О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Рекомендации НКС принятые 28 апреля 2011

Рекомендации Научно-консультативного совета при
Арбитражном суде Челябинской области
(приняты на заседании 28.04.2011)

В Арбитражном суде  Челябинской области 28.04.2011 года состоялось очередное заседание Научно-консультативного совета. На шестом за историю его создания заседании НКС при Арбитражном суде Челябинской области обсуждено 4 вопроса правоприменительной практики, в том числе: 

1. Применяются ли положения статей 125, 126, 128, 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации - предъявление иска - к заявлениям о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных денежных сумм, поданными после вынесения окончательного судебного акта по делу?
2. Подведомственен ли арбитражному суду спор о признании недействительной сделки по отчуждению доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, заявленный  субъектом общей совместной собственности супругом?
3. Возможно ли прекращение производства по делу в случае, если к моменту рассмотрения дела по существу решение о регистрации одной из сторон спора признано недействительным (реорганизация в форме преобразования) и соответствующая запись об аннулировании регистрации внесена налоговым органом в Единый государственный реестр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей?
4. Требуется ли в соответствии с нормами АПК РФ проведение судебного заседания для рассмотрения заявления об изменении наименования юридического лица в том случае, когда заявление подано в период исполнительного производства по делу?

В заседании 28.04.2011 приняли участие следующие члены Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Челябинской области:

1. председатель Арбитражного суда Челябинской области, председатель научно-консультативного совета, кандидат юридических наук Коротенко Валерий Иванович;
2. первый заместитель председателя Арбитражного суда Челябинской области, заместитель председателя научно-консультативного совета, председатель судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Багмет Лилия Андреевна;
3. заместитель председателя Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук Полич Светлана Байрамовна;
4. и.о. председателя судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Бастен Дмитрий Александрович;
5. заведующий кафедрой гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук Демидова Галина Степановна;
6. председатель судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Арбитражного суда Челябинской области Елькина Людмила Аксентьевна;
7. судья судебного состава Челябинского областного суда по рассмотрению надзорных жалоб Загвоздина Лина Юрьевна;
8. доцент кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук Камалов Олег Александрович;
9. председатель судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Арбитражного суда Челябинской области Каюров Сергей Борисович;
10. судья судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук Коровина Оксана Сергеевна;
11. председатель судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук Кузнецова Инна Александровна;
12. начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе прокуратуры Челябинской области Пустовой Павел Валерьевич;
13. и.о. председателя судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук Сафронов Михаил Иванович;
14. председатель судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук Скрыль Светлана Михайловна;
15. президент Челябинской областной нотариальной палаты Третьяков Сергей Викторович;
16. адвокат Адвокатской палаты Челябинской области Тросман Владимир Юрьевич;
17. судья судебного состава коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук Четвертакова Елена Сергеевна;

В заседании также принимали участие некоторые судьи Арбитражного суда Челябинской области, которые докладывали проблемные вопросы: Шумакова Светлана Михайловна; Скобелкин Артем Павлович; Лукьянова Марина Викторовна; Вишневская Алина Александровна.

1. Применяются ли положения статей 125, 126, 128, 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации - предъявление иска - к заявлениям о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных денежных сумм, поданными после вынесения окончательного судебного акта по делу?

Вопросы о том, должен ли заявитель, обращаясь в арбитражный суд на стадии исполнения судебного акта с соответствующим заявлением, соблюдать предусмотренные статьями 125, 126 АПК РФ требования, предъявляемые к форме и содержанию искового заявления, а также к документам, прилагаемым к заявлению, и, соответственно, вправе ли арбитражный суд оставлять такие заявления без движения либо возвращать заявителю как поданные с нарушением статей 125, 126 АПК РФ, постоянно возникают в правоприменительной практике.
По этим вопросам можно обозначить две правовые позиции.
Первая позиция. Обращаясь с заявлением о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных денежных сумм, заявитель не обязан соблюдать положения статей 125, 126 АПК РФ, и, соответственно, положения статей 128, 129 АПК РФ об оставлении заявления без движения либо возвращения заявления не могут быть применены.[1]
В обоснование данной позиции можно отметить, что специальные нормы статей 48, 183, 324, 327 АПК РФ не обязывают заявителя соблюдать предусмотренные статьями 125, 126 АПК РФ требования к форме, содержанию искового заявления и прилагаемым документам. Более того, обязанность приложить к заявлению документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в установленных порядке и в размере или право на получение льготы по уплате государственной пошлины, либо ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки, об уменьшении размера государственной пошлины (пункт 2 части 1 статьи 126 АПК РФ) не может быть распространена на такие заявления, поскольку законодатель не предусмотрел уплату государственной пошлины за рассмотрение указанных заявлений.
В качестве аргумента можно также привести довод о недопустимости применения аналогии закона и аналогии права к процессуальным правоотношениям.[2]
Следуя данной правовой позиции, поданное на стадии исполнения судебного акта заявление должно быть в любом случае принято к производству арбитражного суда и рассмотрено.
Представляется, что при таком подходе заинтересованные лица могут узнать о рассмотрении соответствующего заявления и его содержании из полученного судебного акта - определения арбитражного суда, и реализовать свое право ознакомления с иными доказательствами, прилагаемыми к такому заявлению, при  ознакомлении с материалами дела.
Вторая позиция.Обращаясь с заявлением о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных денежных сумм; заявитель обязан соблюдать положения статей 125, 126 АПК РФ, и, соответственно, арбитражный суд вправе оставить заявление без движения либо возвратить заявление по основаниям, предусмотренным статьями 128, 129 АПК РФ.[3]
Данная позиция может быть обоснована  положениями арбитражного процессуального законодательства, согласно которым каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено АПК РФ. Лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно (статья 65 АПК РФ).
При таком подходе заявитель не освобожден от обязанности направить другим лицам, участвующим в деле, копии заявления и прилагаемых к нему документов, которые у них отсутствуют, заказным письмом с уведомлением о вручении и представить уведомление о вручении в арбитражный суд (часть 3 статьи 125 АПК РФ, пункт 1 части 1 статьи 126 АПК РФ) и, следовательно, арбитражный суд вправе оставить заявление без движения применительно к части 1 статьи 128 АПК РФ.
Возможность указания в судебном акте нормы АПК РФ с формулировкой «применительно к» заимствована из тезиса пунктов 15 и 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 № 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам».
Согласно пункту 15 названного Постановления Пленума, если из содержания заявления о пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам и прилагаемых к нему документов нельзя установить дату, когда заявитель узнал или должен был узнать об открытии указанных в заявлении обстоятельств, то арбитражный суд оставляет заявление без движения применительно к положениям статьи 128 АПК РФ и предлагает представить соответствующие доказательства.
В соответствии с пунктом 21 указанного Постановления Пленума, если на решение или постановление арбитражного суда первой, апелляционной или кассационной инстанций об удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам и отмене ранее принятого им судебного акта подана апелляционная или кассационная жалоба или заявление (представление) о пересмотре в порядке надзора, арбитражный суд приостанавливает производство по пересмотру судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам применительно к пункту 1 части 1 статьи 143 АПК РФ до вступления в законную силу судебного акта соответствующего суда, принятого по результатам рассмотрения жалобы или заявления (представления).
Данная позиция, по существу, сводится к допустимости применения аналогии закона в арбитражном процессе.
Следует отметить, что аналогия закона допустима в гражданском процессе (часть 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[4], далее по тексту – ГПК РФ). Как указано некоторыми авторами, «несмотря на относительную молодость института аналогии в гражданском процессуальном праве, судебная практика уже выработала ряд приемов, способствующих правильному использованию названного механизма, обнажила ошибки, возникающие при неправильном понимании сущности и применении аналогии, обозначила сферы, требующие дальнейшего законодательного совершенствования».[5] В литературе приводятся случаи применения арбитражными судами аналогии процессуального закона в целях устранения пробелов процессуального законодательства,  отмечается, что «в целях соблюдения принципа законности в арбитражном процессе право арбитражных судов применять процессуальную аналогию необходимо закрепить в АПК РФ, а критерии или требования к ее применению могут быть разъяснены в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».[6]
Мнения членов НКС по существу рассматриваемого вопроса разделились, однако большинство высказались в поддержку первой точки зрения.
По письменному мнению Федерального арбитражного суда Уральского округа в подтверждение данной позиции могут служить разъяснения, содержащиеся в п. 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2002 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в которых указаны виды заявлений, в отношении которых АПК РФ предусматривает возможность оставления их без движения[7].
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области ст. ст. 322, 323, 324, 326, 327, 328 АПК РФ не содержат требований, предъявляемых к форме и содержанию заявлений, подача которых допускается на стадии исполнения судебных актов. Это обстоятельство не позволяет их оставлять без движения и возвращать эти заявления заявителям по основаниям, предусмотренным статьями 128, 129 АПК РФ[8].
Мотивировка в защиту первой позиции Тросманом В.Ю., обоснована следующим:
- нормы и положения, закрепленные в статьях 48, 183, 324, 327 АПК РФ не обязывают заявителей соблюдать положения ст.ст. 125, 126 АПК РФ;
- подобные заявления не облагаются госпошлиной;
- п
роцессуальное положение заявителей по ст.ст. 48, 183, 324, 327 АПК РФ различно[9].
Аналогичная позиция высказана  Брызгалиным А.В., согласно которой специальные нормы ст.ст. 48, 183, 324, 327 АПК РФ не обязывают заявителя соблюдать предусмотренные ст.ст. 125, 126 АПК РФ требования к форме и содержанию искового заявления, а также к прилагаемым документам. В тех случаях, когда законодатель посчитал нужным это сделать, он предусмотрел в АПК РФ ссылки на ст.ст. 125, 126 (например, при рассмотрении дел о признании ненорматив­ного правового акта недействительным). Следовательно, в данной ситуации отсутствует правовой пробел, который должен быть устранен путем применения аналогии закона.
При таком подходе заинтересованные лица могут узнать о рассмотрении соответствующего заявления и его содержании из полученного судебного акта - определения арбитражного суда, и реализовать свое право на ознакомление с ины­ми доказательствами, прилагаемыми к такому заявлению, при ознакомлении с материала­ми дела. Соответственно, права заинтересованных лиц в данном случае не нарушаются.
Ссылка на необходимость применения в данной ситуации ст. 65 АПК РФ представляется крайне спорной, поскольку в ней идет речь об исследовании доказа­тельств, а данная процедура имеет место при рассмотрении дела по существу[10].
Степанченко А.В. в защиту первой позиции указано, что при обращении с заявлением о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных денежных сумм, не требуется соблюдение положений ст.ст. 125, 126 АПК РФ и, соответственно, положения ст.ст. 128, 129 АПК РФ об оставлении заявления без движения либо возращения заявления, не могут быть применены[11].
По мнению Третьякова С.В. допустимо применение аналогии закона с учетом судебной практики и приемов, способствующих правильному использованию данного механизма, так как исполнение судебных актов представляет собой стадию процесса и на нее распространяются общие положения АПК РФ, в том числе и нормы ст.ст. 125,126 АПК РФ[12].
Согласно письменному мнению заведующего кафедрой гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета Кваниной В.В. к указанным заявлениям не подлежат применению положения ст.ст. 125, 126, 128, 129 АПК РФ. Данные нормы устанавливают правила подачи исковых заявлений в арбитражный суд и требования к их содержанию. Эти нормы не могут применяться по аналогии, например, к заявлениям о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных сумм[13].
В ходе непосредственного обсуждения на заседании 28.04.2011 большинство членов НКС поддержали первую точку зрения.
Таким образом, по первому вопросу с учетом позиции содержащейся в п. 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09 декабря 2002 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в которых указаны виды заявлений, в отношении которых АПК РФ предусматривает возможность оставления их без движения,выработаны следующие рекомендации:
Обращаясь с заявлением о процессуальном правопреемстве, об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка исполнения судебного акта, о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства, об индексации присужденных денежных сумм, заявитель не обязан соблюдать положения статей 125, 126 АПК РФ, и, соответственно, положения статей 128, 129 АПК РФ об оставлении заявления без движения либо возвращения заявления не могут быть применены. 

2. Подведомственен ли арбитражному суду спор о признании недействительной сделки по отчуждению доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО), заявленный  субъектом общей совместной собственности супругом?

Поводом, для вынесения указанного вопроса на обсуждение Научно-консультативного совета Арбитражного суда Челябинской области послужила отмена определения судом апелляционной инстанции[14].
Имущественные отношения между супругами по вопросам владения, пользования и распоряжения общим имуществом регулируются гражданским и семейным законодательством.
В соответствии со ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.
Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования, является его собственностью.
Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.
Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.). Настоящее правило не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное.
Специальные требования к сделке по распоряжению общим имуществом супругов, а также условия признания такой сделки недействительной установлены главой 7 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ).
В рассматриваемом случае супругом (супругой) защищаются права, вытекающие из семейных отношений (ст. 7 и ст. 8 СК РФ), так как оспариваются сделки, совершенные одним из супругов с нарушением требований, установленных семейным законодательством.
Вопрос о подведомственности данного спора имеет определённое значение, поскольку суды общей юрисдикции рассматривают подобные дела, а, значит, возможны противоречивые судебные акты, как в части определения компетентного суда, так и в части разрешения спора по существу.\
В соответствии со статьёй 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (далее - корпоративные споры), в том числе по корпоративным спорам, связанным с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов.
В силу пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ исковые дела с участием граждан по спорам, возникающим из семейных правоотношений подведомственны судам общей юрисдикции.
При  решении обозначенного вопроса могут быть сформулированы  две точки зрения.
В соответствии с первой точкой зрения[15], дело не подлежит рассмотрению арбитражном суде по следующим основаниям:
- существо вопроса, поставленного на разрешение суда, заключается в определении правомерности распоряжения общим имуществом супругов одним из них;
- отношения, связанные с определением правового режима общего имущества супругов, регламентируются положениями семейного законодательства, и не связаны с осуществлением предпринимательской либо иной экономической деятельности.
-  получаемый от результатов участия в обществе доход используется в личных потребительских целях супругами;
-  участниками отношений общей собственности супругов являются физические лица;
- сторона (истец) не является участником ООО.
В соответствии со второй точкой зрения[16] дело подлежит рассмотрению в арбитражном суде по следующим основаниям:
-   в силу пункта 2 части 1 и части 2 статьи 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам, указанным в статье 225.1 АПК РФ, независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане;
- оспаривание сделок по распоряжению долями в уставном капитале ООО одним из собственников – супругом (супругой) относится к спору о принадлежности долей в уставном капитале общества;
- спор о принадлежности долей в уставном капитале ООО является корпоративным,  и в силу статей 33 и 225.1 АПК РФ отнесен к специальной подведомственности арбитражного суда.
Члены научно-консультативного совета в письменных отзывах высказали следующие позиции по указанному вопросу.
В соответствии с письменным мнением Федерального арбитражного суда Уральского округа, а именно отдела анализа и обобщения судебной практики, данный спор на основании п. 2 ч. 1 ст. 33, п. 2 ст. 225.1 АПК РФ, абз. 3 п. 12 ст. 21 Федерального закона от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» подведомственен арбитражному суду, поскольку он связан с принадлежностью (переходом) долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью[17].
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области точка зрения о подведомственности арбитражному суду спора о признании недействительной сделки по отчуждению супругом как участником общей совместной собственности доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью представляется обоснованной.
Основание для такого вывода дает толкование ст.ст. 33, 225.1 АПК РФ. Согласно пункту 2 части 1 статьи 33 АПК РФ корпоративные споры, указанные в ст. 225.1 АПК РФ, отнесены к специальной подведомственности арбитражных судов.
В практике Арбитражного суда Свердловской области подобные споры отсутствовали[18].
По мнению Камалова О.А.в силу п. 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам, указанным в ст. 225.1 АПК РФ, независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Оспаривание сделок по распоряжению долями в уставном капитале ООО одним из собственников - супругом (супругой) относится к спору о принадлежности долей в уставном капитале общества.
Представляется, что к компетенции судов общей юрисдикции относится лишь признание за супругом (супругой) участника права на долю в обществе (вследствие раздела общего имущества супругов). Дальнейшая же реализация права на долю в хозяйственном обществе, в том числе путем оспаривания сделок с этой долей, - выходит за рамки собственно семейных правоотношений и должна рассматриваться как элемент корпоративного правоотношения[19].
По мнению Степанченко А.В. спор о признании недействительной сделки по отчуждению доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью заявленный субъектом общей совместной собственности супругом (супругой) подведомственен арбитражному суду.
Сложность определения подведомственности спора по иску супруги (супруга) о признаний недействительной сделки по отчуждению доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, совершенной одним из супругов, выражается в том, что супруг (супруга) не являлся и не является участником общества, и не предполагал себя участником общества, право на иск у него возникает из положений гражданского кодекса и семейного законодательства о режиме общей совместной собственности, нажитой во время брака.
Тем не менее, представляется, что при определении подведомственности такого спора, следует исходить из его характера, сути решения вопроса о принадлежности долей и участии в обществе (что относится, безусловно, к корпоративным спорам), а не из фигуры истца. Данный спор не является спором между супругами о принадлежности совместно нажитого имущества одному из них. Из статуса супруга (супруги), положений семейного законодательства и гражданского, права, касающегося общей совместной собственности, вытекает само право супруга (супруги) обратиться с такого рода иском, но не характер и суть спора, который, является по своей природе корпоративным[20].
Третьяков С.В.в письменном мнении выразил следующую позицию: если требования истца основаны не на факте принадлежности долей в уставном капитале общества, а на факте принадлежности ему доли в праве общей с ООО долевой собственности на земельный участок, то иск физического лица к ООО о выделе ему доли в натуре в праве общей долевой собственности не считается корпоративным спором, поскольку требования истца не основаны на нормах корпоративного права.
В другом случае, спор, связанный с защитой права истицы на акции, входящие в состав общего имущества супругов, не являющийся спором о разделе такого имущества, будет подведомственен арбитражному суду[21].
Согласно письменному мнению заведующего кафедрой предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета Г.С. Демидовой спор о признании недействительной сделки по отчуждению доли в уставном капитале ООО, заявленный одним из супругов, подведомственен арбитражному суду. В соответствии со статьёй 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела, в том числе, и по спорам связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, в том числе по корпоративным спорам, связанным с принадлежностью акций, долей в уставном капитале хозяйственных обществ[22].
Согласно письменному мнению заведующего кафедрой гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета Кваниной В.В. иск о признании недействительной сделки по отчуждению доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, заявленный субъектом общей совместной собственности супругом (супругой), неподведомственен арбитражному суду.
Существо спора, поставленного на разрешение суда, заключается в определении правомерности распоряжения общим имуществом супругов одним из них, а согласно п. 1 ст. 22 ГПК РФ исковые дела с участием граждан по спорам, возникающим из семейных правоотношений подведомственны судам общей юрисдикции. В данном случае определяющим критерием определения подведомственности спора будет характер  тех правоотношений, из которых он возник. При этом не имеет значения о каком имуществе идет речь (доля в уставном капиталеООО, акции акционерного общества, недвижимое имущество, предприятие и т.д.)[23].
По мнению Тросмана В.Ю. указанный спор подведомственен арбитражному суду, поскольку ст. 21 Федерального закона от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании.
Участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества. Согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества
Сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки.
После нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества переход доли или части доли может быть оспорен только в судебном порядке путем предъявления иска в арбитражный суд[24].
По мнению Челябинского областного суда, озвученному устно в ходе непосредственного обсуждения на заседании 28.04.2011 судьёй судебного состава Челябинского областного суда по рассмотрению надзорных жалоб Загвоздиной Л.Ю. указанные споры подведомственны судам общей юрисдикции. Для того чтобы разрешить этот спор по существу, суду следует оценивать структуру семейных правоотношений и рассматривать спор с учетом положений семейного законодательства. Спор, связанный с защитой права истца (истицы) на акции, входящие в состав общего имущества супругов подведомственен суду общей юрисдикции, о чем свидетельствует многочисленная практика соответствующих судов.
Поскольку в результате обсуждения данного вопроса члены НКС не пришли к единому мнению, мнение по существу вопроса не выработано.  

3. Возможно ли прекращение производства по делу в случае, если к моменту рассмотрения дела по существу решение о регистрации одной из сторон спора признано недействительным (реорганизация в форме преобразования) и соответствующая запись об аннулировании регистрации внесена налоговым органом в Единый государственный реестр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее по тексту – ЕГРЮЛ)?

При разрешении споров, связанных с оценкой правовых последствий признания судом недействительными записей в ЕГРЮЛ о реорганизации общества в форме преобразования и о создании нового юридического лица, в судебной практике сложилось два подхода.
Первый подход[25],основывается на том, что признание недействительной государственной регистрации юридического лица, созданного в результате реорганизации, не влечет прекращения правоспособности этого юридического лица, так как не означает его ликвидации, а в случае признания соответствующей записи недействительной общество считается существующим до внесения записи о ликвидации.
Согласно приказу Федеральной налоговой службы от 16.06.2006 №САЭ-3-09/355 «Об обеспечении публикации и издания сведений о государственной регистрации юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной регистрации» сведения о признании судом недействительной государственной регистрации юридического лица не являются сведениями о прекращении юридического лица, размещаемыми в разделе 3 ЕГРЮЛ.
Позиция судов о неправомерности прекращения деятельности юридического лица, созданного в результате реорганизации, и восстановления в ЕГРЮЛ того юридического лица, которое было незаконно реорганизовано, основана на  общих положениях статей 49, 51, 57, 63 ГК РФ, согласно которым запись в ЕГРЮЛ удостоверяет факт создания юридического лица, приобретения им правоспособности, а также прекращения правоспособности в случае исключения из ЕГРЮЛ. При отсутствии записи о создании юридического лица оно не может считаться созданным, а при отсутствии записи о его исключении из ЕГРЮЛ правоспособность юридического лица не может считаться прекращенной.
Действительно, в указанной норме ст. 49 ГК РФ нет положений касающихся внесения записи о прекращении юридического лица (хотя утрата правоспособности означает прекращение юридического лица), а упоминается лишь запись об исключении из ЕГРЮЛ. Иными словами, подразумевается, что единственная запись, удостоверяющая прекращение юридического лица,- это запись о его исключении из ЕГРЮЛ.
Понятие «прекращение существования юридического лица» в ГК РФ  применяется лишь в отношении института ликвидации юридического лица (пункт 8 статьи 63 ГК РФ). Юридическое лицо считается прекратившим свое существование в случае внесения в ЕГРЮЛ записи об исключении юридического лица из реестра в связи с ликвидацией.
Однако Федеральный закон от 08.08.2001 №129-ФЗ (в редакции 387-ФЗ от 23.12.2010) «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее по тексту - Закон о регистрации юридических лиц) более широко трактует понятие прекращение существования юридического лица. В соответствии со статьёй 21.1 этого Закона запись об исключении из ЕГРЮЛ производится регистрирующим органом по его решению в отношении фактически прекратившего деятельность юридического лица (недействующего юридического лица).
Из статьи 21.1 Закона о регистрации следует, что запись об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ не ограничена случаями его ликвидации.
Второй подход[26], основывается на том, что после внесения в ЕГРЮЛ сведений о признании записи о государственной регистрации юридического лица недействительной это лицо обретает правовое положение, существовавшее до акта, признанного недействительным.
Исходя из системного анализа положений статей 49, 51, 57, 63 ГК РФ прекращение юридического лица выступает результатом не только ликвидации, но и реорганизации юридического лица, так как последняя предполагает создание новых юридических лиц, что невозможно без прекращения существования ранее действовавших.
Этот вывод подтверждается  Законом о регистрации юридических лиц, в котором, среди способов прекращения юридического лица упомянуты реорганизация, ликвидация, исключение из реестра по решению регистрирующего органа (подпункт «и» пункта 1 статьи 5). Кроме того, в пункте 1 статьи 16 Закона о государственной регистрации прямо обозначено, что реорганизация юридического лица в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а преобразованное юридическое лицо считается прекратившим свою деятельность.
Отсюда следует, что признание судом недействительной записи в ЕГРЮЛ о государственной регистрации юридического лица, созданного путем реорганизации, означает, что такое юридическое лицо прекращает свое существование. Это влечет не только аннулирование записи о возникновении вновь созданного юридического лица, но и восстановление в реестре юридического лица, существовавшего до реорганизации. Прежнее юридическое лицо обретает правоспособность, становится действующим.
Исходя из этой позиции, решение арбитражного суда, которым на налоговый орган возложена обязанность по внесению в ЕГРЮЛ сведений о признании записей о создании юридического лица в результате реорганизации и о прекращении деятельности реорганизованного юридического лица недействительными, является основанием для внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ.
Президиум ВАС РФ в Постановлении по делу №5032/10 от 20.10.2010[27] указал, что системное толкование норм законодательства о государственной регистрации даёт основания для вывода о том, что регистрационные записи должны отражать фактические данные, а сведения – соответствовать документам, которые являются основанием для внесения таких записей в государственный реестр. Признание судом недействительной записи, внесенной в государственный реестр, о государственной регистрации юридического лица, созданного путем реорганизации в форме преобразования, означает, что такое юридическое лицо прекращает действие. Это влечет за собой не только аннулирование записи о возникновении вновь созданного юридического лица, но и восстановление в реестре юридического лица, существовавшего до преобразования, причем правоспособность последнего восстанавливается и оно считается действующим. Иное порождало бы неопределенность в правовом статусе юридического лица после признания в судебном порядке его преобразования незаконным.
Данная позиция ВАС РФ диссоциирует  новеллам проекта Федерального закона о внесении изменений и дополнений в ГК РФ. В соответствии со  статьёй 60.2 новой редакции проекта ГК РФ решение суда о признании реорганизации несостоявшейся влечёт, среди прочих,  такое правовое последствие, как восстановление юридических лиц, существовавших до реорганизации, с одновременным прекращением вновь созданных юридических лиц, о чем делается запись в Едином государственном реестре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.
Члены научно-консультативного совета в письменных отзывах высказали следующие позиции по указанному вопросу.
Согласно письменному мнению Федерального арбитражного суда Уральского округа вопрос о возможности прекращения производства по делу в случае,  если  к моменту рассмотрения дела реорганизация в форме преобразования юридического лица - стороны спора признана незаконной и соответствующие записи внесены в единый государственный реестр юридических лиц, является дискуссионным, и его решение, возможно, зависит от обстоятельств конкретного дела[28].
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области внесение в ЕГРЮЛ записи о признании недействительной государственной регистрации юридического лица не прекращает правоспособности указанного юридического лица, его прав и обязанностей. В случае если в материалах дела отсутствуют доказательства прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией и внесении об этом соответствующей записи в ЕГРЮЛ согласно требованиям Закона о государственной регистрации юридических лиц, отсутствуют основания для прекращения производства по делу в связи с признанием недействительной государственной регистрации юридического лица[29].
Согласно письменному мнению Степанченко А.В. представляется более разумным и обоснованным второй подход с некоторыми оговорками, согласно которому после внесения в ЕГРЮЛ сведений о признании записи о государственной регистрации недействительной это лицо обретает правовое положение, существовавшее до акта, признанного недействительным.
Суд не может прекратить производство по делу по п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, вследствие того, что у юридического лица, реорганизация которого признана недействительной и его деятельность прекращена, есть правопреемник (правопреемники). Разумнее в данном случае решить вопрос о правопреемстве и заменить выбывшего в результате признания недействительной записи в ЕГРЮЛ о реорганизации юридического лица, сторону, на её правопреемника[30].
Камалов О.А. поддержал позицию, изложенную во втором подходе[31].
По мнению Брызгалина А.В. к указанной ситуации также применим второй подход, согласно которому после внесения в ЕГРЮЛ сведений о признании записи о государственной регистрации юридического лица недействительной это лицо обретает правовое положение, существо­вавшее до акта, признанного недействительным[32].
Согласно письменному мнению заведующего кафедрой гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета Кваниной В.В.признание недействительным решения о регистрации одной из сторон спора (реорганизация в форме преобразования) и внесение налоговым органом соответствующей записи об аннулировании регистрации в ЕГРЮЛ к моменту рассмотрения дела по существу не является основанием для прекращения производства по делу[33].
По мнению Третьякова С.В., на основании системного анализа законодательства регулирующего отношения по поводу создания и прекращения юридических лиц, предпочтительной является вторая позиция, согласно которой признание судом недействительной записи в ЕГРЮЛ, о государственной регистрации юридического лица, созданного путем реорганизации в форме преобразования, означает, что такое лицо прекращает действие[34].
Согласно письменному мнению Тросмана В.Ю., п. 5 ст. 58 ГК РФ предусмотрено, что при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменения его организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом. В случае признания недействительным решения о реорганизации в форме преобразования юридическое лицо обретает правовое положение, существовавшее до его преобразования, что, в свою очередь, является основанием для внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ. В таком случае, лицо, созданное в результате реорганизации, прекращается в связи с признанием преобразования недействительным и исключается из ЕГРЮЛ. Следствием этого является возможность прекращения производства по делу в порядке п. 5 ст. 150 АПК РФ[35].
В ходе непосредственного обсуждения на заседании 28.04.2011 большинство членов НКС поддержали вторую точку зрения применительно  к конкретным обстоятельствам дела.
Таким образом, по третьему вопросу выработаны следующие рекомендации:
Если к моменту рассмотрения дела по существу решение о регистрации одной из сторон спора признано недействительным (реорганизация в форме преобразования) и соответствующая запись об аннулировании регистрации внесена налоговым органом в Единый государственный реестр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, то дело не подлежит прекращению по основаниям п.5 ч.1 ст. 150 АПК РФ. Одновременно решение вопроса о применении положений АПК РФ о возможности прекращения производства по делу зависит от конкретных обстоятельств дела. 

4. Требуется ли в соответствии с нормами АПК РФ проведение судебного заседания для рассмотрения заявления об изменении наименования юридического лица в том случае, когда заявление подано в период  исполнительного производства по делу?

Согласно пункту 1 статьи 6 ФКЗ «О судебной системе РФ» (в редакции 9-ФКЗ от 27.12.2009), вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Арбитражный суд принимает судебные акты в виде решений, определений и постановлений (часть 1 статьи 15 АПК РФ). Из  положений статьи 7 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (в редакции 3-ФКЗ от 30.04.3010), а также статей 16 и 318 АПК РФ следует, что вступившие в законную силу судебные акты   арбитражных судов обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан,  подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации в порядке, установленном АПК РФ и иными федеральными законами, регулирующими вопросы исполнительного производства.
В соответствии со статьёй 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этой статьи Конвенции, исполнение решения является стадией арбитражного процесса. Позиции ВАС РФ и ВС РФ совпадают в обозначении правила, что исполнение судебного акта (постановления) в правоприменительном аспекте - стадия арбитражного (гражданского) судопроизводства.
Согласно пункту 1 статьи 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму. Наименования некоммерческих организаций, а в предусмотренных законом случаях наименования коммерческих организаций должны содержать указание на характер деятельности юридического лица.
Пунктом 1 статьи 57 ГК РФ установлено, что реорганизация юридического лица осуществляется в форме слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования и осуществляется на основании решения учредителей реорганизуемого юридического лица.
Переименование юридического лица означает лишь изменение его фактического наименования, но не его реорганизацию либо ликвидацию; при изменении наименования юридического лица последнее не прекращает свою деятельность (ликвидация), не возникает нового юридического лица (реорганизация).
По процедуре рассмотрения заявления об изменении наименования юридического лица в том случае, когда заявление подано в период  исполнительного производства по делу, в практике сформировалось два подхода.
Согласно первому подходу[36] при изменении наименования юридического лица на стадии исполнительного производства применяется статья 48 АПК РФ и проводится судебное заседание.
В соответствии со статьёй 48 АПК РФ в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении  суд производит замену этой стороны правопреемником.
Между тем, процессуальное правопреемство в силу части 1 статьи 48 АПК РФ допускается не только в случае реорганизации юридического лица, уступки требования, перевода долга, но и в других случаях перемены лиц в обязательстве, к которым можно отнести изменение наименования юридического лица.
Поскольку стороны с прежним наименованием не существует, следует принимать процессуальное решение о замене стороны, иначе судебный пристав-исполнитель будет лишен возможности исполнить решение суда. Так, в силу подпункта «б» пункта 5 части 1 статьи 13  № 229-ФЗ (с изменениями, внесёнными 8-ФЗ от 07.02.2011) «Об исполнительном производстве»  в исполнительном документе обязательно должны быть указаны сведения о должнике и взыскателе (в том числе, их наименование).
В силу части 1 статьи 159 АПК РФ заявления и ходатайства лиц по всем вопросам, связанным с рассмотрением дела, разрешаются арбитражным судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле.
В силу части 21 статьи 324 АПК РФ с проведением судебного заседания рассматриваются иные вопросы, возникающие в процессе исполнительного производства и в силу закона подлежащие рассмотрению судом.
Каких-либо специальных норм, которые давали бы возможность на стадии исполнения судебного решения изменять в исполнительных документах наименование должника либо взыскателя, не имеется.
В соответствии со вторым подходом нормы гражданского законодательства, раскрывая конкретные случаи правопреемства, не относят изменение наименования юридического лица к правопреемству[37].
Изменение наименования юридического лица не затрагивает прав кредиторов и не требует их извещения как при реорганизации (статья 57 ГК РФ) так и  при  ликвидации (статья 61 ГК РФ)
Так, Федеральным законом от 19.07.2009 №205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» была введена в действие новая редакция статьи 124 АПК РФ, в соответствии с которой лица, участвующие в деле, обязаны сообщить арбитражному суду об изменении своего наименования. Данная статья расположена в главе 12 «Судебные извещения» АПК РФ, что, в  совокупности с иными нормами данного кодекса не исключает обязанности участников процесса сообщить суду об изменении наименования и на стадии исполнительного производства.
Представляется, что назначение и проведение судебного заседания не требуется, поскольку АПК РФ не содержитспециальной процессуальной нормы, регламентирующей действия арбитражного суда при рассмотрении заявления об изменении наименования юридического лица, участвующего в деле, в том числе, на стадии исполнительного производства.
Глава 5 ФЗ  «Об исполнительном производстве» не регламентирует возможность разрешения судом вопроса об изменении наименования юридического лица, как возникающего в процессе исполнительного производства и подлежащего рассмотрению судом по правилам статьи 324 АПК РФ.
В соответствии с частью 1 статьи 184 АПК РФ арбитражный суд выносит определения и других случаях по вопросам, требующим разрешения в ходе судебного разбирательства.
У суда имеются основания для вынесения определения в порядке статей 184, 185, 188 АПК РФ без вызова сторон и без соблюдения правила о совещательной комнате на основании представленных заинтересованным лицом доказательств, подтверждающих изменение наименования юридического лица.
Указанное определение повлечёт реализацию исполнительного производства судебным приставом-исполнителем уже в отношении взыскателя (должника), изменившего своё наименование.
Члены научно-консультативного совета в письменных отзывах высказали следующие позиции по указанному вопросу.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа в письменном мнении указал, что вопрос, касающийся изменения наименования юридического лица, являющего стороной исполнительного производства, в настоящее время рассматривается в проекте разъяснения по проблемам применения Федерального закона «Об исполнительном производстве», подготовленном Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации. Согласно абз. 4 п. 6 указанного проекта в случае перемены имени физического лица илиизменения наименования юридического лица судебный пристав-исполнитель по заявлению заинтересованного лица исправляет соответствующее имя или наименование в ранее вынесенных и неисполненных постановлениях[38].
Практика Арбитражного суда Свердловской области при решении данного вопроса опирается на нормы статьи 58,353, 387, 1093 ПС РФ, статью 52 федерального закона от 02.10.2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Согласно указанным нормами изменение наименования юридического лица не является правопреемством. Проведение судебного заседания для рассмотрения заявления об изменении наименования лица, поданного на стадии исполнения судебного акта, не требуется[39].
По мнению Камалова О.А., для разрешения данного вопроса не требуется назначения и проведения судебного заседания. У суда имеются основания для вынесения определения в порядке статей 184, 185, 188 АПК РФ без вызова сторон и без соблюдения правила о совещательной комнате на основании представленных заинтересованным лицом доказательств, подтверждающих изменение наименования юридического лица[40].
По мнению Степанченко А.В., наиболее обоснованным и разумным является второй подход, в силу которого, при изменении наименования юридического лица на стадии исполнительного производства статья 48 АПК РФ не применяется и судебное заседание не проводится[41].
По мнению Третьякова С.В., при изменении наименования юридического лица на стадии исполнительного производства, применяя положения статьи 48 АПК РФ, необходимо проводить судебное заседание, поскольку исполнение судебных актов представляет собою стадию процесса и на нее распространяются общие положения АПК РФ[42].
Согласно письменному мнению Тросмана В.Ю.проведение судебного заседания не требуется, поскольку законом переименование юридического лица: не отнесено к реорганизации (лишь изменение одного из реквизитов); не влияет на права и обязанности кредиторов, следовательно, отсутствуют основания, установленные ст. 48 АПК РФ для процессуального правопреемства. Более того, ст. 124 АПК РФ предусматривает обязательность сообщения об изменении наименования арбитражному суду, и положения указанной нормы правомерно применять на всех стадиях арбитражного процесса, в т.ч. на стадии исполнительного производства[43].
Согласно письменному мнению заведующего кафедрой гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета Кваниной В.В. изменение наименования юридического лица не означает его реорганизацию, т.е. не представляет собой прекращение одного юридического лица с прежним наименованием и возникновение нового юридического лица с другим наименованием, также как и изменение места нахождения юридического лица не влечет указанных выше последствий.
В связи с этим изменение наименования юридического лица не влечет процессуального правопреемства и для рассмотрения заявления об изменении наименования юридического лица, даже в том случае, когда заявление подано в период исполнительного производства по делу, не требуется. Подтверждается данный вывод также тем, что в случае рассмотрения указанного заявления в судебном заседании, арбитражный суд не может вынести отрицательное решение, т.е. отказать в удовлетворении заявления юридического лица об изменении его наименования, т.к. такой отказ будет прямым нарушением неимущественных прав юридического лица. В связи с этим проведение судебного заседания для рассмотрения заявления об изменении наименования юридического лица теряет смысл[44].
По результатам обсуждения данного вопроса, с учетом подавляющего большинства голосов, Советом принято решение воздержаться от дачи рекомендаций в связи с рассмотрением указанного вопроса в проекте разъяснения по проблемам применения Федерального закона «Об исполнительном производстве», подготовленном Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.

 


[1] Позиция о том, что на заявления, подаваемые на стадии исполнения судебных актов, не распространяются нормы п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ высказана в Постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 04.04.2008 по делу № А55-221/2006.

[2] Вопрос о применении к процессуальным отношениям аналогии закона и аналогии права является дискуссионным, обсуждался в теоретических работах. В теоретических статьях по данному вопросу приведена лишь общая посылка в обоснование обозначенной правовой позиции без углубления в суть проблемы процессуально-правовой аналогии. Иное приведет к длительной дискуссии, не связанной с поставленным вопросом.

[3] Применительно к заявлениям о процессуальном правопреемстве см. статью В.С. Анохина «Проблемы применения законодательства о правопреемстве в арбитражном процессе» («Хозяйство и право», 2005, № 1, СПС «Консультант Плюс»): «Осложняет арбитражную судебную практику и отсутствие в АПК РФ конкретных требований к форме и содержанию заявления о правопреемстве. Судьи Арбитражного суда Воронежской области при принятии таких заявлений исходят из требований, предусмотренных статей 125 - 126 АПК РФ».

[4] Далее – ГПК РФ.

[5] Рехтина И.В. Аналогия в гражданском и арбитражном процессе: проблемы теории и практики применения // Современное право. 2009. № 11. С. 102 - 106.

[6] Носенко М.С. Применение процессуальной аналогии арбитражными судами // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 8. С. 46 - 48.

[7] Письменное мнение по указанной позиции в материалах НКС отдела анализа и обобщения судебной практики и статистического учета Арбитражного суда Челябинской области.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Определение Арбитражного суда Челябинской области по делу № А76-2025/2010-24-239.

[15] Определение Арбитражного суда Челябинской области от 05.05.2010 по делу № А76-2025/2010-24-239; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2010 №09АП-9737/2010; Определение ВС РФ от 14.09.2010 №4-В10-22.

[16] Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2010 № 18АП-6010/2010 по делу № А76-2025/2010-24-239; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.09.2010 № КГ-А40/8653-10; Определение ВАС РФ от 10.12.2010 №ВАС-16252/10;

[17] Письменное мнение по указанной позиции в материалах НКС отдела анализа и обобщения судебной практики и статистического учета Арбитражного суда Челябинской области.

[18] Там же.

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] Определение ВАС РФ от 10.12.2010 № ВАС-16252/10

[22] Письменное мнение по указанной позиции в материалах НКС отдела анализа и обобщения судебной практики и статистического учета Арбитражного суда Челябинской области.

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.02.2009 № АЗЗ-8838/08-Ф02-19/09; ФАС Поволжского округа от 05.10.2006 № А65-5652/06-СГЗ-13, ФАС Северо-Кавказского округа от 14.12.2006 № Ф08-6389/2006-2647А;

[26] Постановления ФАС Центрального округа от 27.03.2009 № А09-6455/2008-15, ФАС Волго-Вятского округа от 29.11.2004 №Al1-2706/20ОЗ-К1-15/124, от 07.02.2005 № А39-4310/2004-362/2, от 07.11.2005 № АП-7855/20О4-К1-15/225; Определение ВАС РФ от 21.05.2009 № ВАС-6239/09 по делу № А56-12369/2008.

[27] Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.07.2009 по делу №А56-12369/2008; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.10.2009; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.12.2009; Постановление ВАС РФ № 5032/10 от 20.10.2010.

[28] Письменное мнение по указанной позиции в материалах НКС отдела анализа и обобщения судебной практики и статистического учета Арбитражного суда Челябинской области.

[29] Там же.

[30] Там же.

[31] Там же.

[32] Там же.

[33] Там же.

[34] Там же.

[35] Там же.

[36] Определения об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 19.04.2007 №4288/07, от 02.11.2007 №13244/07, от 17.01.2008 №13244/07;

[37] Гражданский кодекс РФ (ст. ст. 58, 218, 353, 387, 581, 1093).

[38] Письменное мнение по указанной позиции в материалах НКС отдела анализа и обобщения судебной практики и статистического учета Арбитражного суда Челябинской области.

[39] Там же.

[40] Там же.

[41] Там же.

[42] Там же.

[43] Там же.

[44] Там же.

Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати