О суде Арбитражный процесс Арбитражная практика Информация Картотека дел Банк решений
Рекомендации НКС принятые 10 декабря 2009

Итоги работы

Научно-консультативного совета при

Арбитражном суде Челябинской области, состоявшегося 10.12.2009

 

10 декабря 2009 года в Арбитражном суде Челябинской области состоялось заседание Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Челябинской области по отдельным вопросам правоприменительной практики.

Письменное мнение по вопросам, вынесенным на обсуждение, было представлено Арбитражным судом Свердловской области, доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности Южно-Уральского государственного университета (далее - ЮУрГУ) кандидатом юридических наук Камаловым О.А., доцентом кафедры государственно-правовых дисциплин ЮУрГУ кандидатом юридических наук Маркиным А.А., главным редактором журнала «Налоги и финансовое право» кандидатом юридических наук Брызгалиным А.В., заведующей кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ доктором юридических наук В.В. Кваниной, Управлением Федеральной налоговой службы по Челябинской области.

В заседании Научно-консультативного совета приняли участие представители Федерального арбитражного суда Уральского округа - судья Сулейменова Т.В., заместитель начальника отдела анализа и обобщения судебной практики Сидорская Ю.М., представители Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области: начальник юридического отдела Кутенева С.А. и начальник отдела налогообложения физических лиц Зотова Е.В. Также в заседании приняли участие доцент кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности Южно-Уральского государственного университета кандидат юридических наук Камалов О.А., доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Южно-Уральского государственного университета кандидат юридических наук Маркин А.А.

На обсуждение Научно-консультативного совета было вынесено пять вопросов (два вопроса, связанных с применением норм процессуального права,  и три вопроса, связанных с применением норм материального права); по трем вопросам выработаны рекомендации.

 

1. Является ли основанием для привлечения к налоговой ответственности по статье 123 Налогового Кодекса Российской Федерации несвоевременное (после назначения выездной налоговой проверки) перечисление налога на доходы физических лиц налоговым агентом в случае уплаты налога до вынесения налоговым органом решения по результатам проверки?

Высказаны две позиции в решении вопроса о возможности привлечения налогового агента к налоговой ответственности в рассматриваемой ситуации.

Согласно первой позиции, налоговое правонарушение, предусмотренное статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), имеет место независимо от последующего перечисления налоговым агентом таких сумм налога в более поздние сроки, в том числе во время или после выездной налоговой проверки[1].

Указанная позиция нашла свое отражение в Письме Федеральной налоговой службы от 26 февраля 2007 г. № 04-1-02/145@ «Об ответственности налогового агента за неперечисление налога в установленный срок» и обоснована следующим.

В соответствии со статьей 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое НК РФ установлена ответственность.

Согласно статье 123 НК РФ неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от суммы, подлежащей перечислению.

В соответствии с пунктом 2 статьи 58 НК РФ подлежащая уплате сумма налога уплачивается (перечисляется) налогоплательщиком или налоговым агентом в установленные сроки.

Согласно пункту 6 статьи 226 НК РФ налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, - для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды.

Соответственно, неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, т.е. налоговое правонарушение, предусмотренное статьей 123 НК РФ, имеет место при удержании у налогоплательщика, но неперечислении в установленный НК РФ срок налога, независимо от последующего перечисления налоговым агентом таких сумм налога в более поздние сроки, в том числе во время или после выездной налоговой проверки.

Перечисление налоговым агентом сумм налога в более поздние сроки, в том числе во время или после выездной налоговой проверки, удержанного у налогоплательщика, но не перечисленного в установленный НК РФ срок НДФЛ, само по себе вины налогового агента в совершении налогового правонарушения не исключает и не является обстоятельством, исключающим ответственность за его совершение.

Учитывая изложенное, налоговый агент, удержавший у налогоплательщика налог на доходы физических лиц, но не перечисливший суммы такого налога в установленный НК РФ срок, подлежит привлечению к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьей 123 НК РФ, независимо от последующего перечисления налоговым агентом таких сумм налога в более поздние сроки, в том числе во время или после выездной налоговой проверки.

Согласно второй позиции за несвоевременное перечисление НДФЛ налоговыми агентами ответственность по ст. 123 НК РФ не применяется, если налог уплачен в бюджет до вынесения налоговым органом решения по результатам проверки. Указанная позиция находит свое отражение в обширной судебно-арбитражной практике[2].

В обоснование обозначенной позиции судами приводятся следующие доводы.

В соответствии с подп. 1 п. 3 ст. 24 НК РФ налоговые агенты обязаны правильно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги.

Согласно п. 1 ст. 226 НК РФ индивидуальные предприниматели, организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в п. 2 данной статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц, исчисленную в соответствии со ст. 224 НК РФ.

Статьей 123 НК РФ установлена ответственность налогового агента за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению, в виде штрафа в размере 20 процентов от суммы, подлежащей перечислению.

Объективной стороной правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 123 НК РФ, является неправомерное неперечисление налоговым агентом сумм налога.

При этом сам по себе факт несвоевременной уплаты налога не образует состава вменяемого налогоплательщику правонарушения, поскольку ст. 123 НК РФ ответственность за несвоевременное перечисление не установлена.

Из этого следует, что состав рассматриваемого налогового правонарушения предполагает наступление ответственности только в случае, если к моменту вынесения решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности сумма налога не перечислена в бюджет.

Членами научно-консультативного совета по данному вопросу высказаны следующие мнения.

Главным редактором журнала «Налоги и финансовое право» Брызгалиным А.В., кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ, доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности ЮУрГУ Камаловым О.А. и Арбитражным судом Свердловской области поддержана позиция о том, что ст. 123 НК РФ не предусматривает ответственности за несвоевременное перечисление налоговым агентом сумм налога (отсутствует состав налогового правонарушения).

Доцент кафедры государственно-правовых дисциплин ЮУрГУ Маркин А.А. пришел к выводу о том, что в рассматриваемом случае отсутствует событие налогового правонарушения.

Представители Федеральной налоговой службы, явившейся инициатором включения рассматриваемого вопроса в повестку дня НКС,  поддержали первую позицию о возможности привлечения налогового агента к ответственности по ст. 123 НК РФ за неперечисление сумм налога, в том числе в случае исполнения налоговым агентом данной обязанности после выявления факта нарушения налоговым органом.

В обоснование своей позиции представители ФНС России сослались на аналогию практики применения положений ст. 122 НК РФ об ответственности налогоплательщика за неуплату или неполную уплату сумм налога. Ответственность по данной статье наступает, и в том случае если к моменту вынесения соответствующего решения налогового органа задолженность по уплате налога погашена.

Кроме того, представители налогового органа указали на необходимость наступления ответственности налоговых агентов, не перечисляющих суммы налога в бюджет, как превентивной меры.

Вместе с тем в ходе обсуждения члены Научно-консультативного совета поддержали вторую позицию и сошлись во мнении о том, что несвоевременное перечисление (до вынесения налоговым органом решения по результатам выездной налоговой проверки) налоговым агентом НДФЛ не образует состава налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст.123 НК РФ.

 

2. Включается ли в сумму обязательства для начисления договорной неустойки сумма налога на добавленную стоимость?

В правоприменительной практике сложилось два подхода к решению обозначенной проблемы.

В соответствии с первой позицией договорная неустойка начисляется на сумму «чистого» денежного обязательства, в которую налог на добавленную стоимость (далее также - НДС) не входит.

В обоснование данной позиции высказывается суждение о том, что неустойка как мера гражданско-правовой ответственности за просрочку исполнения обязательства не может применяться при несвоевременном исполнении обязанности по перечислению сумм налога на добавленную стоимость, включенных в стоимость товаров, работ или услуг, поскольку НДС является элементом публичных правоотношений[3]. Поэтому при исчислении суммы неустойки налог подлежит исключению из расчета.

Обозначенная позиция обосновывается следующим.

Согласно п. 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда[4] Российской Федерации от 10.12.1996 № 9 санкции и проценты, предусмотренные договором либо законом за просрочку оплаты товаров (работ и услуг) подлежат начислению без уплаты налога на добавленную стоимость[5].

Названное разъяснение, хотя и основано на законе, действовавшем до введения Федеральным законом от 05.08.2000 № 118-ФЗ в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации, вместе с тем в определенной мере коррелирует с действующим законодательством.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения по НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Реализацией товаров (работ, услуг), согласно пункту 1 статьи 39 НК РФ, признается передача права собственности на товары, результаты выполненных работ, оказание услуг.

На основании пункта 2 статьи 153 НК РФ при определении налогооблагаемой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг).

По правилам пункта 1 статьи 154 НК РФ, налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг).

В соответствии с п. 1 ст. 168 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав налогоплательщик-продавец дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг), передаваемых имущественных прав обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога.

Из буквального толкования названной нормы с учетом смыслового содержания ст. 424 ГК РФ следует, что изначально цена, т.е. размер денежного обязательства, является частноправовой величиной и не включает в себя налог на добавленную стоимость, даже несмотря на доктринальное отнесение НДС к косвенным налогам.

В свою очередь налог на добавленную стоимость, исходя из подобного толкования закона, уплачивается покупателем сверх цены – размера денежного обязательства.

Неустойка (штраф или пени), размер которой как правило поставлен в договоре в зависимость от размера обязательства, т.е. цены, является способом обеспечения исполнения обязательств и мерой гражданско-правовой ответственности (пункт 1 статьи 329, пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

В силу этого неустойка подлежит начислению только на сумму чистого денежного обязательства, т.е. без учета налога на добавленную стоимость.

Названная позиция, была поддержана Брызгалиным А.В., по мнению которого, размер неустойки должен определяться исходя из размера, согласованного сторонами в гражданско-правовом договоре.

Кроме того, первой позиции придерживается также зав. кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ В.В. Кванина, представившая письменное мнение по вопросам повестки дня. Свою позицию В.В. Кванина обосновывает тем, что оплата пени, применяемой в случае просрочки договорных и иных обязательств, относится к сфере гражданско-правовых отношений, а уплата налога – к сфере налоговых правоотношений.

Согласно второй позиции при исчислении суммы договорной неустойки включению в расчет подлежит налог на добавленную стоимость[6].

Указанная позиция аргументирована следующим.

Публично-правовые отношения по уплате налога на добавленную стоимость в бюджет складываются между налогоплательщиком, то есть лицом, реализующим товары (работы, услуги), и государством. Покупатель товаров (работ, услуг) в этих отношениях не участвует.

Включение продавцом в подлежащую оплате покупателем цену реализуемого товара (работ, услуг) суммы налога на добавленную стоимость вытекает из положений пункта 1 статьи 168 НК РФ, являющихся обязательными для сторон договора в силу пункта 1 статьи 422 ГК РФ, и отражает характер названного налога как косвенного.

Неустойка как мера гражданско-правовой ответственности применяется  за нарушение одной из сторон договорных обязательств. В рассматриваемой ситуации НДС является не суммой, подлежащей перечислению в бюджет, а денежными средствами одной из сторон гражданских правоотношений. В связи с изложенным, имеются основания для начисления пени на сумму исчисленного налога.

Следовательно, предъявляемая к оплате сумма налога на добавленную стоимость является частью задолженности, подлежащей взысканию в соответствии с договором. В отношения с государством в качестве субъекта публично-правовых налоговых отношений в рассматриваемой ситуации стороны не вступают.

Отраженная в пункте 10 Информационного письма № 9 позиция о начислении процентов за просрочку оплаты товаров (работ, услуг) на цену товара без учета налога на добавленную стоимость основывалась на действовавшем в момент принятия письма законодательстве, которое предоставляло налогоплательщику право использовать учетную политику "по оплате", когда обязанность по уплате этого налога в бюджет возникала у продавца как налогоплательщика со дня поступления продавцу денежных средств от покупателя. При этом до момента оплаты товара покупателем соответствующая операция не учитывалась для целей налогообложения и до получения оплаты от покупателя продавец не был обязан уплачивать в бюджет сумму налога за счет собственных средств.

После введения в действие с 01.01.2001 главы 21 Налогового кодекса налогоплательщики за редким исключением (а с 01.01.2006 без исключения) обязаны вести учет выручки для целей обложения налогом на добавленную стоимость со дня отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), то есть с момента отражения в бухгалтерском учете дебиторской задолженности покупателя. Поэтому продавец обязан уплатить данный налог из собственных средств, не дожидаясь получения оплаты от покупателя.

Следовательно, задерживая оплату товара (оказанных услуг), участник гражданско-правовых отношений фактически неосновательно пользуется не суммой, подлежащей перечислению в бюджет в виде налога на добавленную стоимость, а денежными средствами контрагента. Поэтому основания для отказа в начислении договорной неустойки на ту часть суммы задолженности, которая приходится на сумму налога, отсутствуют.

Существенным аргументом в пользу данной позиции стало принятие Президиумом ВАС РФ Постановления от 22.09.2009 № 5451/09 по аналогичному вопросу, касающемуся включения в сумму долга налога на добавленную стоимость при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

В ходе обсуждения члены научно-консультативного совета высказали суждение о том, что при разрешении рассматриваемого вопроса следует руководствоваться практикой, определенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.09.2009г. № 5451/09 применительно к расчету процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ и посчитали возможным дать рекомендацию о том, что подлежащую взысканию договорную неустойку следует начислять на сумму обязательства с учетом налога на добавленную стоимость.

 

3. Возможно ли при оценке судом требований о признании недействительным зарегистрированного права собственности на объект недвижимости использование иной правовой квалификации спорных правоотношений (способа защиты права) либо суду надлежит отказывать в иске ввиду избрания истцом (заявителем) ненадлежащего способа защиты гражданского права?

Актуальность вопроса связана с изменением сложившейся правоприменительной практики в результате принятия Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Постановления № 15148/08 от 28.04.2009.

При этом Президиумом ВАС РФ сформулирована позиция о том, что законом не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права[7].

По смыслу правовой позиции ВАС РФ споры, в которых оспаривается зарегистрированное право на недвижимое имущество, следует разрешать путем применения способов защиты, прямо предусмотренных законом.

Позиция Президиума ВАС РФ, высказанная в указанном постановлении, привела к тому, что суды стали отказывать в удовлетворении исков о признании недействительным зарегистрированного права, не предлагая иного допустимого способа защиты вещного права истца[8].

В связи с этим в повестку дня научно-консультативного совета был включен вопрос о возможности применения при рассмотрении подобных требований такого способа защиты права как прекращение правоотношения.

В ходе подготовки к заседанию научно-консультативного совета членам НКС было указано одно из дел, при рассмотрении которого суд посчитал возможным применить такой способ защиты права как прекращение зарегистрированного права.[9]

Также членам НКС была предложена возможная мотивировка указанной позиции, которая приведена ниже.

В силу ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является прекращение либо изменение правоотношения.

Под прекращением правоотношения собственности понимается утрата правового основания (правового титула) собственника. Утрата правового титула может произойти вне зависимости от оснований, регламентированных в главе 15 ГК РФ (прекращение права собственности).

В силу п. 6 ст. 131 ГК РФ порядок государственной регистрации и основания отказа в государственной регистрации устанавливаются в соответствии с ГК РФ и Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В силу системного толкования положений ст. 17, 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» прекращение государственной регистрации права собственности может быть осуществлено на основании судебного акта.

Иной судебной практики, содержащей возможность применения судом какого-либо другого способа защиты нарушенного права при рассмотрении обозначенных требований, не выявлено.

Возможность применения судом иного способа защиты нарушенного права в отличие от способа, указанного истцом в исковом заявлении, является предметом давней дискуссии в науке.

Ответ на поставленный вопрос в конечном итоге зависит от позиции субъекта правоприменения в споре о понятии предмета иска.

Для тех авторов, которые полагают, что предмет иска - это способ защиты нарушенного права в материально-правовом значении этого термина[10] применение судом способа защиты нарушенного права, отличного от предложенного истцом в исковом заявлении, повлечет нарушение принципа состязательности сторон и будет являться недопустимым.

С позиций концепции предмета иска как требования истца к ответчику об устранении нарушения права и его восстановлении[11] с учетом положений статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), обязывающей суд самостоятельно определить закон, подлежащий применению по делу, представляется, что суд, исходя из фактически установленных обстоятельств дела, рассматривает вопрос о возможности применения того или иного способа защиты нарушенного права, хотя и не заявленного истцом в исковом заявлении.

Члены научно-консультативного совета высказали следующие позиции по указанному вопросу.

Арбитражный суд Свердловской области указал на невозможность применения данного способа защиты нарушенного права, полагая, что стороны спора, как правило, каким-либо правоотношением не связаны.

Зав. кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ В.В. Кванина высказала мнение о том, что поскольку изменение выбранного истцом способа защиты нарушенного права влечет также изменение предмета иска, то суд не вправе применять иной способ защиты, отличный от заявленного истцом. Кроме того, такой способ защиты нарушенного права как прекращение правоотношения не соответствует содержанию вещного права, являющегося абсолютным правоотношением, в то время как прекращение правоотношения как способ защиты применим лишь к относительным правоотношениям.

Сходное мнение высказано доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности ЮУрГУ Камаловым О.А., который, однако, мотивировал невозможность применения прекращения правоотношения в качестве способа защиты тем, что это фактически будет означать признание существования спорного правоотношения.

Доцент кафедры государственно-правовых дисциплин ЮУрГУ
Маркин А.А. поддержал позицию о возможности применения в рассматриваемой ситуации такого способа защиты, как прекращение правоотношения, с оговоркой о том, что суд не вправе самостоятельно применять иной способ защиты права, нежели заявленный истцом.

В ходе заседания научно-консультативного совета судья Федерального арбитражного суда Уральского округа Сулейменова Т.В. напомнила о том, что Высшими Арбитражным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации готовится совместное постановление Пленумов «О защите права собственности и других вещных прав», проект которого обсуждается Президиумом ВАС РФ. Названное Постановление будет содержать в том числе рекомендации по способам защиты, применимым для оспаривания зарегистрированного права на недвижимое имущество. По словам Сулейменовой Т.В., Федеральный арбитражный суд Уральского округа стремится избегать формального подхода при пересмотре судебных актов по данной категории дел и исходит из фактической направленности требований истца.

По результатам активного обсуждения данного вопроса научно-консультативным советом принято решение воздержаться от дачи рекомендаций до издания разъяснений по данному вопросу судами высших инстанций.

 

4. Подлежат ли взысканию с государственных органов и органов местного самоуправления судебные расходы по уплате государственной пошлины, понесенные стороной, в пользу которой принят судебный акт?

В соответствии со ст. 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом. При этом с силу ст. 102 АПК РФ основания и порядок уплаты государственной пошлины, а также порядок предоставления отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно ч. 1 ст. 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 333.37 НК РФ (в редакции Федерального закона от 25.12.2008 № 281-ФЗ) государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах.

В практике арбитражного суда возник вопрос о взаимоотношении указанных норм налогового и арбитражно-процессуального законодательства: возлагаются ли на освобожденный от уплаты государственной пошлины орган государственной власти или орган местного самоуправления судебные расходы по уплате государственной пошлины, понесенные стороной, в пользу которой принят судебный акт?

С одной стороны, действовавшие до 01.01.2007 нормы налогового законодательства с учетом разъяснений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации полностью освобождали органы государственной власти и органы местного самоуправления от уплаты и возмещения уплаченной государственной пошлины.

Так, в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 333.37 НК РФ (в редакции Федерального закона от 16.10.2006 № 160-ФЗ) от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, освобождаются прокуроры, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обращающиеся в арбитражные суды в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и (или) общественных интересов.

В силу п. 5 ст. 333.40 НК РФ (в редакции Федерального закона от 16.10.2006 № 160-ФЗ) возврат уплаченной государственной пошлины в случаях, если решения судов приняты полностью или частично не в пользу государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц, производится за счет средств бюджета, в который производилась уплата.

При этом согласно разъяснениям, содержащимся в п. 17 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации», при удовлетворении исков, предъявленных к общественным организациям инвалидов, названным в подп. 1 п. 2 ст. 333.37 НК РФ, а также лицам, упомянутым в п. 5 ст. 333.40 НК РФ, арбитражным судам необходимо указывать в судебном акте на возврат истцам государственной пошлины в размере, пропорциональном размеру удовлетворенных исковых требований.

Таким образом, до 01.01.2007 органы государственной власти и органы местного самоуправления были освобождены как от уплаты государственной пошлины в соответствии с нормами налогового законодательства, так и от возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины в соответствии с нормами арбитражного процессуального законодательства.

При таком подходе законодателя в период до 01.01.2007 представляется обоснованной позиция, в силу которой, несмотря на то, что
п. 5 ст. 333.40 НК РФ (в редакции Федерального закона от 16.10.2006 № 160-ФЗ) утратил силу с 01.01.2007, положения п. 17 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.05.2005 № 91 о возврате истцам государственной пошлины при удовлетворении исков, предъявленных к органам государственной власти и органам местного самоуправления, могут быть применены и в настоящее время.

С другой же стороны, в судебной практике высказано мнение о том, что если орган государственной власти или орган местного самоуправления выступает ответчиком по делу, решение по которому принято не в его пользу, и государственная пошлина уплачена истцом (заявителем), то расходы по уплате государственной пошлины подлежат возложению на данный орган.

Как отмечено выше, п. 5 ст. 333.40 НК РФ (в редакции Федерального закона от 16.10.2006 № 160-ФЗ) утратил силу с 01.01.2007, на основании чего, с учетом разъяснений п. 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» суды приходят к выводу о применении общего порядка распределения судебных расходов в соответствии с п. 1 ст. 110 АПК РФ.[12] Аналогичная позиция изложена в некоторых научных публикациях.[13]

Между тем, применение разъяснения п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.03.2007 № 117 к указанным отношениям, представляется спорным, поскольку указанное Информационное письмо относится к периоду действия Налоговог, о кодекса Российской Федерации до внесения изменений Федеральным законом от 25.12.2008 № 281-ФЗ.

Более аргументированным видится правовое обоснование позиции, изложенное Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа:

«Федеральным законом от 25.12.2008 № 281-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», его статьей 14, п. 1 ст. 333.37 НК РФ дополнен подпунктом 1.1, в котором предусмотрено освобождение от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, государственных органов, органов местного самоуправления, выступающих по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков.

В соответствии со статьей 102 АПК РФ основания, порядок уплаты и размер государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно статье 333.16 НК РФ государственная пошлина - сбор, взимаемый с лиц, указанных в статье 333.17 НК РФ, при их обращении в уполномоченные государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, за совершением в отношении этих лиц юридически значимых действий, предусмотренных главой 25.3 «Государственная пошлина» Налогового кодекса Российской Федерации.

Государственная пошлина уплачивается при обращении в арбитражный суд до подачи заявления, искового заявления, жалобы (в том числе апелляционной и кассационной).

Как указано в пп. 1 п. 3 ст. 44 НК РФ, обязанность по уплате сбора прекращается с его уплатой плательщиком.

Следовательно, после уплаты заявителем государственной пошлины (что является условием обращения в арбитражный суд) отношения между плательщиком и государством, связанные с уплатой государственной пошлины, прекращаются.

Далее отношения по поводу понесенных стороной по делу расходов на уплату госпошлины регулируются нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 101 АПК РФ государственная пошлина относится к судебным расходам по делу.

Частью 1 ст. 110 АПК РФ предусмотрено взыскание судебных расходов, понесенных лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, со стороны.

Другого порядка возмещения выигравшей стороне судебных расходов, к которым относится и государственная пошлина, в настоящее время не установлено.

Освобождение государственных органов от возмещения судебных расходов в случае, если решение суда принято не в их пользу, действующим законодательством не предусмотрено».[14]

Как указано в статье судьи Арбитражного суда Тверской области
Г.А. Владимировой, данная позиция выработана Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа в постановлении президиума от 30.06.2009 № 07/09.
[15]

Аналогичная точка зрения изложена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сентябре 2009 года: «то обстоятельство, что в конкретном случае ответчиком может оказаться государственный или муниципальный орган, освобожденный от уплаты государственной пошлины на основании подп. 1.1 п. 1 ст. 333.37 НК РФ, не должно повлечь отказ истцу в возмещении его судебных расходов».[16] Между тем, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ нельзя в полной мере считать официальным разъяснением по спорному вопросу судебной практики.

Члены научно-консультативного совета, том числе и не принявшие участия в заседании, единодушно поддержали данную позицию по тому основанию, что отношения по распределению судебных расходов регулируются нормами процессуального законодательства, а не законодательства о налогах и сборах, в связи с чем научно-консультативный совет посчитал возможным дать следующую рекомендацию по рассматриваемому вопросу.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные стороной, в пользу которой принят судебный акт, подлежат взысканию с государственных органов и органов местного самоуправления, являющихся ответчиками по данному делу вне зависимости от мер налогового льготирования, предоставленных отдельным участникам арбитражного процесса.

 

5. Каким образом разрешается вопрос об уплате государственной пошлины при выделении требований в отдельное производство?

В соответствии с ч. 3 ст. 130 АПК РФ арбитражный суд первой инстанции вправе выделить одно или несколько соединенных требований в отдельное производство, если признает раздельное рассмотрение требований соответствующим целям эффективного правосудия.

Вопрос о порядке исчисления государственной пошлины при разъединении требований ни налоговым, ни арбитражно-процессуальным законодательством не урегулирован. Между тем, государственная пошлина, подлежащая уплате по нескольким (после выделения) требованиям, может оказаться значительно выше суммы государственной пошлины, подлежащей уплате по одному (общему) исковому заявлению.

Представляются возможными три варианта разрешения поставленного вопроса.

Первый вариант – государственная пошлина, уплаченная истцом (заявителем) в полном объеме при обращении в арбитражный суд с исковым заявлением, не пересчитывается.

Данный подход, по сути, основан на применении аналогии закона –
подп. 6 п. 1 ст. 333.20 НК РФ, регулирующей отношения по уплате государственной пошлины при обращении в суды общей юрисдикции и к мировым судьям.

Согласно норме, закрепленной в указном подпункте, в случае выделения судьей одного искового требования или нескольких из соединенных исковых требований в отдельное производство государственная пошлина, уплаченная при предъявлении иска, не пересчитывается и не возвращается. По делам, выделенным в отдельное производство, государственная пошлина повторно не уплачивается.

Статья 333.22 НК РФ, посвященная особенностям уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражные суды, аналогичной нормы не содержит.

Вопрос о применении к данным отношениям аналогии закона представляется дискуссионным. При этом положения данной точки зрения нашли свое отражение как в научных статьях,[17] так и в судебной практике.[18]

Второй вариант сводится к тому, что государственная пошлина, уплаченная при подаче иска, подлежит распределению по общим правилам в рамках первоначального дела с возможностью ее возврата полностью или в части в случае уплаты в большем размере, чем это предусмотрено положениями Налогового кодекса Российской Федерации. При этом государственная пошлина по выделенным требованиям исчисляется по общим правилам в соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации с возможностью зачета суммы государственной пошлины, возвращенной в рамках требования по первоначальному делу, и доплаты недостающей части государственной пошлины.

Данный подход предложен некоторыми судьями Арбитражного суда Челябинской области, поддержан в некоторых судебных актах Арбитражного суда Свердловской области,[19] и основан на исчислении государственной пошлины по каждому отдельному из выделенных требований.

Третий вариант – определять пропорционально соответствующую часть государственной пошлины, уплаченной при подаче иска, относимую к каждому выделенному требованию, после чего по общему правилу разрешать вопрос о распределении судебных расходов в отношении каждого из выделенных производств.

Данный подход также предложен некоторыми судьями Арбитражного суда Челябинской области и сводится к тому, что часть государственной пошлины по каждому из вновь образовавшихся производств будет уплаченной и останется разрешить вопрос о доплате недостающей части государственной пошлины по каждому из требований.

При решении вопроса в соответствии со вторым и третьим вариантами государственная пошлина, подлежащая уплате по нескольким (после выделения) требованиям, окажется выше суммы государственной пошлины, подлежащей уплате по одному (общему) исковому заявлению.

Тем не менее, при обращении изначально с несколькими исковыми заявлениями истец понес бы большие расходы, в силу чего обращение в арбитражный суд с иском, содержащим несколько требований, может быть направлено на сокращение истцом расходов по уплате государственной пошлины, а потому сам факт возможности увеличения судебных расходов не должен являться основанием для принятия первого варианта.

Члены научно-консультативного совета в письменных отзывах высказали следующие позиции по указанному вопросу.

Арбитражный суд Свердловской области поддержал третью позицию о пропорциональном разделении уплаченной суммы государственной пошлины.

Зав. кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ В.В. Кванина признала более обоснованной первую позицию о недопустимости пересчета суммы государственной пошлины при выделении требований в отдельное производство.

Аналогичное мнение высказано доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности ЮУрГУ Камаловым О.А.

В ходе обсуждения данного вопроса на заседании научно-консультативного совета члены НКС разделились во мнениях относительно варианта разрешения вопроса об уплате государственной пошлины в рассматриваемой ситуации, в результате чего научно-консультативный совет пришел к выводу о том, что вопрос подлежит дополнительному изучению и дополнительной проработке.



[1]  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.04.2005 по делу А43-4707/2003-31-182, постановление ФАС Поволжского округа  от 13.11.2007 по делу А49-3569/07.

[2] См. напр. постановление ФАС Уральского округа от 23.03.2009 № Ф09-1397/09-С3 по делу № А76-8998/2008-33-194 (определением ВАС РФ от 22.07.2009 № ВАС-8942/09 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ); постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.05.2008 по делу № А17-6144/2007-05-20 (определением ВАС РФ от 07.08.2008 № 10053/08 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ); постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.07.2008 № А33-9185/07-Ф02-2808/08 по делу № А33-9185/07; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.08.2009 № Ф04-3927/2009(9860-А45-27) по делу № А45-14608/2008-59/299; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.05.2009 по делу № А53-13948/2008-С5-23: постановление ФАС Уральского округа от 19.05.2009 № Ф09-3131/09-С3 по делу № А76-27518/2008-33-806/18; постановление ФАС Уральского округа от 16.02.2009 № Ф09-464/09-С3 по делу № А76-5994/2008-46-131; постановление ФАС Уральского округа от 27.01.2009 N Ф09-10579/08-С3 по делу № А76-6969/08.

[3] Постановления Президиума ВАС РФ от 10.11.1998 г. № 4747/98, Президиума ВАС РФ от 01.09.1998г. № 1509/98, ФАС Волго-Вятского округа от 01.04.2009г. по делу А43-17205/2008-8-651, ФАС Волго-Вятского округа от 16.03.2009г. по делу А29-5992/2008,  ФАС Западно-Сибирского округа от 26.08.2009г. № Ф04-4872/2009,ФАС Западно-Сибирского округа от 15.06.2009г. № Ф04-2531/2009, ФАС Московского округа от 30.09.2009г. № КГ-А40/9773-09, ФАС Московского округа от 30.09.2009г. № КГ-А40/9626-09, ФАС Поволжского округа от 18.09.2008г. по делу А57-22036/07-132, ФАС Северо-Западного округа от 23.09.2009г. по делу  А56-39348/2008, ФАС Северо-Кавказского округа от 07.09.2009г. по делу А53-19482/2008, ФАС Уральского округа от 28.04.2009 № Ф09-2363/09-С4, ФАС Уральского округа от 16.09.2008г. № Ф09-6710/08-С4.

[4] Далее также ВАС РФ.

[5] Названный пункт из Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.1996 № 9 исключен. См. Специальное приложение к "Вестнику ВАС РФ", N 11 (ч. 2), 2003.

[6] Определение ВАС РФ от 13.01.2009 № 16922/08, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 15.09.2009 по делу А29-10157/2008, ФАС Западно-Сибирского округа от 28.09.2009 № Ф04-4948/2009, ФАС Северо-Кавказского округа от 03.09.2008 № Ф08-5031/2008, ФАС Поволжского округа от 07.10.2009г. по делу А65-19888/2008.

[7] Постановление Президиума ВАС РФ № 15148/08 от 28.04.2009.

[8] См. напр. определение ВАС РФ № ВАС-11-9999/09 от 24.09.2009, постановление ФАС Дальневосточного округа № Ф03-4911/2009 от 25.09.2009, постановление ФАС Северо-Кавказского округа № А32-8291/2009 от 07.10.2009, постановление ФАС Северо-Кавказского округа № А32-163/2009 от 08.10.2009, постановление ФАС Северо-Западного округа № А21-5804/2008 от 28.08.2009, постановление ФАС Поволжского округа № А65-5708 от 01.10.2009.

[9] Решение Арбитражного суда Челябинской области от 07.10.2009 по делу № А76-14176/2009.

[10] Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М.: Городец, 2000. С. 118; Улетова Г.Д. Элементы иска: понятие и практическая значимость // Сб. Иск в гражданском и арбитражном процессах. М.: Институт государства и права РАН, 2006. С. 73.

[11] Гражданский процесс: Учебник. 3-е изд., испр. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец-издат, 2000. - С. 191 (автор главы - проф. С.А. Иванова); Гражданский процесс: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. М.: Изд-во БЕК, 1999. С. 227 (автор параграфа - Н.И. Масленникова); Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 295.

[12] См., например, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.09.2009 по делу № А56-16599/2009.

[13] См.: Демин А.В. Апелляционная жалоба в налоговом процессе. – 2009. // КонсультантПлюс.

[14] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.06.2009 по делу № А66-10119/2008.

[15] Владимирова Г.А. Применение мер льготирования оплаты госпошлины.// Налоговые споры: теория и практика. – 2009. - № 10. – с. 38-39.

[16] Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.09.2009 № ВАС-11795/2009.

[17] Решетникова И.В., Курганникова И.В. Судебные расходы в арбитражном процессе: комментарий и постатейные материалы к главе 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. – «Волтерс Клувер», 2008.

[18] Решение Арбитражного суда Челябинской области от 21.09.2009 по делу № А76-12592/2009-2-732; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 03.08.2009 по делу № А60-11547/2009-С1.

[19] Решения Арбитражного суда Свердловской области от 15.04.2008 по делу № А60-4811/2008-С4, от 03.07.2008 по делу № А60-14368/2008-С3, от 07.04.2009 по делу № А60-40380/2008-С1.

 
Создание и дизайн сайта
Lab.NET
Copyright © Арбитражный суд Челябинской области, 1999-2006.
Адрес:  454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2
Карта сайтаВерсия для печати