности периода просрочки исполнения обязанности по уплате обязательных платежей.

В приведенном пункте Постановления (абз.3) также отмечено, что названные положения Закона о банкротстве не являются основанием для отказа в удовлетворении заявленного после введения соответствующей процедуры банкротства требования налогового (уполномоченного) органа о взыскании (включении в реестр) сумм налоговых санкций, в том числе предъявляемых за налоговые правонарушения, ответственность за которые предусмотрена ст.ст. 120, 122, 123 НК РФ.

Как указал суд кассационной инстанции, вывод суда первой инстанции о взыскании с налогоплательщика оспариваемых сумм штрафов основан на правильном применении действующего законодательства. Что касается снижения судом размера штрафа, предусмотренного п. 2 ст. 119 НК РФ, за непредставление обществом деклараций по земельному налогу, то оно произведено правомерно, с учетом положений ст. 114 НК РФ.

(постановление ФАС Уральского округа от 02.10.2006 № Ф09-8747/06-С7 по делу                  № А76-2912/06).

 

 

II. Процессуальные вопросы при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве).

 

1. Заявление арбитражного управляющего о возмещении судебных расходов подлежит рассмотрению в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

 

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к учредителю должника, в отношении которого завершена процедура конкурсного производства - Управлению федеральной  государственной службы занятости населения по Челябинской области (далее - Управление) о взыскании убытков в виде неполученных доходов – вознаграждения арбитражного управляющего.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ и положениями Устава предприятия-банкрота, учредитель юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя или собственника имущества. Имущество у должника отсутствует.

Доказательств того, что банкротство должника вызвано действиями учредителей (участников), собственника имущества юридического лица или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, истцом в порядке ст. 65 АПК РФ  не представлены.

На основании ст. 59 Закона о банкротстве все судебные расходы, в том числе расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим и оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражными управляющими для обеспечения исполнения своей деятельности, относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.  В случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, заявитель обязан погасить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника. Порядок распределения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражным управляющим устанавливается в решении арбитражного суда или определении арбитражного суда, принятых по результатам рассмотрения дела о банкротстве.

В соответствии со ст. 112 АПК РФ вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Таким образом, заявление арбитражного управляющего о возмещении ему вознаграждения, которое относиться к судебным расходам, подлежало рассмотрению в рамках дела о банкротстве.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда первой инстанции без изменения.

(постановление ФАС Уральского округа от 14.05.2007 № Ф09-3500/07-С4 по делу          № А76-15209/06-17-450.)

* Примечание: установление судом того обстоятельства, что заявленное требование, в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве, служит основанием для оставления искового заявления без рассмотрения в соответствии с п.4 ст. 148 АПК РФ.

 

III. Арбитражный управляющий в делах о несостоятельности (банкротстве).

 

1. Удовлетворение судом жалобы на действие (бездействие) арбитражного управляющего не ведет к безусловному удовлетворению требования об отстранении арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. ст. 60, 145) предусматривает необходимость доказывания заявителем жалобы факта причинения (возможности причинения) конкретных убытков обжалуемыми действиями (бездействием) арбитражного управляющего.

 

Конкурсный кредитор на основании ст. ст. 24, 25, 45, 60, 145 Закона о банкротстве обратился в арбитражный суд с жалобой на действия конкурсного управляющего и просил признать его действия незаконными и отстранить от исполнения обязанностей конкурсного управляющего общества в связи с их ненадлежащим исполнением, утвердить новую кандидатуру конкурсного управляющего общества из числа членов некоммерческого партнерства.

В качестве обоснования своих требований заявитель указал на нарушение конкурсным управляющим сроков предоставления собранию кредиторов отчетов о ходе конкурсного производства, непредставление отчетов об использовании денежных средств, непредставление собранию кредиторов предложений о порядке, сроках и условиях продажи имущества, на заключение конкурсным управляющим договоров аренды и договоров на оказание услуг с обществом, в результате исполнения которых, по мнению заявителя, обществу причинен ущерб.

Определением арбитражного суда действия (бездействие) конкурсного управляющего признаны ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей. В удовлетворении требования об отстранении конкурсного управляющего от исполнения обязанностей  отказано.

Оценив представленные доказательства, в соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ, суд пришел к выводу, что в действиях конкурсного управляющего имеются нарушения ст.ст. 133, 139, 143 Закона о банкротстве.

 В соответствии с п. 6 ст. 24 и п. 1 ст. 25 Закона о банкротстве при проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего, является основанием для его отстранения арбитражным судом по требованию лиц, участвующих в деле.

Согласно п.1 ст. 145 Закона о банкротстве конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения возложенных на него обязанностей в связи с удовлетворением жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, при условии, что неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим указанных обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредитора.

Заявитель в нарушение ст. ст. 60, 145 Закона о банкротстве не указал, какие именно права или законные интересы нарушены конкретными действиями (бездействием) арбитражного управляющего, а также какие убытки у должника либо его кредиторов повлекли или могли повлечь обжалуемые действия (бездействие).

В нарушение ст. 65 АПК РФ заявителем также не представлены доказательства, подтверждающие нарушение его прав действиями конкурсного управляющего общества.

Суды апелляционной и кассационной инстанций признали выводы суда первой инстанции правомерными, законными и обоснованными.

(постановление ФАС Уральского округа от 19.04.2007 № Ф09-2939/07-С4 по делу                   № А76-6365/2003-48-207).

 

2. Установление размера вознаграждения арбитражному управляющему относится к исключительной компетенции собрания кредиторов и выплачивается с даты принятия соответствующего решения собранием кредиторов.

 

Решением арбитражного суда от 11.04.2007 должник признан банкротом и в отношении него введена процедура банкротства - конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий.

Материалами дела установлено, что конкурсный управляющий приступил к осуществлению своих полномочий с момента назначения его арбитражным судом. Собрание кредиторов по вопросу установления вознаграждения арбитражному управляющему состоялось 11.09.2006, при этом, собрание кредиторов решило установить размер вознаграждения конкурсному управляющему с 11.09.2006 за каждый месяц исполнения им своих полномочий в сумме 11700 руб.

Не согласившись с указанным решением собрания кредиторов, конкурсный управляющий обратился в суд с ходатайством об утверждении ему ежемесячного вознаграждения в размере 11700 руб. за весь период конкурсного производства, начиная с даты его назначения конкурсным управляющим.

 Определением суда первой инстанции от 17.10.2006  конкурсному управляющему утверждено с 11.09.2006 вознаграждение в размере 11700 руб. ежемесячно за счет имущества должника.

Постановлением апелляционного суда определение оставлено без изменения.

Как указал суд кассационной инстанции, утверждая ежемесячное вознаграждение конкурсному управляющему за период с 11.09.2006, суды обеих инстанций обоснованно исходили из того, что вознаграждение определено собранием кредиторов от 11.09.2006, размер вознаграждения установлен не менее 10000 руб., то есть требования к порядку и размеру определения вознаграждения не нарушены.

Суд признал, что установление размера вознаграждения арбитражному управляющему относится к исключительной компетенции кредиторов (собрания кредиторов) и арбитражный суд не наделен полномочиями по определению размера вознаграждения при отсутствии такого решения со стороны собрания кредиторов, если иное не установлено законом.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили определение без изменения, а жалобу конкурсного управляющего без удовлетворения.

(постановление ФАС Уральского округа от 01.02.2007 № Ф09-215/07-С4 по делу                     № А76-34708/2005-48-228).

 

3. Исходя из смысла п. 6 ст. 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», на момент утверждения в должности конкурсного управляющего на кандидате не лежит обязанность по заключению отдельных договоров страхования в отношении каждого должника.

 

Решением арбитражного суда общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника введена процедура банкротства -  конкурсное производство сроком на один год.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями п. 4 ст. 45 Закона о банкротстве, определением утвердил конкурсного управляющего К. как занимающего более высокую позицию в списке представленных кандидатур.

Оставляя определение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал на то, что представленный в материалы дела договор добровольного страхования гражданской ответственности соответствует требованиям, установленным п. 8 ст. 20 Закона о банкротстве. Страховым случаем по данному договору является возникновение обязанности у К. как страхователя на основании вступившего в законную силу решения суда возместить вред, причиненный имущественным интересам третьих лиц (выгодоприобретателей) в результате неумышленных действий, допущенных ошибок и упущений при осуществлении им профессиональной деятельности в качестве арбитражного управляющего, в том числе конкурсного управляющего; договор заключен сроком на один год. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для отказа в утверждении кандидатуры К. в качестве конкурсного управляющего.

В жалобе, поданной в суд кассационной инстанции, предприниматель  просил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и передать дело на новое рассмотрение, поскольку, по мнению заявителя, при утверждении кандидатуры конкурсного управляющего суды нарушили нормы, установленные ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ (далее - Закон о банкротстве) и гл. 48 ГК РФ, так как в материалах дела отсутствует надлежащим образом оформленный обязательный договор страхования ответственности конкурсного управляющего с указанием в нем номера дела о банкротстве и выгодоприобретателей - лиц, участвующих в деле о банкротстве, а имеющийся в деле договор добровольного страхования гражданской ответственности не может быть доказательством заключения договора в порядке, определенном ст. 20 Закона о банкротстве.

Суд кассационной инстанции указал на правильность выводов суда апелляционной инстанции о том, что на момент утверждения конкурсным управляющим кандидат должен иметь в наличии в соответствии с п. 6 ст. 20 Закона о банкротстве один договор страхования в отношении неопределенного круга лиц, участвующих в деле о банкротстве. Страхование ответственности арбитражного управляющего применительно к кредиторам конкретного должника исходя из балансовой стоимости его активов осуществляется в порядке, предусмотренном абз. 3 п. 8 ст. 20 Закона о банкротстве, то ес, ть в течение десяти дней с даты его утверждения арбитражным судом по делу о банкротстве.

Определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставлены судом кассационной инстанции без изменения.

(постановление ФАС Уральского округа от 02.05.2006 № Ф09-3315/06-С4 по делу           № А76-20454/03-34-160).

 

IV. Другие вопросы по делам о несостоятельности (банкротстве).

 

1. Требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляются вне рамок дела о банкротстве (вне конкурсного производства) и не являются требованиями, подлежащими включению в реестр требований кредиторов.

 

Муниципальный внебюджетный фонд поддержки социальных программ (далее - фонд) по договору купли-продажи продал ЗАО «З» простые векселя разных эмитентов. Векселя переданы ответчику по акту приема-передачи. ЗАО «З» частично исполнило обязанность по оплате векселей.

Впоследствии фонд обратился в арбитражный суд с иском к ЗАО «З» о применении последствий недействительности сделки - договора купли-продажи в виде возврата фонду переданных векселей и возврата фондом ответчику суммы частичной оплаты.

Решением суда первой инстанции договор купли-продажи признан недействительным, проведен зачет встречных однородных требований и с ответчика взыскана денежная сумма (стоимость векселей).

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из п. 2 ст. 167, п. 1 ст. 1103, п. 1              ст. 1105 ГК РФ.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

ЗАО «Т» обратилось в арбитражный суд с кассационной жалобой на указанные судебные акты, указав, что проведение зачета нарушает требования, установленные ст. 63, п. 8 ст. 142 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", так как тем самым уменьшается размер конкурсной массы должника - ЗАО «З» и нарушается установленная ст. 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" очередность удовлетворения требований кредиторов, к которым относится и ЗАО «Т».

Суд  кассационной инстанции доводы жалобы отклонил.

В соответствии со ст. 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в п. 1 ст. 134 данного закона, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Из изложенного следует, что требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляются вне рамок дела о банкротстве (вне конкурсного производства) и не являются требованиями, подлежащими включению в реестр требований кредиторов. Поэтому проведение зачета не нарушает прав ЗАО «Т» как конкурсного кредитора.г

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты нижестоящих инстанций без изменения.

(постановление ФАС Уральского округа от 08.06.2006 № Ф09-4776/06-С6 по делу                  № А76-26490/2004-22-492/550).

 

 

 

 

2. Возбуждение производства по делу о банкротстве не влечет прекращения  залоговых правоотношений и трансформации требования залогового кредитора в необеспеченное денежное обязательство. 

 

Неисполнение обществом обязанности по возврату задолженности по кредитному договору, установленной решением районного суда, послужило основанием для обращения Сбербанка России в арбитражный суд с заявлением о включении указанной задолженности в реестр требований кредиторов должника.

Определением арбитражного суда в отношении общества введена процедура наблюдения.

Удовлетворяя требования Сбербанка России и включая их в реестр требований кредиторов общества, суд руководствовался ст. ст. 16, 71, 137 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и исходил из того, что требования заявителя по кредитному договору являются обоснованными, заявлены в установленный срок, сумма задолженности по кредитному договору и право залога по договору залога подтверждены материалами дела.

При этом определением суда неустойка учтена отдельно в реестре требований кредиторов должника. Часть требований учтены как обеспеченные залогом имущества должника (ст. ст. 71, 138 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Суд кассационной инстанции, оставляя определение арбитражного суда без изменения, признал выводы суда правильными, основанными на материалах дела и требованиях закона.

Согласно ст. 16 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов исключительно на основании вступивших в законную силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер. В соответствии со ст. 138 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитываются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Пунктом 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что возбуждение производства по делу о банкротстве не влечет прекращения залоговых правоотношений и трансформации требования залогового кредитора в необеспеченное денежное обязательство.

Суд кассационной инстанции указал, что суд первой инстанции по результатам рассмотрения в судебном заседании обоснованности требования Сбербанка России, основанного на обязательствах, возникших при исполнении кредитного договора, обеспеченного залогом имущества должника, правомерно включил его в соответствии с п. 1 ст. 138 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в реестр требований кредиторов общества с учетом принятого должником на себя обязательства отвечать предметом залога за неисполнение обязательств заемщика по кредитному договору и учел требование банка в реестре требований кредиторов как обеспеченное залогом, в соответствии с оценкой заложенного имущества, установленной сторонами в договоре залога с учетом дополнительного соглашения к договору залога.

Суд кассационной инстанции отклонил ссылку Сбербанка России на необоснованное ограничение судом первой инстанции размера требований банка как обеспеченных залогом, поскольку в силу п. 1 ст. 334 ГК РФ кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества, так как залоговое обязательство, по сути, направлено на возмещение суммы, эквивалентной стоимости заложенного имущества. Доказательства наличия денежного требования, обеспеченного залогом, в сумме, заявленной Сбербанком России, заявитель суду не представил.

 (постановление ФАС Уральского округа от 12.07.2007 № Ф09-5533/06-С4 по делу         № А76-12135/06-52-73).

 

3. При передаче должнику права (требования), принадлежащего заявителю на основании обязательства, судом производится процессуальная замена кредитора в реестре требований кредиторов.

 

ОАО "Т" обратилось в арбитражный суд с заявлением к ОАО "Ж" о включении в реестр требований кредиторов задолженности. Определением суда первой инстанции требование ОАО "Т" включено в реестр требований кредиторов в третью очередь. Решением арбитражного суда ОАО признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий.

Определением суда первой инстанции произведена процессуальная замена кредитора ОАО "Т" на ЗАО "Э" в части требования.

Определением суда апелляционной инстанции апелляционная жалоба ОАО "Т" на определение оставлена без рассмотрения.

Удовлетворяя заявление, суд установил, что в соответствии с договором уступки права требования к ЗАО "Э" перешли права конкурсного кредитора ОАО "Т" по его требованию к ОАО "Ж".

Как указал суд кассационной инстанции, с учетом того, что право (требование), принадлежащее ОАО "Т" на основании обязательства, передано им ЗАО "Э" (п. 1 ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации), процессуальная замена кредитора в реестре требований кредиторов судом произведена обоснованно. Вывод суда является правильным и соответствует материалам дела.

Поскольку сторонами достигнуто соглашение по предмету договора уступки права требования, о наличии иных существенных условий сторонами не заявлено, суд первой инстанции в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ сделал вывод о том, что договор уступки права требования является заключенным. Судом также установлено, что сторонами совершены действия по выполнению условий договора уступки права требования (кредитором переданы новому кредитору подтверждающие задолженность документы, новым кредитором произведена оплата за уступленное право в адрес третьего лица).

В силу п. 1 ст. 48 АПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

(постановление ФАС Уральского округа от 21.12.2006 № Ф09-8524/06-С4 по делу         № А76-16085/03-55-5).

 

4. Для утверждения судом мирового соглашения по делу о банкротстве не требуется принятия уполномоченным органом решения в соответствии со ст. 64 НК РФ о предоставлении отсрочки или рассрочки по уплате обязательных платежей.

 

В отношении общества введена процедура внешнего управления.

Определением суда утверждено мировое соглашение между должником и конкурсными кредиторами. По условиям мирового соглашения должник принимает на себя обязательства по погашению перед Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы России задолженности, пеней и штрафов в срок не позднее чем через шесть месяцев после утверждения мирового соглашения арбитражным судом.

В суде апелляционной инстанции определение не пересматривалось.

Уполномоченный орган обжаловал указанное определение в суд кассационной инстанции, ссылаясь на то, что при принятии вопроса о заключении мирового соглашения представитель уполномоченного органа на собрании кредиторов проголосовал не за заключение мирового соглашения, а за введение конкурсного производства, ему не был представлен проект мирового соглашения для согласования.

Кассационная инстанция, признав выводы суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения правильными, соответствующими требованиям законодательства о банкротстве и основанными на представленных в дело документах, оставила определение суда первой инстанции без изменения, отметив следующее.

Согласно абз. 1 п. 2 ст. 150 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон) решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов принимается собранием кредиторов. Решение собрания кредиторов о заключении мирового соглашения принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов, и считается принятым при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Из материалов дела видно, что на собрании кредиторов присутствовали все кредиторы, в том числе уполномоченный орган, имеющий 5,77 % голосов от общего числа голосующей задолженности.

Само по себе несогласие или отсутствие какой-либо позиции уполномоченного органа (ненаправление проекта мирового соглашения для согласования) не является основанием для отказа в утверждении мирового соглашения по делу о банкротстве.

В соответствии с п. 1 ст. 158 Закона мировое соглашение может содержать положения об изменении сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов.

Мировое соглашение, заключаемое в ходе рассмотрения дела о банкротстве, распространяется только на требования уполномоченных органов, включенные в реестр требований кредиторов (п. 4 ст. 153 Закона). Для утверждения арбитражным судом такого мирового соглашения не требуется принятия уполномоченным органом в соответствии со   ст. 64 НК РФ решения о предоставлении отсрочки или рассрочки по уплате обязательных платежей. При этом необходимо учитывать, что условия мирового соглашения, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, не должны противоречить положениям законодательства о налогах и сборах, определяющим порядок и сроки погашения указанной задолженности (абз. 4 п. 1 ст. 156 Закона).

 (постановление ФАС Уральского округа от 24.05.2007 № Ф09-3911/07-С4 по делу        № А76-45144/04-34-25).

 

5. Исполнение по исполнительным документам прекращается с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

 

Решением арбитражного суда признано недействительным действие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в вынесении постановления об окончании исполнительного производства в связи с его прекращением.

Суд первой инстанции исходил из того, что окончание исполнительного производства со ссылкой на его фактическое прекращение не основано на законе, действия судебного пристава-исполнителя по передаче исполнительных листов конкурсному управляющему, совершенные в рамках ст. 126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", не означают прекращения исполнительного производства. Как указал суд, основания и порядок прекращения исполнительного производства определены ст. 327 АПК РФ и относятся к компетенции судебных органов, следовательно, передача исполнительных документов в рамках ст. 126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" обязывала судебного пристава-исполнителя обратиться в суд за прекращением исполнительного производства.

В апелляционной инстанции решение не пересматривалось.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции указал, что  исходя из положений Закона о банкротстве, решение арбитражного суда о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства является достаточным (не требующим принятия специального решения по этому вопросу) судебным актом, безусловно обязывающим судебного пристава-исполнителя прекратить исполнение по исполнительным документам, следовательно, действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об окончании исполнительного производства в связи с прекращением исполнительных действий по исполнительным документам, и передаче исполнительного листа конкурсному управляющему соответствуют требованиям п.п. 5, 7 ст. 126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Кроме того, указанные действия судебного пристава-исполнителя не нарушают прав и законных интересов взыскателя, так как его требования могут быть предъявлены и исполнены в ходе конкурсного производства. Требования взыскателя должны были быть включены в реестр требований кредиторов в соответствии со ст. ст. 16, 100 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

(постановление ФАС Уральского округа от 25.11.2004 № Ф09-3928/04ГК по делу          № А76-11441/04- 24-354).

 

 

Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати