О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Рекомендации НКС принятые 10 декабря 2010

Рекомендации Научно-консультативного совета при
Арбитражном суде Челябинской области

В Арбитражном суде  Челябинской области 10.12.2010 года  состоялось (пятое за историю создания) заседание Научно-консультативного совета.
На заседании НКС при Арбитражном суде Челябинской области  обсуждено 7  проблемных вопросов правоприменительной практики, в том числе:
1. Считаются ли признанными ответчиком обстоятельства, на которые ссылается истец в обоснование своих требований, в случае, если определение на дату судебного разбирательства по юридическому адресу ответчиком не получено (отказ от получения копии судебного акта, адресат не явился за получением копии судебного акта, адресат отсутствует по юридическому адресу, другие случаи надлежащего извещения), и, соответственно, ответчик не явился ни на одно заседание суда, не направил в суд каких-либо возражений по иску, не оспорил представленные истцом доказательства, иным образом не выразил несогласие с фактическими обстоятельствами дела (ч.3.1. ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации   (далее - АПК РФ), ст. 123 АПК РФ)?
2. Возможно ли прекращение исполнительного производства в случае ликвидации юридического лица (признания должника банкротом) и исключения сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц?
3. В каком порядке следует рассматривать иск, предъявленный к солидарным должникам, если в отношении одного из них возбуждено дело о банкротстве и введена процедура наблюдения?
4. Каким образом следует исчислять размер ущерба, причинённого транспортному средству, с учетом износа при наличии в материалах дела двух доказательств размера ущерба: по отчету независимого оценщика, где уже указан размер ущерба с учетом износа, либо исходя из предоставленных в материалы дела акта выполненных работ, платежных поручений, подтверждающих фактические затраты на восстановление транспортного средства?
5. Является ли основанием к отказу в удовлетворении заявления о возмещении судебных расходов пропуск 6-месячного срока, установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ, либо заявление подлежит возвращению по ч. 2 ст. 115 АПК РФ?
6. Как определяется момент вступления в законную силу решения арбитражного суда первой инстанции, отмененного судом апелляционной инстанции и, впоследствии, оставленного без изменения судом кассационной инстанции?
7. Является ли основанием для оставления искового заявления без рассмотрения по п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ неявка истца в предварительное судебное заседание и в судебное заседание, либо необходимо, чтобы истец не явился в два судебных заседания?

Письменное мнение по  вынесенным на обсуждение НКС вопросам представили:

Решетникова Ирина Валентиновна -председатель Арбитражного суда Свердловской области, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ (в настоящее время председатель ФАС Уральского округа);

Белых Владимир Сергеевич - заведующий кафедрой предпринимательского права Уральской государственной юридической академии, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ;

Кванина Валентина Вячеславовна - заведующая кафедрой предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета, доктор юридических наук, профессор;

Третьяков Сергей Викторович - президент Челябинской областной нотариальной палаты;

Демидова Галина Степановна- заведующая кафедрой гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук;

Степанченко Андрей Валерьевич - доцент кафедры предпринимательского права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук;

Брызгалин Аркадий Викторович - главный редактор журнала «Налоги и финансовое право», кандидат юридических наук;

Камалов Олег Александрович- доцент кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук;

Петров Евгений Юрьевич - доцент кафедры гражданского права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук;

Курочкин Сергей Анатольевич– советник аппарата полномочного представителя Президента в Уральском федеральном округе, доцент кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук;

Опалев Рим Олегович- доцент кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук;

В заседании НКС 10 декабря 2010 года приняли  непосредственное участие:

Коротенко Валерий Иванович  - председатель Арбитражного суда Челябинской области,  председатель научно-консультативного совета, кандидат юридических наук;

Багмет Лилия Андреевна -первый заместитель председателя Арбитражного суда Челябинской области, председатель судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, заместитель председателя научно-консультативного совета.

Члены Научно-консультативного совета:

Елькина Людмила Аксентьевна -председатель судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений;

Зубкова Лариса Ивановна -заместитель председателя Арбитражного суда Челябинской области, председатель судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений;

Забутырина Людмила Валерьевна -и.о. председателя судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений;

Камалов Олег Александрович- доцент кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук;

Каюров Сергей Борисович -председатель судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений;

Кузнецова Инна Александровна -председатель судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений, кандидат юридических наук;

Кузнецова Марина Викторовна -председатель судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений;

Кузьмин Андрей Георгиевич -заместитель председателя  Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук;

Наконечная Ольга Геннадьевна - и.о. председателя судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений;

Полич Светлана Байрамовна -заместитель председателя  Арбитражного суда Челябинской области, кандидат юридических наук;

Скрыль Светлана Михайловна -председатель судебного состава судебной коллегии по рассмотрению экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений, кандидат юридических наук;

Степанченко Андрей Валерьевич -доцент кафедры предпринимательского права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук;

Тросман Владимир Юрьевич -адвокат Адвокатской палаты Челябинской области;

Третьяков Сергей Викторович - президент Челябинской областной нотариальной палаты;

Пустовой  Павел Валерьевич - начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном процессе Прокуратуры Челябинской области.

В заседании также принимали участие некоторые судьи Арбитражного суда Челябинской области, которые докладывали проблемные вопросы: Бахарева Елена Александровна; Белый Антон Владимирович; Коровина Оксана Сергеевна - кандидат юридических наук; Котляров Николай Евгеньевич.

По большинству указанных вопросов были выработаны рекомендации, а именно:

1. Считаются ли признанными ответчиком обстоятельства, на которые ссылается истец в обоснование своих требований, в случае, если определение на дату судебного разбирательства по юридическому адресу ответчиком не получено (отказ от получения копии судебного акта, адресат не явился за получением копии судебного акта, адресат отсутствует по юридическому адресу, другие случаи надлежащего извещения), и, соответственно, ответчик не явился ни на одно заседание суда, не направил в суд каких-либо возражений по иску, не оспорил представленные истцом доказательства, иным образом не выразил несогласие с фактическими обстоятельствами дела (ч.3.1 ст. 70, ст. 123 АПК РФ)?

Судебной практики по обозначенному вопросу не выявлено, поскольку ч. 3.1 ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) вступила в действие с 01.11.2010.
При решении обозначенного вопроса могут быть сформулированы две точки зрения.
В соответствии с первой точкой зрения обстоятельства, на которые сторона ссылается в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, поскольку сторона надлежащим образом уведомлена о начавшемся арбитражном процессе, имеет процессуальную возможность представить доказательства в обоснование возражений, но в установленные законодательством процессуальные сроки не представляет данные доказательства.
Непредставление доказательств в обоснование возражений является диспозитивным правом стороны, согласно которому заинтересованные в исходе дела лица самостоятельно распоряжаются принадлежащими им субъективными материальными правами и процессуальными средствами их защиты.
Диспозитивность как юридически обеспеченная возможность свободной реализации прав характерна не только для субъективных прав, имеющих частноправовую природу, но и для субъективных прав с публично-правовой и смешанной юридической природой.[1]
Согласно ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.
Согласно ч. 1 ст. 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, иные участники арбитражного процесса считаются извещёнными надлежащим образом, если к началу судебного заседания, совершения отдельного процессуального действия арбитражный суд располагает сведениями о получении адресатом копии определения о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу,  направленной ему в порядке, установленном настоящим Кодексом, или иными доказательствами получения лицами, участвующими в деле, информации о начавшемся арбитражном процессе.
Согласно абз. 2 ч. 1 ст. 121 АПК РФ информация о принятии искового заявления к производству, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия размещается арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет» не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом. Документы, подтверждающие размещение арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет» указанных сведений, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела.
В соответствии с ч. 4 ст. 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, иные участники арбитражного процесса также считаются извещёнными надлежащим образом арбитражным судом, если:
1)адресат отказался от получения копии судебного акта и этот отказ зафиксирован организацией почтовой связи или арбитражным судом;
2)несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чём организация почтовой связи уведомила арбитражный суд;
3)копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу.
В силу ч. 6 ст. 121 АПК РФ лица, участвующие в деле, после получения определения о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу, а лица, вступившее в дело или привлечённые к участию в деле позднее, иные участники процесса после получения первого судебного акта по рассматриваемому делу самостоятельно предпринимают меры по получению информации о движении дела с использованием любых источников такой информации и любых средств связи.
Согласно указанной норме процессуального права лица, участвующие в деле, несут риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела, если суд располагает информацией о том, что указанные лица, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе.
Подобное процессуальное правило позволяет интерпретировать положения ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ в случае пассивного участия стороны в арбитражном процессе: отказ от получения копии судебного акта, неявка адресата за получением копии судебного акта, отсутствие адресата по юридическому адресу, непринятие мер по получению информации по движению дела. В рассматриваемой ситуации надлежащим образом уведомленная о слушании дела сторона (ответчик) надлежащим образом фактические обстоятельства не оспорила, несоответствие таких обстоятельств не вытекает из иных доказательств по делу.
Согласно второй точки зрения обстоятельства, на которые ссылается истец в обоснование своих требований,  не считаются признанными ответчиком в случае, если определение на дату судебного разбирательства по юридическому адресу ответчиком не получено (отказ от получения копии судебного акта, адресат не явился за получением копии судебного акта, адресат отсутствует по юридическому адресу, другие случаи надлежащего извещения), и ответчик не явился ни на одно заседание суда, не направил в суд каких-либо возражений по иску, не оспорил представленные истцом доказательства, иным образом не выразил несогласие с фактическими обстоятельствами дела.
В рассматриваемой ситуации ответчик ограничен в возможности представить свои возражения по иску и доказательства в обоснование таких возражений, поскольку, несмотря на надлежащее извещение о начавшемся арбитражном процессе, фактически не обладает информацией о существе спора.
В силу ст. 9 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств.
Одним из важных принципов процесса являются принцип юридической истины, сущность которого проявляется в анализе положений ст.ст. 65, 66, 268 АПК РФ. Иногда в теории арбитражного процесса данный принцип именуется принципом формальной истины, содержание которого заключается в том, что арбитражный суд не должен стремиться выяснить подлинные взаимоотношения сторон.
Процессуальный закон в ст.ст. 65, 66 АПК РФ возлагает бремя процессуального доказывания на стороны, предусматривая правило о надлежащем раскрытии доказательств - до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом.
В силу ч. 2 ст. 268 АПК РФ арбитражный суд апелляционной инстанции принимает дополнительные доказательства, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, от него не зависящим. Такие причины, в случае неполучения уведомлений о слушании дела при наличии факта надлежащего извещения заинтересованного участника арбитражного процесса, могут быть признаны вышестоящей инстанцией уважительными, в том числе в целях соблюдения принципа юридической истины.
В силу ч. 4 ст. 268 АПК РФ вышестоящей инстанцией не проверяются обстоятельства дела, которые признаны, удостоверены лицами, участвующими в деле, в порядке, установленном ст. 70 АПК РФ, и приняты арбитражным судом первой инстанции.
Это правило не исключает возможности проверки вышестоящей инстанцией обстоятельств дела и в том случае, когда имеются основания применения положений ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ.
Мнения членов НКС по существу рассматриваемого вопроса разделились, однако большинство высказались в поддержку второй точки зрения.
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области признание обстоятельств дела возможно в результате констатации арбитражным судом пассивного поведения другой стороны, не предпринявшей мер к активному волеизъявлению своей позиции в отношении таких обстоятельств.
По мнению Камалова О.А. бездействие («молчание») ответчика не может рассматриваться как волеизъявление, поскольку молчание стороны в процессе следует  расценивать как волеизъявление лишь в тех случаях, когда воля стороны была выражена какими-либо предшествующими действиями, либо есть очевидное подтверждение  надлежащего извещения данной стороны (в порядке ч. 1 ст. 123 АПК РФ). Отказ от получения копии судебного акта, неявка адресата за получением копии судебного акта, отсутствие адресата по юридическому адресу в действительности не подтверждают надлежащего извещения, а создают лишь презумпцию такого извещения.
По мнению Брызгалина А.В., представленному  в письменном виде, если ответчику не известно, на какие именно обстоятельства ссылается истец, даже если ответчик знает о начавшемся арбитражном процессе, но не является в судебные заседания без уважительных причин, говорить  о «молчаливом» признании с его стороны этих обстоятельств нельзя.
Аналогичная позиция высказана  Степанченко А.В., полагающим, что в рассматриваемой ситуации ответчик не обладает сведениями о существе спора, заявленных к нему претензиях, соответственно,  считать, что путём «молчания» ответчик выражает согласие с фактами и обстоятельствами, изложенными в иске, не представляется возможным.
По мнению Третьякова  С.В. приравнивание молчания к признанию фактических обстоятельств дела стороной способно породить в судах вышестоящей инстанции споры о том, следует ли из представленных стороною доказательств несогласие с фактами, представленными другой стороной, вытекает ли из них возражение против фактов и т.д.
Согласно письменным мнениям кафедры гражданского права и гражданского процесса, кафедры предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета неполучение на дату судебного разбирательства ответчиком определения арбитражного суда (отказа от получения копии судебного акта, неявка ответчика ни на одно судебное заседание, непредставление им каких-либо возражений по иску, не оспаривание представленных истцом доказательств не могут свидетельствовать о признании ответчиком обстоятельств, на которые ссылается другая сторона.
В ходе непосредственного обсуждения на заседании 10.12.2010 большинство членов НКС поддержали вторую точку зрения.
Таким образом, по первому вопросу выработаны следующие рекомендации:
В том случае, если судебное извещение ответчиком не получено (отказ от получения  копии судебного акта, неявка адресата за получением копии судебного акта, другие случаи презумпции надлежащего извещения) и при этом ответчик  не явился ни на  одно судебное заседание, не направил в суд каких-либо возражений по иску, не оспорил представленные истцом доказательства, иным образом не выразил несогласие с фактическими обстоятельствами дела (ч. 3.1 ст. 70, ст. 123 АПК РФ),то обстоятельства, на которые ссылается истец в обоснование своих требований, не могут считаться признанными ответчиком в порядке ст. 70 АПК РФ.

2. Возможно ли прекращение исполнительного производства в случае ликвидации юридического лица (признания должника банкротом) и исключения сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц?

В соответствии с п. 1 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, в связи с чем исполнение исполнительного документа становится невозможным.
Статьей 419 ГК РФ определено, что обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).
При  решении обозначенного вопроса могут быть сформулированы  две точки зрения.
Согласно первой точке зрения[2], заявление о прекращении исполнительного производства в случае ликвидации юридического лица и исключения сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц удовлетворению не подлежит в силу следующего.
В соответствии с ч. 1 ст. 327 АПК РФ арбитражный суд по заявлению взыскателя, должника, судебного пристава-исполнителя может приостановить или прекратить исполнительное производство, возбужденное судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа, выданного арбитражным судом, в случаях, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве.
Основания прекращения исполнительного производства перечислены в ст. 43 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон об исполнительном производстве).
Исполнительное производство прекращается судом в случаях:
1) смерти взыскателя-гражданина (должника-гражданина), объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства;
2) утраты возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий);
3) отказа взыскателя от получения вещи, изъятой у должника при исполнении исполнительного документа, содержащего требование о передаче ее взыскателю;
4) в иных случаях, когда федеральным законом предусмотрено прекращение исполнительного производства.
Указанный перечень оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
С ликвидацией юридического лица действующий Закон об исполнительном производстве не связывает прекращение исполнительного производства.
Между тем судебный пристав-исполнитель обязан руководствоваться п.п. 6, 7 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве и своевременно окончить исполнительное производство в случае ликвидации должника-организации и направить исполнительный документ в ликвидационную комиссию (ликвидатору), за исключением исполнительных документов, указанных в ч. 4 ст. 96 настоящего Федерального закона, или признания должника-организации банкротом и направить исполнительный документ конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.
В соответствии со второй точкой зрения[3], заявление о прекращении исполнительного производства в случае ликвидации юридического лица и исключения сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц подлежит удовлетворению в силу следующего.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве исполнительное производство прекращается в случаях смерти взыскателя-гражданина или должника-гражданина, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебных актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства.
П. 1 ст. 6 ГК РФ устанавливает, что в случаях, когда предусмотренные п.п. 1 и 2 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Аналогичная норма содержится в ч. 6 ст. 13 АПК РФ.
Если факт перехода обязательств ликвидированного предприятия по оплате долга перед обществом к другому лицу не установлен, то в данном случае ликвидация юридического лица (должника) имеет те же правовые последствия, что и в случае смерти гражданина.
Законодатель не предусмотрел в качестве основания прекращения исполнительного производства ликвидацию организации-должника. Вместе с тем, в сложившейся ситуации исполнение исполнительного документа в том смысле, который предусмотрен Законом об исполнительном производстве, предполагающим наличие двух сторон исполнительного производства (должника и взыскателя), не представляется возможным и смысл исполнительного производства утрачивается.
Поэтому в данном случае необходимо применить аналогию закона, а именно п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве.
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области вопрос разрешается в соответствии правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 октября 2009 года № 7159/09.
По мнению Камалова О.А.с момента завершения ликвидации юридического лица (конкурсного производства) и внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи об этом, исполнительное производство подлежит прекращению применительно к п. 1 ст. 150 АПК РФ и п. 1 ст. 43 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (аналогия закона).
По мнению Степанченко А.В. наиболее обоснованной является вторая позиция, согласно которой, заявление о прекращении исполнительного производства в случае ликвидации юридического лица и исключения сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц подлежит удовлетворению.
Третьяков С.В.согласился с позицией ВАС РФ о том, что при рассмотрении указанных ситуаций судьи должны применять аналогию закона и при ликвидации организации-должника прекращать исполнительное производство применительно к п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве.
Согласно письменному мнению кафедры предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета ликвидация юридического лица и исключение о нем сведений из ЕГРЮЛ должно влечь прекращение исполнительного производства.
Согласно письменномумнению Опалева Р.О. и Курочкина С.А., вопрос следует решать, исходя из правовой позиции, закрепленной в постановлении Президиума ВАС РФ от 27 октября 2009 г. № 7159/09.
По результатам обсуждения данного вопроса Советом принято решение воздержаться от дачи рекомендаций в связи с наличием противоречивой практики. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 27 октября 2009 года № 7159/09 указано на необходимость отказа в удовлетворении заявления о прекращении исполнительного производства в случае ликвидации юридического лица и исключения сведений о нем из Единого государственного реестра юридических лиц. Между тем, в Определении ВАС РФ от 24.12.2009 №ВАС-16662/09 по делу №А34-1409/2009 указано, что, в случае внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении юридического лица в связи с ликвидацией исполнительное производство может быть прекращено применительно к ч. 1 ст. 43 ФЗ от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

3. В каком порядке следует рассматривать иск, предъявленный к солидарным должникам, если в отношении одного из них возбуждено дело о банкротстве и введена процедура наблюдения?

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают возможность одновременного участия нескольких лиц в качестве каждой из сторон обязательства – кредитора или должника (п. 1 ст. 308, ст.ст. 321-326 ГК РФ), что определяет структуру обязательственного правоотношения как сложную и позволяет квалифицировать такие отношения как обязательства с множественностью лиц.
Основным в обязательствах с множественностью лиц является предоставление нескольким кредиторам или нескольким должникам в обязательстве долевого (солидарного) права или долевой (солидарной) обязанности.
В солидарных обязательствах возникают отношения между кредитором и должниками, между содолжниками либо кредиторами и должником, а также между сокредиторами.
На практике немалое количество вопросов возникает именно тогда, когда подходит срок исполнения обязательства, притом что имеет место его нарушение и кредитор решает, к кому и в каком порядке следует предъявлять требование о взыскании.
Если в обязательстве участвуют несколько кредиторов, нужно установить, кто из них и в каком объеме вправе требовать от должника исполнения лежащей на нем обязанности. При участии в обязательстве нескольких должников необходимо выявить, кто из них и в каком объеме должен выполнить их общую обязанность перед кредитором. Если обязательство характеризуется множественностью как кредиторов, так и должников, то существенны оба указанных вопроса.
Модель солидарных пассивных обязательств интересна кредитору, так как гарантирует от неплатежеспособности должника в большей степени, чем в простом обязательстве. Все отношения, порождающие право требования кредитора, предполагают известное доверие, оказанное им должнику. В любом обязательстве кредитор принимает на себя риск неисполнения обязанности должником. Участие в обязательстве нескольких должников, обладающих платежеспособностью, снижает риск кредитора.
Если солидарная ответственность (обязанность) возникла в силу закона, содолжники участвуют в правоотношении, модель которого определил законодатель. Это объясняется необходимостью повышенной правовой защиты интересов кредитора в связи с риском предпринимательских отношений либо возмещением вреда. Так, если ответственность за выбор продавца по договору купли-продажи лежит на арендодателе договора финансовой аренды, арендатор вправе предъявить требования, вытекающие из договора купли-продажи, как к продавцу имущества, так и к арендодателю, которые несут солидарную ответственность (п. 2 ст. 670 ГК РФ). Продавец несет солидарную ответственность по включенным в состав переданного предприятия долгам, которые были переведены на покупателя без согласия кредитора (п. 4 ст. 562 ГК РФ). Товарищи в договоре простого товарищества солидарно отвечают по всем предпринимательским обязательствам товарищества (ст. 1047 ГК РФ). Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ст. 1080 ГК РФ).
Если обязательство возникло в силу договора, должник таким способом закрепляет, оформляет свою волю, выражая понимание, желание, интерес быть солидарным участником и ожидая реализации корреспондирующего права требования кредитора. Должник, исполняя долг за всех, осознает, что «всякое обязательство имеет своей целью создать некоторую связанность воли должника, принудить его к известному поведению в интересах кредитора»[4].
Итак, при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности (п. 1 ст. 323 ГК РФ).
Право требования имеет две составляющие – право выбора должника и право определить объем требований. Право выбора должника обусловлено необходимостью предъявить требование к определенному лицу или лицам, которые с момента заключения договора и до его исполнения находятся в равном положении по отношению как к кредитору, так и друг к другу, так как приняли одно и то же обязательство в отношении одного и того же единого предмета исполнения.
При этом в науке гражданского права проводится различие между понятиями «требование» и «правомочие на предъявление данного требования». Требование, являясь объектом субъективного гражданского права, появляется в тот момент, когда обязанная сторона принимает на себя обязатель, ство, чем выражает согласие на добровольное выполнение действий, составляющих содержание своей обязанности. Правомочие на предъявление требования – это одно из требований субъекта, существующее в потенции до того момента, когда появляются основания для его предъявления лицу обязанному. Оно возникает не всегда и не всегда подлежит реализации. Это зависит от ряда юридических причин и фактических обстоятельств[5].
Нарушение субъективных прав лица влечет за собой возникновение правомочия на предъявление требования, в том числе в судебном порядке. Право лица обратиться в суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов установлено ст. 4 АПК РФ, ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ).
После достижения соглашения и придания ему соответствующей формы, когда договор обретает юридическую силу, происходит объективизация волевых моделей (условий) в адекватные права и обязанности, которые распределяются на основе закона между сторонами согласно достигнутому соглашению[6].
В связи с этим право кредитора выбрать из всех должников обязанного к исполнению обусловлено не только усмотрением кредитора, но и волей должников, заключивших договор, что соответствует важнейшему положению о том, что граждане и юридические лица осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Это означает, что должники не могут возражать против выбора кредитора. Физические и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, а правомочие на предъявление требования, являясь осуществлением субъективного права, реализуется в случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) договора должниками (п. 1 ст. 9 ГК РФ). Следовательно, такое возражение должников не будет основано на нормах права и данный вывод поддержан судебной практикой[7].
Статья 323 ГК РФ «Права кредитора при солидарной обязанности» должна применяться к тем обязательствам, где должники принимают обязанности перед кредитором, являясь стороной договора.
Вместе с тем, ГК РФ содержит немало примеров, когда солидарные должники отвечают перед кредитором по основному обязательству, не являясь стороной такого обязательства и не принимая на себя корреспондирующих субъективных обязанностей. Зачастую к таким содолжникам нельзя предъявить требование до нарушения обязательства должником. Так, организации, возникшие в результате реорганизации должника, отвечают по его долгам, в случае если разделительный баланс не позволяет определить правопреемника (ст. 60 ГК РФ); основное (материнское) хозяйственное общество, которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает вместе с ним по сделкам, заключенным во исполнение таких указаний (ст. 105 ГК РФ).
Кредитор самостоятельно определяет объем требований. Требовать исполнения обязательства полностью либо в части является логическим продолжением действий кредитора после выбора должника. Если обязанным к исполнению кредитор выбрал одного должника, требования об исполнении могут быть заявлены только полностью, независимо от делимости либо неделимости предмета. При этом заявить требование об исполнении неделимого обязательства в части нельзя.
Если требования заявлены кредитором ко всем (или части) должникам, требовать исполнения в части можно только при делимости предмета. Поэтому при кажущейся на первый взгляд свободе выбора кредитором модели поведения, установленной ст. 323 ГК РФ, свойства делимости или неделимости предмета обязательства ограничивают реализацию его права требования.
Таким образом, выбор должника, объем требований обусловлены не только правом кредитора, но и содержанием обязательства.
Право кредитора требовать недополученное от остальных должников (п. 2 ст. 323 ГК РФ) является гарантией защиты интересов кредитора. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Каждый из должников должен исполнить «свое» обязательство. Нередко невозможность взыскания приводит к невозможности реального исполнения обязательства либо к исполнению обязательства в части. Кредитор заявляет требование к тем должникам, которые не были призваны к исполнению.
Статья 323 ГК РФ о субъективном праве кредитора корреспондирует с п. 2 ст. 325 ГК РФ о субъективном праве и обязанности исполнившего должника и иных содолжников, формируя содержание солидарного и регрессного обязательств. Исполнивший должник прекращает основное обязательство и приобретает регрессное требование к остальным должникам. Возникают обязательственные отношения особого рода («регресс порождает право»[8]), в которых должник, исполнивший по основному обязательству, становится кредитором для неисполнивших содолжников. При этом неисполнившие содолжники остаются в состоянии связанности последствиями исполнения, и это оказывает влияние на то, как будут складываться отношения между ними.
В силу ст.ст. 11, 12 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных прав осуществляет суд, а обращение с исковым заявлением является едва ли не самым распространенным способом защиты гражданских прав.
На практике все чаще возникают ситуации, в которых кредитор обращается с иском, например, о взыскании задолженности с солидарных должников, в отношении одного из которых возбуждено дело о банкротстве и введена процедура наблюдения.
В соответствии с п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) с даты вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника наблюдения требования могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением уставленного названным Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику.
Для решения вопроса о процессуальном порядке рассмотрения такого иска определяющими являются следующие моменты:
1) дата обращения с исковым заявлением в суд;
2) квалификация денежного обязательства, по которому заявлено требование о взыскании в зависимости от даты из возникновения (текущее или подлежащее включению в реестр требований кредиторов должника).
Ситуация 1. Исковое заявление о взыскании принято к производству до введения процедуры наблюдения, заявлено требование о взыскании платежей, подлежащих включению в реестр требований кредиторов должника.
По смыслу п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве кредитор не вправе обращаться к должнику для удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке после даты введения процедуры наблюдения.
В случае, когда производство по иску о взыскании с должника денежных средств, возбуждено до введения в отношении должника процедуры наблюдения, кредитор вправе довести производство по уже возбужденному делу до конца либо ходатайствовать о приостановлении производства по делу и предъявить свои требования к должнику в порядке, установленном Законом о банкротстве.
При таких обстоятельствах суду, рассматривающему исковое заявление о взыскании, необходимо выяснить позицию кредитора с учетом особенностей правового положения солидарного должника-банкрота.
Если кредитор не заявляет ходатайство о приостановлении производства по делу, то рассмотрение дела должно быть завершено вынесением соответствующего судебного решения по существу иска в отношении всех солидарных должников.
Если кредитор заявляет ходатайство о приостановлении производства по делу о взыскании, то целесообразно выделить требование к банкроту в отдельное производство, производство по которому приостановить, а в отношении иных солидарных должников – завершить рассмотрение дела вынесением судебного решения по существу.
Ситуация 2. Исковое заявление о взыскании принято к производству после введения процедуры наблюдения, заявлено требование о взыскании платежей, подлежащих включению в реестр требований кредиторов должника.
Разграничение порядка предъявления требований кредиторов к должнику наступает с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения.
Исходя из системного толкования п. 4 ст. 148 АПК РФ и ст. 63 Закона о банкротстве иски кредиторов, предъявленные к должнику после введения процедуры наблюдения подлежат, оставлению без рассмотрения.
В данном случае возможно два подхода.
Первый подходзаключается в том, что учитывая, предъявление требования о взыскании к нескольким солидарным должникам, суду следует рассматривать дело в общем процессуальном порядке и по итогам рассмотрения вынести 2 судебных акта:
1) определение об оставлении иска без рассмотрения в части требований, заявленных к должнику-банкроту;
2) решение по существу иска в отношении остальных солидарных должников.
Второй подходнаправлен на исключение ситуации принятия двух судебных актов – в общеисковом порядке и в деле о банкротстве, содержащих различную правовую оценку обстоятельств дела, квалификацию обязательства и размер ответственности.
В данном случае представляет целесообразным выносить решение по существу по делу, рассматриваемому в общеисковом порядке в отношении всех солидарных должников, включая банкрота.
Ситуация 3. Исковое заявление о взыскании принято к производству после введения процедуры наблюдения, заявлено требование о взыскании текущих платежей.
Согласно п. 2 ст. 5 Закона о банкротстве требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов, а кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур, применяемых в деле о банкротстве, не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.
Следовательно, у суда не имеется препятствий для рассмотрения дела по существу и завершения его вынесением судебного решения в отношении всех солидарных должников.
В данном случае особое внимание следует уделить правильной квалификации платежа в качестве текущего и верно установить момент возникновения денежного обязательства.
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области, в первой ситуации, если исковое заявление подано до даты введения в отношении должника процедуры наблюдения, в том числе, если оно подано после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом,   может   быть   рассмотрено   по   существу,   если   кредитором   не заявлено ходатайство о приостановлении производства по делу. Указанная позиция закреплена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.04.2009 № 3467/09. В том случае, если кредитор заявляет ходатайство о приостановлении производства по делу о взыскании, то целесообразно выделить требование к банкроту в отдельное производство и приостановить его, а в отношении иных солидарных должников рассмотреть спор по существу.
Во второй ситуации судьи в целом придерживаются первого подхода, однако существует ряд уточнений с учетом рекомендаций Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области, принятых 11.06.2010 года. Суд первой инстанции выносит в виде отдельного судебного акта (до вынесения решения по делу) определение об оставлении искового заявления в части требований, заявленных к должнику-банкроту, без рассмотрения, в том числе в документе, где одновременно отражается совершение иного процессуального действия (например, определение о прекращении производства по делу в части и отложении судебного разбирательства и пр.). При наличии обстоятельств, препятствующих оставлению искового заявления в части требований, заявленных должнику-банкроту, без рассмотрения в предварительном заседании, данное процессуальное действие может быть совершено и отражено в резолютивной части решения, принятого по существу исковых требований к солидарным должникам, не являющимся банкротами.
В третьей ситуации заявленные исковые требования к солидарным должникам рассматриваются в общеисковом порядке с вынесением решения по существу в отношении всех ответчиков.
Согласно письменному мнению кафедры предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета и Степанченко А.В. в первой ситуации целесообразно при рассмотрении искового заявления к солидарным должникам, в отношении одного из которых введена процедура, применяемая в деле о банкротстве, выделять требование к должнику, находящемуся в процедуре, применяемой в деле о банкротстве, в отдельное производство и приостанавливать рассмотрение выделенного дела[9]. Следует помнить, что указанные действия могут быть совершены судом только по ходатайству истца. При отсутствии соответствующего ходатайства суд должен завершить рассмотрение дела по существу.
Во второй ситуации представляется правильным и соответствующим нормам процессуального права первый подход, когда требования к должнику, находящемуся в процедуре наблюдения, оставляются без рассмотрения. Это связано с тем, что императивными нормами процессуального права предусмотрен отличный от искового производства порядок рассмотрения требований в деле о банкротстве.
Нормы права допускают рассмотрение требований к солидарным должникам в отдельных судебных процессах, поскольку обязательство каждого из солидарных должников носит самостоятельный характер по отношению к кредитору, обязательного процессуального соучастия в данном случае не требуется.
Изложенный подход в полной мере соответствует и практике рассмотрения требований к солидарным должникам, требование, к одному из которых не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в соответствии с параграфом 1 главы 4 АПК РФ. В данном случае суды прекращают производство по делу в части требований заявленных с нарушением правил о подведомственности, в остальной части иск рассматривается по существу[10].
Если суд установит, что при таком подходе имеется риск принятия двух противоречащих судебных актов, то существует возможность приостановить производство по делу применительно к ч. 9 ст. 130 АПК РФ.
В третьей ситуации правовая неопределенность отсутствуют, т.к. все требования подлежат рассмотрению в общеисковом порядке.
Камалов О.А. согласился с вариантами решения первой и третьей ситуаций.
Во второй ситуации в случае, если исковое заявление о взыскании по солидарному денежному обязательству (не относящемуся к текущим платежам) принято к производству после введения процедуры наблюдения в отношении одного из солидарных должников, то суд выносит:
1) определение об оставлении иска без рассмотрения в отношении того из должников, в отношении которого применена одна из процедур банкротства;
2) решение по существу иска в отношении остальных солидарных должников.
По мнению Опалева Р.О. и Курочкина С.А. предложенные к первой и третьей ситуации, не вызвали возражений. Вторая ситуация нуждается в обсуждении и согласовании подходов к ее разрешению между судами Уральского судебного округа.
Согласно письменному мнению Петрова Е.Ю. Особенностью положения кредиторов в банкротстве в целом является то, что кредитор не вправе требовать индивидуального удовлетворения требований, вытекающих из первоначального денежного обязательства. Исходя из п. 1 ст. 63 ФЗ о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов (кроме текущих платежей) подлежат включению в реестр требований кредиторов и в дальнейшем погашаются в соответствии с установленной очередностью.
В связи с этим разрешается в общем порядке вынесением соответствующего судебного акта исковое заявление к нескольким солидарным должникам, если в отношении одного из них возбуждено дело о банкротстве:
а) когда требование к должнику, в отношении которого введена процедура банкротства, относится к категории текущих (ст. 5 ФЗ о банкротстве);
б) когда требование является реестровым, однако иск о взыскании денежных средств принят судом к производству до введения в отношении одного из содолжников процедуры наблюдения, а кредитор не заявил ходатайства о приостановлении производства по делу в отношении такого должника (абз. 3 п. 1 ст. 63 ФЗ о банкротстве)1. Удовлетворение требования в любом случае будет производиться лишь в рамках дела о банкротстве в ходе конкурсного производства[11].
Соответственно, в следующих двух случаях рассмотрение требований из одного основания к солидарным должникам должно производиться в разном порядке (одно - в общем, другое - в рамках процедуры банкротства):
а) требование является реестровым, иск принят судом к производству после введения процедуры наблюдения. В данном случае исковое заявление в части, касающейся взыскания долга с должника, в отношении которого введена процедура банкротства, подлежит оставлению без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. В резолютивной части решения суды указывают, в отношении каких именно солидарных ответчиков иск оставляется без рассмотрения[12].
б) требование является реестровым, иск о взыскании денежных средств принят судом к производству до введения в отношении одного из содолжников процедуры наблюдения, кредитор заявил ходатайство о приостановлении производства по делу в отношении такого должника и его требования включены в реестр. Однако если после такого приостановления производство по заявлению кредитора о включении требования в реестр прекращено, приостановленное производство возобновляется с вынесением решения в общем порядке[13].
Поскольку в результате обсуждения данного вопроса члены НКС не пришли к единому мнению, мнение по существу вопроса не выработано.

4. Каким образом следует исчислять размер ущерба, причинённого транспортному средству, с учетом износа при наличии в материалах дела двух доказательств размера ущерба: по отчету независимого оценщика, где уже указан размер ущерба с учетом износа, либо исходя из предоставленных в материалы дела акта выполненных работ, платежных поручений, подтверждающих фактические затраты на восстановление транспортного средства?

Актуальность вопроса обусловлена тем, что ряд отмен судебных актов Арбитражного суда Челябинской области, связан с изменением судебной практики рассмотрения споров о взыскании в порядке суброгации ущерба, причиненного транспортному средству в результате дорожно-транспортного происшествия.
В правоприменительной практике не выработано единой позиции по поставленному вопросу, существует несколько подходов при его разрешении.
В соответствии с первым подходом[14] при определении  размера страхового возмещения суд руководствуется стоимостью восстановительного ремонта поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия транспортного средства, то есть ценой фактических затрат по его ремонту.
В обоснование данной данного подхода арбитражными судами указывается, что согласно ч. 3 ст. 1079, ч. 1, 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях; вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Ограничение страховой выплаты путем использования средних цен противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков, поскольку необходимость расходов, которые потерпевшее лицо должно будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда.
Пределы возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего, определенные подп. «б» п. 2.1. ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в соответствии с которым размер подлежащих возмещению убытков определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая, введены в действие с 01.03.2008 Федеральным законом №306-ФЗ от 01.12.2007 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – Федеральный закон №306-ФЗ от 01.12.2007) и ст. 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации».
Такой же порядок определения восстановительных работ с указанием на необходимость учета износа частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах, установлен п. 60 и подп. «б» п. 63 Правил  обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, к которым по вопросам о размере подлежащих возмещению убытков и осуществления страховой выплаты отсылает подп. «2» ст. 5 Федерального закона №306-ФЗ от 01.12.2007.
Указанные положения законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств носят специальный характер по отношению к общим нормам Гражданского кодекса Российской Федерации о возмещении убытков вследствие причинения вреда.
Согласно ст. 12 Федерального закона от 29.07.1998 №135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» отчет независимого оценщика, составленный по основаниям и в порядке, которые предусмотрены названным законом, признается документом, содержащим сведения доказательственного значения, а итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в таком отчете, носит рекомендательный характер.
Таким образом, отчет об оценке стоимости восстановления поврежденного автомобиля, составленный независимым оценщиком, не может быть признан доказательством, имеющим преимущественное значение по отношению к доказательствам, подтверждающим фактически произведенные потерпевшим затраты на восстановление поврежденного автомобиля.
Ограничение страховой выплаты путем использования средних цен противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков, поскольку необходимость расходов, которые потерпевшее лицо должно будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда.
Согласно другому подходу[15] размер страхового возмещения должен определяться с учётом износа частей, узлов, агрегатов и деталей транспортного средства, в соответствии с отчетом независимого оценщика, исходя из следующего.
Пределы возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего, определены подп. «б» п. 2.1 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в соответствии с которым подлежащие возмещению убытки определяются в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.
Таким образом, действующим законодательством предусмотрена необходимость учета износа транспортного средства при определении размера восстановительных расходов.
В соответствии с п. 7 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в целях выяснения обстоятельств наступления страхового случая, установления повреждений транспортного средства и их причин, технологии, методов и стоимости его ремонта проводится независимая техническая экспертиза транспортного средства.
Расходы, необходимые для приведения поврежденного в дорожно-транспортном происшествии имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая, должны быть определены на основании отчета, в котором указывается стоимость восстановления поврежденного автомобиля с учетом износа частей, узлов, агрегатов и деталей транспортного средства.
Документы, подтверждающие фактические затраты на проведение восстановительного ремонта, не содержат размер восстановительных расходов с учетом износа замененных частей и деталей.
Таким образом, размер ущерба, причинённого транспортному средству, при наличии в материалах дела двух доказательств (отчета независимого оценщика и доказательств фактических затрат), следует исчислять по отчету независимого оценщика, где уже указан размер ущерба с учетом износа.
Члены научно-консультативного совета в письменных отзывах высказали следующие позиции по указанному вопросу.
Арбитражный суд Свердловской области считает, что заявленный к обсуждению вопрос, касается оценки доказательств, которая производится судом по внутреннему убеждению на предмет относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности.
По мнению Камалова О.А., размер ущерба, причинённого транспортному средству вследствие дорожно-транспортного происшествия, должен определяться как сумма расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая, на основании отчёта, в котором указывается стоимость восстановления имущества с учётом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов транспортного средства).
По мнению Степанченко А.В., наиболее обоснованным и разумным является первый подход, в силу которого при определении размера страхового возмещения суд руководствуется стоимостью восстановительного ремонта поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия транспортного средства, то есть ценой фактических затрат по его ремонту.
Согласно ст. 12 Федерального закона от 29.07.1998 №135-Ф3 «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» отчет независимого оценщика, составленный по основаниям и в порядке, которые предусмотрены названным законом, признается документом, содержащим сведения доказательственного значения, а итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в таком отчете, носит рекомендательный характер.
Таким образом, отчет об оценке стоимости восстановления поврежденного автомобиля, составленный независимым оценщиком, не может быть признан доказательством, имеющим преимущественное значение по отношению к доказательствам, подтверждающим фактически произведенные потерпевшим затраты на восстановление поврежденного автомобиля.
При этом действующим законодательством предусмотрена необходимость учета износа транспортного средства при определении размера восстановительных расходов.
В соответствии с п. 7 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в целях выяснения обстоятельств наступления страхового случая, установления повреждений транспортного средства и их причин, технологии, методов и стоимости его ремонта проводится независимая техническая экспертиза транспортного средства.
Расходы, необходимые для приведения поврежденного в дорожно-транспортном происшествии имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая, должны быть определены на основании отчета, в котором указывается стоимость восстановления поврежденного автомобиля с учетом износа частей, узлов, агрегатов и деталей транспортного средства.
Документы, подтверждающие фактические затраты на проведение восстановительного ремонта, не содержат размер восстановительных расходов с учетом износа замененных частей и деталей.[16]
По мнению Третьякова С.В., в ситуации, когда в материалах дела находятся два доказательства размера ущерба: отчет независимого эксперта и документы подтверждающие размер фактических затрат на восстановление транспортного средства, размер ущерба, причиненного транспортному средству следует исчислять в размере фактических затрат на восстановление с учетом износа автомобиля.
В данном случае и документы подтверждающие фактические затраты и отчет эксперта являются доказательствами, которые оцениваются судом наряду с другими собранными по делу доказательствами и установленными фактическими обстоятельствами дела.
Кроме того, проведение независимой оценки с целью установления факта причинения ущерба и его размера, прямо предусмотрено в ст. 12 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в качестве обязанности страховщика. Указанное обстоятельство не должно лишать потерпевшего возможности восстановить транспортное средство до состояния предшествующего ДТП и возмещения ущерба в полном объеме, но с учетом специальных норм закона об учете износа.
В ходе обсуждения была выработана третья точка зрения, с учетом сложившейся судебной практики.
Необходимость учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей при определении размера восстановительных расходов предусмотрена п. 2.1 ст. 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в редакции Федерального закона от 01.12.2007 № 306-ФЗ) и пунктом 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 № 263 (в редакции Постановления Правительства РФ от 29.02.2008 № 131).
Поскольку в заключении эксперта износ транспортного средства указан, необходимо применить коэффициент износа транспортного средства к заменяемым запчастям.
Отчет об оценке стоимости восстановления поврежденного автомобиля, составленного не может быть признан доказательством, имеющим преимущественное значение по отношению к доказательствам, подтверждающим фактически произведенные затраты на восстановление поврежденного автомобиля.
Любые экспертные заключения определяют предположительную стоимость ремонта, а не расходы, которые пришлось произвести истцу для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось.
Таким образом, в ходе обсуждения, по четвертому вопросу Советом выработаны следующие рекомендации:
При наличии в материалах дела двух доказательств размера ущерба: отчета независимого оценщика, где уже указан размер ущерба с учетом износа, либо акта выполненных работ, платежных поручений, подтверждающих фактические затраты на восстановление транспортного средства, необходимо взыскивать размер ущерба, исходя из фактических затрат. При этом стоимость замененных деталей, использованных при выполнении работ, подлежит уменьшению на процент износа транспортного средства.

5. Является ли основанием к отказу в удовлетворении заявления о возмещении судебных расходов пропуск 6-месячного срока, установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ, либо заявление подлежит возвращению по ч. 2 ст. 115 АПК РФ?

Практика рассмотрения подобных заявлений и принятия по ним процессуальных решений не сложилась, поскольку положения ст. 112 АПК РФ в части установления шестимесячного срока подачи заявления о распределении судебных расходов вступили в действие с 01.11.2010 (Федеральный закон № 228-ФЗ от 27.07.2010).
Согласно ч. 2 ст. 112 АПК РФ заявление по вопросу о судебных расходах, понесённых в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде первой, апелляционной, кассационной инстанций, рассмотрением дела в порядке надзора, не разрешённому при рассмотрении дела в соответствующем суде, может быть подано в суд, рассматривающий дело в качестве суда первой инстанции, в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу.
Пропущенный по уважительной причине срок подачи такого заявления может быть восстановлен судом.
Заявление по вопросу о судебных расходах рассматривается по правилам, предусмотренным ст. 159 АПК РФ.
При  решении обозначенного вопроса могут быть сформулированы  две точки зрения.
Согласно первой точке зрения заявление о возмещении судебных расходов подлежит рассмотрению по существу, поскольку ни ст. 112 АПК РФ, ни иные специальные нормы процессуального права, предусматривающие регулирование данного вопроса, не содержат положений о возврате заявления о распределении судебных расходов.
В защиту данного подхода могут быть приведены следующие доводы.
В ч. 3 ст. 198 АПК РФ установлено, что заявление о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными может быть подано в арбитражный суд в течение 3-х месяцев с момента, когда гражданину, организации, стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.
Из указанной нормы, а также гл. 24 АПК РФ следует, что ненормативный правовой акт – это принятый компетентным органом в результате реализации им своих властных полномочий акт (независимо от формы выражения), который адресован конкретному лицу, содержит обязательные для этого лица правила поведения и влечет для него правовые последствия.
В названной норме процессуального права не предусмотрены специальные последствия пропуска процессуального срока в виде возвращения заявления, и такое заявление рассматривается по существу требований и возражений сторон.
Самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований является пропуск предусмотренного ч. 4 ст. 198 АПК РФ процессуального срока на обжалование ненормативного акта.[17]
В соответствии со второй точкой зрения заявление о возмещении судебных расходов, поданное по истечении 6-месячного срока, установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ, подлежит возращению по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 115 АПК РФ.
В том случае, когда заявление о возмещении судебных расходов подано по истечении шестимесячного срока со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, и отсутствует заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока либо оснований для восстановления данного процессуального срока по уважительным причинам не имеется, арбитражный суд возвращает заявление в соответствии с положениями ч. 2 ст. 115 АПК РФ.
Согласно ч. 2 ст. 115 АПК РФ заявления, жалобы и иные  поданные по истечении процессуальных сроков документы, если отсутствует заявление о восстановлении или продлении процессуальных сроков, не рассматриваются арбитражным судом и возвращаются лицам, которыми они были поданы.
Подобное решение вопроса (о возвращении заявления) установлено процессуальным законодательством применительно к рассмотрению заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, и может быть применено по аналогии процессуального закона к правилам рассмотрения заявлений о возмещении судебных расходов.
В силу ч. 1 ст. 312 АПК РФ заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам подаётся в арбитражный суд, принявший данный судебный акт, лицами, участвующими в деле, не позднее 3-х месяцев со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта.
По ходатайству лица, обратившегося  с заявлением, пропущенный срок подачи заявления может быть восстановлен арбитражным судом, при условии, если ходатайство подано не позднее 6-ти месяцев со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием пересмотра, и арбитражный суд признает причины пропуска срока уважительными.
Согласно п. 2 ч. 1 ст. 315 АПК РФ арбитражный суд возвращает заявителю поданное им заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, если установит, что заявление подано после истечения установленного срока и отсутствует ходатайство о его восстановлении или в восстановлении пропущенного срока подачи заявления отказано.
Такая позиция высказана в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 № 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам».
По данной категории споров сформировалась устойчивая практика возвращения заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в случае пропуска процессуального срока.[18]
Поскольку в рассматриваемой ситуации процессуальный закон применяет правило о возвращении заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, то такое же правило в силу аналогии процессуального закона применимо к заявлениям о взыскании судебных расходов.
По существу рассматриваемого вопроса мнения членов НКС разделились.
Согласно письменному мнению Арбитражного суда Свердловской области судьи данного суда придерживаются позиции, что пропуск срока, установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ, является основанием к отказу в удовлетворении  заявления о возмещении судебных расходов, если лицо не ходатайствует о восстановлении указанного срока, а также нет оснований для удовлетворения такого ходатайства.
По мнению Камалова О.А. следует учитывать, что ч. 2 ст. 115 АПК РФ, определяющая последствия пропуска процессуальных сроков, содержит общую норму, подлежащую применению при отсутствии специальных норм. Заявление о возмещении судебных расходов, поданное по истечении 6-месячного срока, установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ, подлежит возвращению по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 115 АПК РФ.
Согласно письменному мнению Брызгалина А.В. в силу ст. 115 АПК РФ общим для всех случаев последствием несоблюдения процессуальных сроков является возвращение поданных документов, каких либо исключений в части последствий нарушения срока подачи заявления о судебных расходах процессуальное законодательство не содержит. Однако заявление подлежит возвращению лишь тогда, когда  к заявлению о возмещении судебных расходов не приложено ходатайство о восстановлении или продлении пропущенного 6-месячного срока.
В соответствии с письменным мнением кафедры предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета в случае пропуска срока на подачу заявления о возмещении судебных расходов положения ч. 2 ст. 115 АПК РФ должны применяться не по аналогии, а непосредственно. В силу указанной нормы процессуального права заявления, жалобы и другие поданные по истечении процессуальных сроков документы, если отсутствует ходатайство о восстановлении или продлении пропущенных сроков, не рассматриваются судом и возвращаются лицам, которыми они были поданы.
Данная позиция по существу мотивированных доводов высказана Челябинской областной нотариальной палатой, кафедрой гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета, Степанченко А.В.
При обсуждении вопроса некоторые члены НКС высказались в поддержку первой точки зрения (Наконечная О.Г., Елькина Л.А., Полич С.Б.), мотивируя данную позицию положениями ст. 159 АПК РФ, согласно ч. 5 которой арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они не были своевременно поданы лицом, участвующим в деле, вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта за исключением случая, если заявитель не имел возможности подать такое заявление или такое ходатайство ранее по объективным причинам.
Подавляющее большинство членов НКС высказалось в поддержку второй точки зрения, мотивируя её положениями ч. 2 ст. 115 АПК РФ.
Таким образом, по пятому вопросу выработаны следующие рекомендации:
Заявление о возмещении судебных расходов, поданное по истечении 6-месячного срока, установленного ч. 2 ст. 112 АПК РФ, при отсутствии мотивированного ходатайства о восстановлении пропущенного срока, не рассматривается арбитражным судом и подлежит возвращению по правилам ч. 2 ст. 115 АПК РФ.

6.Как определяется момент вступления в законную силу решения арбитражного суда первой инстанции, отмененного судом апелляционной инстанции и, впоследствии, оставленного без изменения судом кассационной инстанции?[19]

Законная сила судебного акта – это стабильность и обеспеченная законом обязательность его действия. С момента вступления решения суда в законную силу оно приобретает свойства обязательности, исключительности, неопровержимости, преюдициальности и исполнимости. С учетом изложенного, определение момента вступления судебного акта в законную силу имеет важное значение для правоприменительной практики. Правильное определение момента вступления решения арбитражного суда в законную силу влияет не только на возможность реализации лицами, участвующими в деле, их права на апелляционное или кассационное обжалование этого решения и возможность требовать исполнения вступившего в законную силу решения, но также на возможность принятия дополнительного решения по делу, как это предусмотрено ст. 178 АПК РФ.
Представляется дискуссионным вопрос об определении даты вступления в законную силу судебного акта в случае его отмены судом апелляционной инстанции и последующего «восстановления» судом кассационной инстанции – путем отмены постановления апелляционного суда.
Актуальность вопроса обусловлена тем, что за десять месяцев 2010 года «восстановлено» 36 судебных актов Арбитражного суда Челябинской области (35 – Федеральным арбитражным судом Уральского округа, 1 – Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации).
По обозначенному вопросу можно выделить три позиции.
Согласно первой позиции датой вступления судебного акта в законную силу в рассматриваемой ситуации является дата принятия постановления судом апелляционной инстанции (дата отмены судебного акта).
В качестве аргументации можно привести следующие доводы.
По общему правилу, установленному в ч. 1 ст. 180 АПК РФ, решение арбитражного суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции. Исходя из буквального смысла приведенной нормы, при определении даты вступления в законную силу судебного акта определяющими являются два обстоятельства: 1) факт обжалования в апелляционную инстанцию; 2) факт оставления судебного акта без изменения, либо факт его отмены (изменения).
Представляется, что в случае отмены постановления апелляционного суда судебный акт суда первой инстанции не может быть признан измененным (отмененным), в связи с чем датой вступления в силу судебного акта является дата принятия постановления суда апелляционной инстанции.
Вторая позициязаключается в том, что отмененное постановление суда апелляционной инстанции не влечет правовых последствий и, соответственно, не может приниматься во внимание при определении даты вступления судебного акта по делу в законную силу, в связи с чем «восстановленный» судебный акт вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия (ч. 1 ст. 180 АПК РФ).
В соответствии с третьей позицией момент вступления в законную силу судебного акта суда первой инстанции в обозначенной ситуации следует определять с даты принятия судебного акта суда кассационной инстанции (дата «восстановления» судебного акта).
Обозначенная позиция аргументирована следующими доводами.
Спорный судебный акт суда первой инстанции в период между отменой судом апелляционной инстанции и «восстановлением» судом кассационной инстанции имел статус отмененного. В этой связи, в указанный период судебный акт суда первой инстанции не приобретал свойств обязательности, исключительности, неопровержимости, преюдициальности и исполнимости. Восстановление статуса судебного акта первой инстанции в качестве законного и неизменного происходит путем вынесения постановления суда кассационной инстанции, и именно с этого момента судебный акт вступает в законную силу.
Особенно важным вопрос определения момента вступления судебного акта в законную силу остается для взыскателя по исполнительному листу. Так, согласно ст. 21 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (ред. от 27.07.2010) исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу или окончания срока, установленного при предоставлении отсрочки или рассрочки его исполнения.
Таким образом, при первом и втором подходе к разрешению поставленного вопроса взыскатель может получить исполнительный лист уже после истечения срока предъявления исполнительного листа к исполнению (поскольку судебный акт может быть «восстановлен», к примеру, Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации спустя несколько лет после вынесения).
Судьи Арбитражного суда Свердловской области (согласно письменному мнению) придерживаются позиции, согласно которой датой вступления решения суда первой инстанции в законную силу считается дата постановления кассационной инстанции. Данное решение закреплено постановлением Президиума Арбитражного суда Свердловской области от 06.08.2010 года.
Данная позиция поддержана Челябинской областной нотариальной палатой, кафедрой гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, кафедрой гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета, кафедрой предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета, Брызгалиным А.В., Степанченко А.В., Камаловым О.А.
В ходе обсуждения обозначенного вопроса на заседании НКС при Арбитражном суде Челябинской области 10.12.2010 членами НКС выработана единая позиция – поддержана третья точка зрения.
Таким образом, по шестому вопросу выработаны следующие рекомендации:
Судебный акт арбитражного суда первой инстанции, отмененный судом апелляционной инстанции и, впоследствии, оставленный без изменения судом кассационной инстанции, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда кассационной инстанции.

7. Является ли основанием для оставления искового заявления без рассмотрения по п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ неявка истца в предварительное судебное заседание и в судебное заседание, либо необходимо, чтобы истец не явился в два судебных заседания?

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истец повторно не явился в судебное заседание, в том числе по вызову суда, и не заявил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие или об отложении судебного разбирательства, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.
Поскольку п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ вступил в законную силу с 01.11.2010 (Федеральный закон № 228-ФЗ от 27.07.2010), практика применения данной процессуальной нормы не сложилась.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации 1995 года предусматривал возможность оставления иска без рассмотрения в случае, если истец не явился в заседание арбитражного суда и не заявил о рассмотрении дела без его участия (пункт 6 ст. 87 АПК РФ 1995 года).
Действующий Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в ст. 222 закрепляет положение, в силу которого суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.
Теоретически, можно выделить два подхода к разрешению данного вопроса.
Согласно первой точке зрения для оставления искового заявления без рассмотрения достаточно, чтобы истец не явился в предварительное судебное заседание и в судебное заседание арбитражного суда (при соблюдении прочих условий: отсутствует ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие или об отложении судебного разбирательства; ответчик не требует рассмотрения дела по существу).
Согласно второй точке зрения исковое заявление может быть оставлено без рассмотрения только в случае повторной неявки истца именно в судебное заседание арбитражного суда.
Норма п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ (истец не заявил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие или об отложении судебного разбирательства, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу) в системном толковании со ст. 152, 153 АПК РФ свидетельствует о том, что под «судебным заседанием» законодатель в данном случае подразумевает только то заседание, в котором дело может быть рассмотрено по существу.
В письменном мнении Арбитражного суда Свердловской области поддержана вторая позиция. Дополнительно отмечено, что в предварительном судебном заседании решаются иные задачи. Более того, требование ответчика о рассмотрении дела по существу не может учитываться в предварительном судебном заседании.
Позиция, сводящаяся к тому, что исковое заявление может быть оставлено без рассмотрения только в случае повторной неявки истца именно в судебное заседание арбитражного суда, поддержана также в письменных мнениях Челябинской областной нотариальной палатой, кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, кафедры гражданского права и гражданского процесса Южно-Уральского государственного университета, кафедры предпринимательского и коммерческого права Южно-Уральского государственного университета, Брызгалина А.В., Степанченко А.В., Камалова О.А.
В ходе обсуждения обозначенного вопроса на заседании НКС при Арбитражном суде Челябинской области 10.12.2010 членами НКС выработана единая позиция – поддержана вторая точка зрения.
Председателем пятого судебного состава Арбитражного суда Челябинской области Елькиной Л.А. поставлен дополнительный вопрос в рамках обозначенной проблемы: является ли оставление искового заявления без рассмотрения в соответствии с положениями п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ правом арбитражного суда либо его обязанностью?
В ходе обсуждения данного вопроса членами НКС выработана единая позиция, согласно которой оставление искового заявления без рассмотрения по основаниям, указанным в части 1 статьи 148 АПК РФ, является обязанностью арбитражного суда.
Таким образом, по седьмому вопросу выработаны следующие рекомендации:
Арбитражный суд обязан оставить принятое к производству исковое заявление без рассмотрения по пункту 9 части 1 статьи 148 АПК РФ при наличии следующих условий в совокупности: 1) истец повторно не явился в судебное заседание, в том числе по вызову суда, 2) истец не заявил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие или об отложении судебного разбирательства, 3) ответчик не требует рассмотрения дела по существу.



[1] Плешаков О.В. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции. Проблемы теории и практики. М., 2002, с.52.
[2] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.08.2010 по делу N А19-7665/09; Определение ВАС РФ от 01.10.2010 N ВАС-9215/10 по делу N А45-12699/2009; Определение ВАС РФ от 19.07.2010 N ВАС-9215/10 по делу N А45-12699/2009; Постановление ВАС РФ от 27.10.2009 №1759/09. 
[3] Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.01.2006 №А19-10963/97-12-Ф02-6617/05-С2, постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16.10.2008 №Ф09-7523/08-С2 и от 30.08.2006 №Ф09-7502/06-С6, постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.01.2009 №А05-10104/2000; Определение Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 04.08.2009 №ВАС-7159/09 по делу N А26-2554/2007.
[4] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М., 2003. – С. 242.
[5] Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. – М., 2004. – С. 19, 153-154.
[6] Красавчиков О.А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание и функции // Антология уральской цивилистики. – 1925-1989. Сб. ст. – М., 2001. – С. 175.
[7] Довод кассатора о необходимости привлечения к солидарной ответственности иных солидарных должников не принят судом во внимание, так как при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности (ст. 323 ГК РФ) // Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.05.2002 № А39-164/02-16/5).
[8] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. – М., 1998. – С. 375.
[9] Решение Арбитражного суда Пермского края от 31 июля 2009 г. по делу №  А50-8418/2009.
[10] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 9 июня 2010 годапо делу № А60-15426/2010-С11, Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-6877/10-С6 от 15 сентября 2010 г. по делу № А60-60332/2009-С2.
[11] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.08.2010 по делу № А56-30457/2009
[12] Решение АС Свердловской области от 13.08.2010 по делу № А60-15091/2010-С2; Решение АС Свердловской области от 13.11.2009 по делу № А60-27959/2009-С2; Постановление 9 ААС от 23.09.2010 №09АП-15411/2010-ГК.
[13] Решение АС Свердловской области от 26.11.2010 по делу № А60-5641/2008-С1.
[14] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.08.2008 по делу №А56-7729/2008; Постановление Федеральный арбитражный суд Московского округа от 19.02.2010  № КГ-А40/373-10; Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2010 № ВАС-6433/10; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2010 № 18АП-5512/2010.
[15] Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.07.2010 № Ф09-5136/10-С5; Определение ВАС РФ от 31.08.2010 N ВАС-11145/10 по делу N А76-42824/2009-3-1002/39.
[16] Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.07.2010 № Ф09-5136/10-С5; Определение ВАС РФ от 31.08.2010 N ВАС-11145/10 по делу N А76-42824/2009-3-1002/39.
[17] Постановление ФАС Уральского округа № Ф09-5425/08-С6 от 31.07.2008; Постановление ФАС Московского округа от 19.05.2009 № КГ-А40/3874-09 по делу №А40-13312/08-17-175; Постановление ФАС Уральского округа от 17.06.2010 № Ф09-4445/10-С6 по делу № А50-23121/2009;  Определение ВАС РФ от 30.09.2010 № ВАС-10680/10 по делу № А32-30699/2009-28/867; Определение ВАС РФ от 28.09.2010 № ВАС-5163/10 по делу № А51-331/2009; Определение ВАС РФ от 02.02.2009 № 15691/08 по делу № А34-1464/2008.
[18] Постановление ФАС Уральского округа № Ф09-5289/09-С4 от 30.07.2009; Постановление ФАС Московского округа от 09.06.2010 № КГ-А40/5439-10 по делу № А40-92859/08-79-704; Постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2009 № Ф09-5477/06-С6 по делу № А07-53281/2005-А-ГНГ; Постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2010 № Ф09-6444/07-С6 по делу № А07-4540/2007; Определение ВАС РФ от 25.12.2009 № ВАС-2698/07 по делу № А73-774/2006.
[19] Вопрос о моменте вступления судебного акта в законную силу актуален и в случае отмены решения судом апелляционной (либо кассационной) инстанции и последующего «восстановления» его Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

 
Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати