О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Обзор практики рассмотрения споров о защите деловой репутации 2009г

       Одобрен

президиумом Федерального арбитражного суда

Уральского округа

31.07.2009

 

 

ОБЗОР

практики рассмотрения споров о защите деловой репутации.

 

1. Информация, порочащая деловую репутацию лица, может быть при­знана утверждениями о фактах и при отсутствии в ней указания на конкрет­ные наименования субъектов, в отношении которых этим лицом применя­лись недобросовестные методы осуществления предпринимательской дея­тельности.

На интернет-сайте информационного агентства размещена серия статей о конфликте между двумя крупными застройщиками. В статьях приведено заявле­ние руководителя общества с ограниченной ответственностью (одного из за­стройщиков) о том, что все «нападки на общество носят заказной характер» и ор­ганизованы конкурентом по бизнесу - строительной компанией, директор кото­рой (имя его названо) является «известным на рынке рейдером», «начал он эту деятельность давно, схема не раз применялась в том или ином виде; для него важ­но не строить, а сэкономить на подрядчике, не доплатив, не подписав, захватив».

Директор строительной компании обратился в арбитражный суд с иском к руководителю общества с ограниченной ответственностью, информационному агентству, учредителю средства массовой информации, администратору сайта о защите деловой репутации, просил опровергнуть порочащие деловую репутацию сведения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, распространенные ответчиками сведения признаны оце­ночными суждениями о деятельности строительной компании, в удовлетворении иска отказано.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты на основании сле­дующего.

Согласно п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации1 юри­дическое и физическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не до­кажет, что они соответствуют действительности.

Обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 Гражданского кодекса значе­ние для дела, являются факт распространения ответчиком сведений об истце, по­рочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

В отличие от оценочных суждений (мнений, убеждений), которые не могут быть проверены на предмет соответствия действительности, утверждения о фак­тах возможно проверить на предмет их соответствия действительности, они со­держат информацию о событиях или явлениях, имевших место в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Статьи, содержащие вышеуказанные сведения, информируют о деятельно­сти директора строительной компании, а именно о неоднократно совершенных недобросовестных действиях: экономии на подрядчике, недоплате, захвате. Ис­пользованное в публикациях для характеристики истца понятие «рейдер» означа­ет специалиста по перехвату управления или собственности фирмы с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. Содержание текста свидетельст­вует о том, что в публикациях факт применения директором строительной компа­нии перечисленных методов в своей деятельности считается установленным, вы­сказанные суждения носят утвердительный характер.

Отсутствие в тексте статей конкретных наименований тех юридических лиц, в отношении которых директором строительной компании применялись не­добросовестные методы осуществления предпринимательской деятельности, а также указаний на время совершения таких действий само по себе не свидетель­ствует о том, что оспариваемые высказывания являются выражением субъектив­ного мнения автора об истце, которое не подлежит опровержению на основании ст. 152 Гражданского кодекса.

Обязанность доказывания соответствия действительности распространен­ных сведений, в том числе указания лиц, пострадавших от использования истцом недобросовестных методов осуществления предпринимательской деятельности, лежит на ответчике.

Поскольку распространенные в отношении истца сведения не были прове­рены на предмет их соответствия действительности, дело направлено на новое рассмотрение.

 

2. Изложение информации в форме интервью само по себе не свиде­тельствует о том, что распространенные сведения являются оценочными су­ждениями.

 

В сети Интернет на сайте информационного агентства было размещено ин­тервью с главой регионального банка, посвященное экономической ситуации, сложившейся на заводе, крупнейшим акционером которого является банк.

Публикация информировала читателей о том, что завод фактически контро­лируется преступной группировкой, как следствие, не платит налоги, скрывает прибыль, производит нелегальную переработку похищенного металла.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения завода в арбитражный суд с иском о защите деловой репутации к главе банка, информаци­онному агентству, автору статьи.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Распространенные в статье сведения признаны оценочными суждениями, поскольку они изложены в форме интервью, в котором глава банка, отвечая на вопросы журналиста инфор­мационного агентства, публично изложил свое мнение о причинах конфликта ме­жду акционерами и руководством завода.

Постановлением суда кассационной инстанции судебный акт отменен, дело направлено на новое рассмотрение на основании следующего.

В силу п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса юридическое лицо вправе тре­бовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действи­тельности.

Предметом опровержения в порядке, предусмотренном п. 1,2 ст. 152 Граж­данского кодекса, могут выступать сведения, представляющие собой утверждения о фактах, то есть о тех или иных реальных событиях и действиях. Такие сведения в отличие от оценочных суждений, мнений, убеждений могут быть проверены на предмет их соответствия действительности.

Разграничение утверждений о факте и оценочных суждений следует произ­водить не по форме, в которой преподнесены сведения (интервью, очерк, крити­ческая заметка и т.д.), а по их содержанию. Поэтому вывод суда о том, что выска­зывания главы банка являются оценочными суждениями, основанный исключи­тельно на изложении оспариваемых сведений в форме интервью, признан, оши­бочным.

 

3. В случае, если сведения распространены о руководителе организа­ции как об органе юридического лица в связи с осуществлением предприни­мательской деятельности этого юридического лица, они могут быть призна­ны порочащими деловую репутацию организации.

 

В эфире региональной телекомпании вышла программа, в которой сообща­лось об обнаружении сотрудниками милиции на складе ликероводочного завода партии спиртных напитков с просроченными акцизными марками и о возбужде­нии уголовного дела в отношении директора завода.

Распространение указанных сведений послужило основанием для обраще­ния завода в арбитражный суд с иском к телекомпании и ведущей программы об их опровержении.

Возражая против иска, телекомпания ссылалась на то, что сведения, распро­страненные в отношении директора, не порочат деловую репутацию юридическо­го лица.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, распространенные в эфире телекомпании сведения признаны не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию завода. На телекомпанию возложена обязанность опровергнуть вышеуказанные сведения в том же средстве массовой информации.

При этом суды исходили из следующего.

Согласно п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют дейст­вительности.

Сведения, касающиеся возбуждения уголовного дела в отношении директо­ра завода, признаны судом не соответствующими действительности.

Из содержания сообщения следует, что представленная информация касает­ся гражданина как руководителя завода, а не как физического лица.

В соответствии со ст. 53, 91 Гражданского кодекса, ст. 40 Федерального за­кона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор) без дове­ренности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.

Таким образом, организация, в отношении директора которой распростра­нены недостоверные сведения, вправе требовать опровержения этих сведений, поскольку они порочат не только деловую репутацию директора, но и репутацию самого юридического лица, которое занято определенным видом предпринима­тельской деятельности (производственной, торговой, посреднической и т.д.). Рас­пространение сведений о том, что при осуществлении именно этого вида деятель­ности исполнительным органом организации совершено такое общественно-опасное деяние, как преступление, не может не отразиться на деловой репутации юридического лица.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения.

 

4. Распространенные сведения о руководителе организации как о физи­ческом лице (в частности, о деловых качествах, личных экономических ин­тересах, политической деятельности) не могут быть признаны порочащими деловую репутацию юридического лица.

 

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к редакции региональной газеты об опровержении порочащих его деловую репутацию сведе­ний о применении его руководством неэффективных методов управления пред­приятием.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав на отсутствие оснований для правовой оценки распространенных сведений.

Согласно п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют дейст­вительности.

 

Материалами дела подтверждено, что статья, об опровержении которой просит истец, была издана в рамках избирательной кампании и носила предвы­борный характер. Публикация содержала сведения о борьбе местных кланов, воз­никшей при разделе неучтенных доходов от продажи металлургической продук­ции предприятия, в качестве одного из таких сообществ назван клан генерального директора акционерного общества.

Таким образом, опровергаемые сведения касаются руководителя акционер­ного общества как физического лица в связи с его участием в выборах в местный представительный орган власти.

Оспариваемая информация не содержит сведений, порочащих деловую ре­путацию истца, поэтому требования акционерного общества о защите деловой ре­путации удовлетворению не подлежат.

Постановлением суда кассационной инстанции судебный акт оставлен без изменения.

 

5. Сведения, касающиеся одного юридического лица, распространен­ные в отношении другого юридического лица, могут быть признаны судом достоверными и в отношении последнего, если эти организации действуют на рынке совместно и имеют сходные наименования.

 

Инвестиционная компания (открытое акционерное общество) обратилась в арбитражный суд с иском к ряду информационных агентств, учредителям интер­нет-изданий, автору статей об опровержении порочащих ее деловую репутацию сведений, распространенных в сети Интернет.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, отказано в удовлетворении иска, поскольку оспариваемые высказывания о введении истцом инвесторов в заблуждение являются утвержде­ниями о факте, соответствующими действительности.

При проверке достоверности распространенных сведений судами учтено, что компетентными органами исполнительной власти в отношении инвестицион­ной компании признан факт манипулирования ценами акций, аннулирована ли­цензия профессионального участника рынка ценных бумаг, признана недостовер­ной реклама компании.

Суд кассационной инстанции отклонил довод инвестиционной компании о том, что решения компетентных органов не распространяются на истца (акцио­нерное общество), так как вынесены в отношении иных юридических лиц (об­ществ с ограниченной ответственностью), исходя из следующего.

На фондовом рынке совместно действуют несколько юридических лиц со схожим узнаваемым наименованием, которые имеют общее руководство, связаны между собой агентскими соглашениями, заключают трехсторонние договоры займа. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что оспариваемые сведе­ния могли быть распространены как касающиеся предпринимательской деятель­ности акционерного общества.

 

6. Вопросы о порочащем характере распространенных сведений, соот­ветствии сведений действительности являются правовыми, их разрешение относится к исключительной компетенции суда и не требует назначения лингвистической экспертизы.

 

Телекомпания обратилась в арбитражный суд с иском к редакции газеты и автору статьи об опровержении не соответствующих действительности и пороча­щих деловую репутацию юридического лица сведений, взыскании убытков.

В обоснование иска телекомпания указала, что в региональном приложении газеты опубликована статья, содержащая информацию о существовании проекта студенческого телевидения, которому давалась отрицательная характеристика.

В процессе рассмотрения дела судом первой инстанции по ходатайству ист­ца назначена комиссионная лингвистическая экспертиза. На разрешение экспер­тов поставлены вопросы о соответствии распространенных сведений действи­тельности и о том, имеет ли оспариваемая информация порочащий характер.

В связи с возникновением разногласий между экспертами каждый из них представил отдельное заключение по поставленным вопросам. В заключениях экспертов изложены противоположные выводы.

Суд первой инстанции по правилам, установленным ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации2, оценил данные доказательства и пришел к выводу о том, что информация о существовании проекта студенческо­го телевидения не имеет порочащего характера, остальные оспариваемые выска­зывания представляют собой выражение субъективного негативного мнения авто­ра статьи о соответствующем проекте.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, указал на отсутствие предусмотренных процессуальным законом ос­нований для назначения экспертизы.

В силу ч. 1 ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в де­ле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

При определении круга и содержания вопросов, по которым необходимо проведение экспертизы, надлежит исходить из того, что вопросы права и право­вых последствий оценки доказательств относятся к исключительной компетенции суда.

Поскольку вопросы о порочащем характере распространенных о телеком­пании сведений, о соответствии данной информации действительности являются правовыми, их решение относится к компетенции суда.

 

7. Направление организацией в адрес уполномоченного органа заклю­чения эксперта, подготовленного во исполнение обязанности, предусмотрен­ной нормативным актом, либо направление государственным органом по за­просу вышестоящего органа документов, необходимых для рассмотрения об­ращения гражданина, не является распространением сведений в смысле ст. 152 Гражданского кодекса.

 

В адрес главы администрации города экспертной организацией направлено письмо, содержащее информацию о том, что результаты проведенной экспертизы свидетельствуют о значительном снижении качества изыскательских работ и тех­нической документации по изысканиям на объектах строительства, что не обеспе­чивает их полноценного проектирования и строительства, с указанием конкрет­ных примеров таких случаев.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к эксперт­ной организации о защите деловой репутации, просило признать сведения, содержащиеся в письме и в экспертном заключении, являющемся приложением к нему, несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию общества, обязать ответчика отозвать письмо с приложением, опровергнуть изложенную в них информацию.                                                                                                                                                                       

Решение суда первой инстанции об отказе в иске, оставленное без измене­ния судом апелляционной инстанции, мотивировано тем, что отсутствует факт распространения ответчиком сведений в отношении истца.

Ведомственным нормативным актом в целях защиты прав и интересов по­требителей изыскательской продукции на организации всех форм собственности возлагалась обязанность сдавать технические отчеты (заключения) по результатам инженерных изысканий базовой территориальной изыскательской организации для проведения экспертизы и систематизации материалов изысканий.

Ответчик на основании названного приказа исполнял обязанности базовой территориальной изыскательской организации, в функции которой входит пред­ставление заключений по вопросам его компетенции в сфере государственного контроля.

Подготовка заключения экспертизы по представленным истцом техниче­ским документам и направление данного заключения органу местного самоуправ­ления осуществлены ответчиком не по своей инициативе, а во исполнение обя­занности, возложенной на него органом государственной власти.

Несогласие с заключением экспертов не является основанием для предъяв­ления иска о защите деловой репутации.

Поскольку действия экспертной организации по направлению в адрес адми­нистрации города сведений о нарушении истцом качества изыскательских работ не являются распространением сведений, основания для удовлетворения иска, предусмотренные ст. 152 Гражданского кодекса, отсутствуют.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения.

 

По другому делу в Единый государственный реестр индивидуальных пред­принимателей внесена запись об утрате гражданином государственной регистра­ции в качестве индивидуального предпринимателя.

Ссылаясь на отсутствие оснований для внесения соответствующей записи, гражданин обратился с жалобой на незаконные действия налоговой инспекции в вышестоящий орган - Управление Федеральной налоговой службы (далее - Управление).

Налоговая инспекция в ответ на запрос Управления направила письмо с разъяснениями причин утраты гражданином статуса индивидуального предпри­нимателя, в котором указала на неисполнение им обязанности, установленной ст. 3 Федерального закона от 23.06.2003 № 76-ФЗ «О внесении изменений и до­полнений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических
лиц»3: не представление всех документов, необходимых для перерегистрации индивидуального предпринимателя, оформление документов ненадлежащим обра­зом.

Гражданин, полагая, что налоговой инспекцией в письме, направленном в адрес Управления, распространены не соответствующие действительности сведе­ния о нарушении действующего законодательства, предъявил в арбитражный суд иск о защите деловой репутации.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано по следующим основани­ям.

Согласно п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распро­странивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Распространение сведений, порочащих деловую репутацию, представляет собой сообщение таких сведений в любой форме нескольким или хотя бы одному лицу.

В силу ч. 1, 2 ст. 10 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» государственный ор­ган запрашивает необходимые для рассмотрения обращения документы и мате­риалы в других государственных органах, органах местного самоуправления и у иных должностных лиц, за исключением судов, органов дознания и органов пред­варительного следствия. Государственный орган по направленному в установлен­ном порядке запросу обязан в течение 15 дней представлять документы и мате­риалы, необходимые для рассмотрения обращения.

Сведения, об опровержении которых просит истец, содержатся в письме, представляющем собой объяснительную должностного лица налоговой инспекции, которая была затребована вышестоящим органом при проверке обоснован­ности жалобы гражданина.

Подготовка и направление налоговой инспекцией в адрес вышестоящего органа письма с разъяснением причин утраты гражданином статуса индивидуаль­ного предпринимателя совершены ответчиком не по своей инициативе, а во ис­полнение обязанности, возложенной на него действующим законодательством.

Поскольку факт распространения ответчиком оспариваемых сведений в смысле ст. 152 Гражданского кодекса материалами дела не подтвержден, суды от­казали в удовлетворении иска.

Судом кассационной инстанции судебные акты оставлены без изменения.

8. Если при направлении в государственный орган обращения с изло­жением сведений о совершенном юридическим лицом действии заявителем допущено злоупотребление правом на обращение в государственный орган, на него может быть возложена обязанность по опровержению не соответст­вующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию пред­приятия.

В адрес управления автодорожного надзора поступило письмо гражданина, обратившегося от имени учителей и учеников школы, в котором сообщалось о том, что водитель маршрутного такси при поездке названных лиц на экскурсию не довез их до конечного пункта маршрута, высадив без объяснения причин. Оп­лата пассажирами стоимости проезда была произведена в полном объеме. Пасса­жиры были вынуждены повторно оплатить проезд до пункта назначения в другом маршрутном такси. Заявитель расценил действия водителя как обман и указал на неоднократный характер таких действий водителей названного маршрута.

Транспортное предприятие, оказывающее услуги по перевозке пассажиров маршрутными такси, обратилось в арбитражный суд с иском к гражданину об оп­ровержении сведений, просило обязать ответчика направить в адрес государст­венного органа опровержение.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, сославшись на то, что гражданин реализовал конституционное право на обращение в государствен­ные органы и не имел намерения причинить вред транспортному пре, дприятию. При этом суд исходил из следующего.

Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного са­моуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в уста­новленный законом срок.

Обращение граждан в названные органы с заявлениями, в которых содер­жится негативная информация о ком-либо, не является распространением не со­ответствующих действительности порочащих сведений, даже если изложенные в обращении сведения не подтверждены по итогам проверки.

Однако требование о привлечении такого лица к гражданско-правовой от­ветственности, предусмотренной ст. 152 Гражданского кодекса, подлежит удовле­творению в случае, если суд установит, что обращение в указанные органы обу­словлено исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть име­ло место злоупотребление правом.

Устанавливая действительные мотивы ответчика, суд апелляционной ин­станции принял во внимание, что событие, о котором сообщал автор письма, в действительности не происходило. Обращение подписано гражданином от имени учеников и учителей школы при отсутствии волеизъявления последних.

Поскольку направление гражданином обращения в государственный орган не было основано на реальных событиях, суд апелляционной инстанции квалифи­цировал эти действия как злоупотребление правом и удовлетворил исковые тре­бования транспортного предприятия.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

 

9. Сведения о наличии у организации задолженности, доведенные до неопределенного круга лиц, могут иметь порочащий характер.

 

Между предпринимателем (заказчик) и рекламной фирмой (исполнитель) заключен договор оказания рекламных услуг - размещение баннера с информаци­ей о принадлежащем предпринимателю магазине.

В связи с неисполнением заказчиком обязательства по оплате оказанных услуг рекламная фирма после истечения срока действия договора разместила на магистральных щитах города баннеры с фразой: «Магазин «Караван» не возвра­щает долги вовремя!».

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к рекламной фир­ме об опровержении распространенных сведений и компенсации морального вре­да.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано. Судебные акты мотиви­рованы тем, что содержащиеся в оспариваемой фразе сведения соответствуют действительности (решением суда по другому делу с предпринимателя в пользу рекламной фирмы взыскана сумма долга) и не имеют порочащего истца характе­ра.

Постановлением суда кассационной инстанции судебные акты оставлены без изменения. Однако вывод об отсутствии порочащего характера оспариваемых сведений признан неверным.

Согласно п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса юридическое и физическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответст­вуют действительности.

Возможность опровержения распространенных сведений обусловлена, в том числе, порочащим характером высказываний.

Размещенная на рекламных плакатах фраза информирует неопределенный круг лиц о том, что владелец магазина не исполняет надлежащим образом свои обязательства, свидетельствует о недобросовестности истца при осуществлении предпринимательской деятельности.

Размещение плакатов на магистральных улицах областного центра свиде­тельствует о том, что рекламная фирма преследовала цель сообщить максимально возможному числу лиц о нежелательности деловых контактов с предпринимате­лем. Распространение информации о невозвращении долга направлено на созда­ние у жителей города впечатления об истце как о недобросовестном деловом партнере, в связи с чем умаляет деловую репутацию предпринимателя.

 

10. С требованием о защите деловой репутации вправе обратиться ор­ган государственной власти или орган местного самоуправления, если рас­пространенные сведения касаются осуществления им экономической дея­тельности от имени публичного образования.

 

В печатном издании опубликована статья о продаже органом местного са­моуправления муниципальной недвижимости коммерческим юридическим лицам по заниженной цене и о направлении администрацией бюджетных средств в зна­чительном размере коммерческим организациям.

Указанное послужило основанием для обращения администрации муници­пального образования в арбитражный суд с иском к учредителю газеты, редакции газеты и автору статьи об опровержении распространенных сведений.

Возражая против иска, ответчики ссылались на применение норм о защите деловой репутации только к тем юридическим лицам, которые участвуют в дело­вом обороте, то есть являются субъектами предпринимательской деятельности.

Суд первой инстанции, руководствуясь ст. 152 Гражданского кодекса, обя­зал редакцию газеты опубликовать опровержение.

Постановлением суда кассационной инстанции решение оставлено без из­менения исходя из следующего.

Согласно ст. 124 Гражданского кодекса муниципальные образования вы­ступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на рав­ных началах с иными участниками этих отношений. К данным субъектам приме­няются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регули­руемых гражданским законодательством.

Администрация при продаже в порядке приватизации объектов недвижимо­го имущества осуществляла полномочия по распоряжению объектами муници­пальной собственности от имени муниципального образования (п. 2 ст. 125 Граж­данского кодекса). Указанная деятельность является экономической.

Оспариваемая публикация создает у читателей впечатление о некомпетент­ном управлении со стороны администрации объектами муниципальной собствен­ности и о незаконном распоряжении средствами казны муниципального образо­вания. Статья способствует формированию негативной оценки деятельности органа местного самоуправления, следовательно, порочит деловую репутацию администрации как субъекта хозяйственной деятельности, в обязанности которого входит решение вопросов о создании, приобретении, использовании, отчуждении муниципальной собственности.

В связи с несоответствием действительности сведений, порочащих деловую репутацию администрации как участника гражданского оборота, иск удовлетво­рен правомерно.

 

11. Порядок опровержения не соответствующих действительности све­дений, порочащих деловую репутацию юридического лица, в случае, когда опровергнуть информацию способом, которым она была распространена, не­возможно, устанавливается судом.

 

В центре города общественной организацией проведен пикет в защиту прав дольщиков, на который через средства массовой информации приглашались гра­ждане, обманутые строительной компанией.

В ходе пикета председатель общественной организации охарактеризовал деятельность строительной компании, указав, что она строит некачественное жи­лье, является «пирамидой» (деньги новых дольщиков идут на строительство ста­рых объектов), не полностью расплачивается с партнерами и поставщиками, ко­торые взыскали с застройщика многомиллионный долг в судебном порядке. При проведении пикета его организаторами использовались плакаты, транспаранты, раздавались листовки, в которых распространялась аналогичная информация о строительной компании.

Строительная компания обратилась в арбитражный суд с иском к общест­венной организации и ее председателю об опровержении порочащих сведений.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано, поскольку истцом не представлен текст опровержения и не указан способ и срок опровержения оспари­ваемых сведений. При этом судами установлено, что оспариваемые строительной компанией фразы являются утверждениями о фактах, имеют порочащий характер и не соответствуют действительности.

Постановлением суда кассационной инстанции судебные акты отменены по следующим основаниям.

Материалами дела подтверждено, что распространение сведений о строи­тельной компании выразилось в проведении пикета, который носил публичный характер и имел своей целью доведение до неопределенного круга лиц информа­ции о дольщиках, пострадавших от деятельности истца.

Согласно п. 2, 7 ст. 152 Гражданского кодекса сведения, порочащие несть, достоинство или деловую репутацию юридического лица, распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Если указанные сведения содержатся в документе, исхо­дящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву. Порядок оп­ровержения в иных случаях устанавливается судом.

По смыслу приведенных норм права по общему правилу способ опроверже­ния сведений аналогичен способу, которым была распространена информация. При распространении порочащих сведений минуя средства массовой информации или документооборот организаций порядок их опровержения должен установить суд.

Таким образом, во всех случаях необоснованных посягательств на деловую репутацию (независимо от способа распространения порочащих сведений) юри­дическому лицу предоставляется судебная защита.

Поскольку суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела не исследовали вопрос о возможном порядке, способе и сроках опровержения, де­ло направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела на ответчиков возложена обязанность в тече­ние десяти дней с момента вступления решения в законную силу за свой счет опубликовать опровержение в местной газете, текст опровержения изложен в ре­золютивной части решения суда.

 

12. Требование об обязании средства массовой информации опублико­вать ответ на распространенное оценочное мнение (суждение) не подлежит удовлетворению, если лицо, желающее опубликовать ответ, ранее не обра­щалось с таким требованием в соответствующее средство массовой инфор­мации.

 

На интернет-сайте размещены статьи о нарушении генеральным директо­ром компании налогового законодательства и нестабильном экономическом по­ложении компании.

Указанное послужило основанием для обращения генерального директора компании в арбитражный суд с иском к средству массовой информации об обяза­нии опубликовать ответ на распространенное им оценочное суждение, умаляю­щее деловую репутацию истца.

Ответчик, возражая против предъявленных требований, ссылался на то об­стоятельство, что гражданин не обращался к средству массовой информации с предложением опубликовать свой ответ на статьи.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано по следующим основани­ям.

В соответствии с п. 3 ст. 152 Гражданского кодекса, абз. 1 ст. 46 Закона Рос­сийской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информа­ции»4 гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опуб­ликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой инфор­мации.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и за­конные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 Граждан­ского кодекса и ст. 46 Закона о средствах массовой информации право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обосно­вания несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оцен­ку (абз. 5 п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

По смыслу ст. 45 Закона о средствах массовой информации гражданин в те­чение года со дня распространения опровергаемых сведений вправе в судебном порядке обжаловать отказ в опубликовании его ответа на оспариваемые сведения.

Следовательно, обращению истца в суд с требованием к средству массовой информации об обязании опубликовать ответ на статьи должно предшествовать предварительное обращение с таким требованием к ответчику.

Между тем истцом не представлено доказательств обращения к средству массовой информации с предложением опубликовать ответы на оспариваемые статьи, равно как и отказа в публикации ответов.

Поскольку судебная защита применяется для восстановления нарушенных прав (ч. 1 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса), отсутствие обращения к средству массовой информации с предложением об опубликовании ответа в соот­ветствии со ст. 45 Закона о средствах массовой информации свидетельствует о том, что права истца ответчиком не нарушены, и является основанием для отказа в удовлетворении заявленного в судебном порядке требования.

Постановлением суда кассационной инстанции судебные акты оставлены без изменения.

 

13. Моральный вред, причиненный гражданину распространением по­рочащих его деловую репутацию сведений, касающихся осуществления им предпринимательской деятельности либо функций органа юридического ли­ца, подлежит компенсации.

 

В районной газете опубликована статья, в которой сообщалось о множест­венных нарушениях прав акционеров директором акционерного общества (в ча­стности, о несоблюдении порядка проведения общего собрания, отсутствии ут­вержденного в установленном порядке устава общества и т.п.).

Директор акционерного общества обратился в арбитражный суд с иском к редакции газеты и авторам статьи об обязании опубликовать опровержение све­дений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, компенсации морального вреда.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апел­ляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано. Суды исходили из того, что опубликованные в газете сведения соответствуют действительности.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь п. 1 ст. 152 Гражданского ко­декса, отменил судебные акты в части, признав утверждение о том, что директор акционерного общества живет за счет акционеров, не соответствующим действи­тельности и порочащим деловую репутацию истца. Оснований для опровержения иных сведений, распространенных в статье, не установлено. На редакцию газеты возложена обязанность опубликовать опровержение.

При этом постановлением суда кассационной инстанции частично удовле­творены требования директора акционерного общества о компенсации морально­го вреда по следующим основаниям.

Согласно п. 5 ст. 152 Гражданского кодекса гражданин, в отношении кото­рого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмеще­ния убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В соответствии со ст. 1100 Гражданского кодекса компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в том числе, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и де­ловую репутацию.

Материалами дела подтверждено, что сведения о присвоении директором денежных средств акционерного общества не соответствуют действительности. Данные сведения умаляют деловую репутацию заявителя, касаются совершения им нечестного поступка и свидетельствуют о недобросовестности при осуществ­лении производственно-хозяйственной деятельности.

Размер компенсации морального вреда определен судом по правилам, пре­дусмотренным ст. 151, 1101 Гражданского кодекса, с учетом степени причинен­ных истцу нравственных страданий, выразившихся в переживаниях и чувстве обиды по поводу распространенных о нем недостоверных сведений.

 

По другому делу суд удовлетворил исковые требования предпринимателя о компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих его деловую репутацию сведений о сокрытии им доходов.

 

14. Деловая репутация как нематериальное благо не может быть объек­том правопреемства в случае реорганизации юридического лица.

 

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к телеком­пании и акционеру общества о признании сведений не соответствующими дейст­вительности и порочащими деловую репутацию.

После принятия судом искового заявления к производству в Единый госу­дарственный реестр юридических лиц внесена запись о прекращении деятельно­сти акционерного общества путем реорганизации в форме разделения на про­мышленную группу и инвестиционную компанию.

Инвестиционная компания заявила ходатайство о процессуальном право­преемстве. В обоснование ходатайства компания ссылалась на направленность действий правопреемника на защиту истории создания юридического лица и доброе имя вновь возникшей организации, поскольку в преамбуле устава содержатся сведения о том, что компания является правопреемником акционерного общества.

В удовлетворении названного ходатайства судом первой инстанции отказа­но, поскольку деловая репутация относится к числу принадлежащих юридиче­скому лицу нематериальных благ, что исключает возможность перехода этого блага от одного субъекта к другому. В силу своей неотчуждаемости личные нема­териальные блага (права) не могут быть объектом правопреемства.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано в связи с реорганизацией лица, о котором распространены оспариваемые сведения.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, произ­водство по делу прекращено по следующим основаниям.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что органи­зация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована.

По смыслу ст. 150 Гражданского кодекса деловая репутация является нема­териальным благом (правом), которое по своей правовой природе неразрывно связано с личностью носителя, вследствие чего является неотчуждаемым и непе­редаваемым иным способом.

Следовательно, право требовать защиты деловой репутации принадлежит лишь тому юридическому лицу, личное неимущественное право которого на де­ловую репутацию было нарушено.

Исходя из смысла ст. 57, 58 Гражданского кодекса при реорганизации юри­дического лица к его правопреемникам переходят имущественные права и обязанности. Деловая репутация вследствие своей неотчуждаемости и неотделимости от личности правообладателя не может быть объектом правопреемства.

Таким образом, при реорганизации акционерного общества не произошел переход к вновь возникшему юридическому лицу нематериальных благ (прав), в частности деловой репутации, в связи с чем производство по делу подлежит пре­кращению (п. 5 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса).

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

____________________________________________________

1 Далее - Гражданский кодекс.

ЮС 1 0б. 11.2009 Деловая репутация

 

2 Далее - Арбитражный процессуальный кодекс.

 

3 Статьей 3 названного Закона предусмотрена обязанность физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя до вступления в силу Закона, до 1 января 2005 года представить в регистрирующий орган по месту своего жительства документы для
внесения записи о нем в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей. В случае неисполнения этой обязанности государственная регистрация данного лица в качестве индивидуального предпринимателя  с 1 января 2005 г. утрачивает силу.

 

4 Далее - Закон о средствах массовой информации.

 
Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати